Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

Мишка, между тем, продолжал:
- Во-от. Москва-то заводил основных, типа Смелкова, изъяла оперативно. Иначе, мол, "северного ветра" не будет. Но основные репрессии как раз пошли после начала Минского перемирия. Как корпуса начали формировать – тут всю махновщину и пошли в рамки брать. Кто-то в рамки сам пошёл, кого не взяли, а кому и крестик на лбу нарисовали… Кому по делу, а кому... Вон, как Сан Санычу…
Алексей дёрнулся. Снова? Даже возвысил голос, что для разведчика, в общем, - прокол:
- Ты намекаешь, что его – наши?
- Не ори, во-первых, - отрезал Михаил. – Не дома. И дома… Сам знаешь.
Несколько шагов прошли молча.
Тишина стояла такая, что уши хотелось снять и спрятать за ненадобностью. То есть совсем тихо не было. Какие-то обычные звуки город, хоть и прифронтовой, издавал. Тем более – Новый год, праздник. Но не было сегодня даже этих привычных погромыхиваний, будто дверь в подъезде бухает на мощной пружине. Это под Станицей и вдоль Вергунки беспокоящий огонь ведут, несмотря на перемирие. Но сегодня молчат. И ни один звук разрыва не нарушает больше эту густую, тёмную, тягучую и сладкую тишину…
- Ладно, прости, - буркнул Алексей. – Не томи.
- В общем, смотри, - медленно, словно тоже зачарованный тишиной, проговорил Митридат. – Я тебе про донецкие дела за то напомнил, чтобы ты видел, как оно подспудно происходит. У нас – казачкам благодарность – всё поделилось сразу, а потому мирнее. Ну, внешне все вроде как на ножах, и своя власть у всех, - но это же делает все эти разборки между собой… Блин, захотелось даже сказать – дипломатическими. Но, в общем, так и есть. У Сонного там в Стаханове разные дела творятся, и нехорошие тоже. Лозицынские казачки в октябре переворот устроили в Красном Луче. Но до времени это всё были – их дела. Как бы…
А с месяц назад это всё начало пересматриваться. Помнишь, Антрацит, 28 ноября?
Алексей подумал:
- Ну да, помню. Ты ещё говорил, что была какая-то провокация, в ходе которой в разборке с казаками оказался замешан спецназ, но неясно чей. И жертвы были.
- Да, - подтвердил Михаил. – Завалили там коменданта города. И зама его. Сложные были ребята. Но факт, что началось.
- Если так, как ты говоришь, то чего там неясного, чей спецназ? - покачал головой Лёшка. – Знаем мы все наши спецназы. Луганские. Если не ваш, гэбэшный, то лично я вопросов больше не имею… Но Сан Саныч-то при чём? Этот всё же – реальный герой. Сколько диверсантов укропских отловили в Луганске в августе! Да и человек хороший…
- Там сложнее всё, Лёшка, - досадливо пробурчал Митридат. – Там уже цели такие замешаны, что выше отдельных личностей. Я это, кстати, тебе, главное, и хотел донести. Чтобы ты понял, во что замешан оказался.
- С хрена ли я-то замешан? – проорал шёпотом Алексей. – Я, блин, с октября уже, с после боёв у Смелого, не при Бэтмене! Я в корпусе уже больше месяца! Меня вообще хохлы подорвали! При чём здесь я?
- А при том, брат, что у нас дела любят комплексно крутить. Вот замешан в чём-то Бледнов – надо побольше народа вокруг него в дело вкрутить, так оно солиднее получается. Это же Рауф дело ведёт, у него же школа настоящая хохлястая! У нас с ним… - Мишка осёкся – видимо, какая-то служебная тайна едва не сорвалась с его губ.
- Да в чём замешан-то Бледнов? – всё тем же шёпотом, но окончательно взорвался Алексей. –Ходишь вокруг и около, а на что намекаешь? На сепаратизм? Так он им не был! А уж я-то, из Москвы приехавший, - вообще смешно!
- Да ни в чём, ё, он не замешан, на…! – тихо рявкнул Михаил. – В политике только! В политике он замешан! Сильный слишком, конкурентом неизбежно становился бы! Вот и нашли за ним…
- Чего-чего-чего? – быстро переспросил Кравченко.
- Были грешки, - нехотя протянул Митридат.
Помолчал, потом продолжил:
- В общем, по Сан Санычу так. Смотри, только тебе говорю, больше не передавать никому.
Бледнов в середине ноября ездил в Москву. До ЦК его не допустили, но через кураторов донесли недовольство тем, что, мол, он политически неуправляем, подрывает единство республики своими контрами с Главой и так далее. Это отсюда на него нажаловались, - уточнил Митридат. – От первого пошло, а куратор в целом подтвердил…
Он помолчал. Они вышли на Коцюбинского, которая была относительно освещена. Спасибо перемирию. Хотя, если честно, полной светомаскировки Луганск никогда не придерживался. Даже в страшные дни летних бомбёжек.
Справа вдали светящимся конусом высилась новогодняя ёлка на площади перед театром имени Луспекаева. Идиллия! Мирная…
Пошли туда.
- В общем, если убрать подробности, которых тебе не нужно, доводили до него примерно то же, что мы с тобой у тебя на квартире… - проговорил через несколько шагов Митридат.
- Ты намекаешь на?.. То есть всё же – наши? – шёпотом, но настоятельно спросил Алексей.
- Не-не, - замотал Мишка головой. – Как мне сказали, он в целом отбился. И отвечал, что характерно, примерно то же, что и тебе тогда. Ну, там, что он за республику душой и телом, что нет большего государственника, чем он, ни в какие сепаратные игры не играет, и постом в 4-й бригаде доволен. Вообще, как мне сказали, довольно связно и убедительно отвечал. С Сотницким никаких тёрок больше не устраивает и не собирается – не по рангу, мол, и он это понимает. Но…
Он помолчал.
- В общем, в Москве пожали плечами и сказали: "Коли так, проблем нет, воюй", - продолжил затем. – Но в целом другие вопросы вокруг него всплыли…
- В Москве? – уточнил Алексей.
- Да везде! – отмахнулся Мишка. – Москва ж не напрямую в наших делах участвует! Тут своих полно, которые посредничают, – и советники, и кураторы… Особенно один, я тебе не буду про него говорить. Двух маток посасывает…
Снова помолчал. Будто думал, говорить дальше или нет.
- Ну. Что за вопросы? – подтолкнул его Лёшка.
- Ну-у… В общем, так. Сам знаешь, у укропов вокруг обмена пленными целый бизнес возник. Ужас, что, суки, творят. Даже за двухсотых деньги требуют. Причём и с наших, и со своих. Собственный прайс-лист создали! Столько-то – за внесение в список обмена, столько-то – за доставку тела родным, столько-то – за идентификацию, ежели тело… ну, попорчено.
С нашей же стороны по-разному было. Кто-то одно, кто-то другое делал. По-разному обменивали. "Афганцы" наши хорошо работали, на "минус" заезжали, договаривались. Казаки до сих пор самостийно этим процессом рулят. Ну, и по Сан Санычу возникли вопросы. Что будто игнорирует он приказ об обмене пленных. Причём по причине коммерческой.
Мишка наклонился к уху Алексея и ещё сильнее понизил голос:
- В общем, донесли до ЦК, что командир твой бывший пленными приторговывал. Прикинь подставу?
Это, конечно, была гнусность. Нет, не донос такой и не подстава. Война – не детские бирюльки, быстро приучает решать вопросы кардинально. А политикам только дай в руки такой инструмент как война. Донос и подстава покажутся ещё меньшими из зол…
Нет, торговля с врагом была гнусностью. А торговля пленными – вдвойне.
Но был ли Сан Саныч тем человеком, который мог подобным заниматься? Алексей в это не верил. Он, конечно, не был романтиком, человеческую природу он изучил достаточно хорошо. И знал, что война людей меняет, подчас очень сильно. И всё равно не верил, что Бледнов был способен на такое.
- И что? – спросил он глухо. – Подтверждались данные?
- А данные подтверждаются вообще на всех, - качнул плечами Митридат. – Нет у нас пока такого следственного аппарата здесь, чтобы чётко отделить праведные сигналы от злобных  наветов. Да и не в том дело. Дело в том, что давно была дана команда обменять всех на всех. Озвучил Глава, но сам понимаешь, кто ему посоветовал это сделать. Как к нему ни относись, но, грубо говоря, верховный главнокомандующий отдал приказ своим подчинённым командирам сделать так и так. А среди них нашёлся кто-то, кто его послал и продолжил бизнес!
- Бледнов? Точно?
- Да хрен его знает, сегодня-то! – вспылил Мишка. – Расследование покажет! Но я тебе почему про политику-то толкую? Потому, что командир твой был на такой политической позиции, что любым сколько-то обоснованным доносом на него могли, а главное – хотели воспользоваться, чтобы снять угрозу на будущее! С его стороны!
- Значит, Первый дал команду? – подытожил Кравченко.
- От же, блин, упрямый! – прорычал Митридат. – Хер его знает, понял? Команды вообще могло не быть на этих уровнях! Есть политические условия! И они давят! И когда появляется возможность это давление снять, его снимают! Под любым предлогом и любой ценой! Сан Саныч мог быть чист, как ангел! Но он представлял угрозу политическому процессу строительства республики. И дальше кому-то в глубинах аппарата подали материалы. А там резолюцию высказали, даже не наложили: "Разобраться и наказать". Помнишь, как у Высоцкого? – "мой командир меня почти что спас, но кто-то на расстреле настоял…". Это ж война, мне ли тебе ли говорить! Тут всё упрощается, а прежде всего такие вопросы как цена приказа и цена жизни.
Он с шипением втянул в себя холодный воздух через уголки рта.
Потом сказал совсем тихо, хотя тише, казалось, было уже и некогда:
- Потому я тебе всё это и рассказываю, чтобы ты понял: если понадобится для примера засунуть в дело Бледнова тебя, то этих людей не затормозят ни твои заслуги, ни твой уход от Бэтмена по принципиальным мотивам. А потому надо тебе спрятаться у себя в подразделении и не отсвечивать. А главное – молись, чтобы хохлы поскорее войну начали. Война, она всё списывает…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments