Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Европа: конец истории или история конца (полная версия с "Царьграда")

Совсем недавно кульминация мирового исторического процесса прочно связывалась с концом Советского Союза. И, соответственно, победой Запада.

Разумеется, развивший эту идею американский философ-политолог Фрэнсис Фукуяма говорил не о конце истории как набора событий. Речь шла о том, что конец советской идеологической системы являет собой терминальную победу либеральной демократии западного образца и освобожденное от конкуренции распространение ее по миру. А значит, закончено идеологическое противостояние, закончились эпохи войн и революций, и человечество, одухотворенное финальной истиной, заканчивает свою общественную эволюцию.

Немножко упрощенно, но примерно так. Евроатлантические ценности победили, и это окончательно.

Ныне же Европу трясет так, будто она наступила в лужу, куда упал троллейбусный провод.

Вы боитесь? Боитесь? Бойтесь!

Сообщения из Европы полны свидетельств, действительно напоминающих конец истории. Только не мирно-философский, а настоящий, цивилизационный. Когда за массовыми изнасилованиями - не злой похотливый умысел, а обыденное убеждение, что женщина - просто вещь. Ничья женщина - ничья вещь, бери и пользуйся. Когда за тотальным воровством - убежденность, что раз велосипед или товар в универсаме не охраняется, значит, хозяин сам виноват, ибо только дурак не охраняет свою вещь. Как и свою женщину. Когда беспредельное загаживание всего и вся - не злой заговор, а всего лишь перенос своих обычаев на новую осваиваемую территорию.

Наконец, когда эта территория не считается чужой по самому факту, что ты на ней имеешь намерение поселиться. Ведь ты пришел! И значит, все - твое!

Вот из французского Кале, буквально захлестнутого толпами мигрантов из Африки и Ближнего Востока, желающими перебраться в Англию, доносятся характерные свидетельства. Власти сносят нелегальные лагеря этих мигрантов - те грозят массовыми беспорядками: "Мы не уйдем, за нами очень много людей. Они все равно не смогут здесь все разрушить. Это наш город!". "Нас здесь много. И мы сильны, проблемы будут не только у нас!" "Мы сейчас возьмем камни и будем бросать! Вы боитесь? Боитесь? Бойтесь!"…

А у них действительно уже свой город: "Свои районы разделены по национальному признаку, свои законы, главари, имамы, мечети, где непонятно, кого и к чему готовят".

Местное население в ответ вооружается. И требует выдворить пришельцев: "Полиция забрала у меня ружье. Теперь мне нечем защищаться. Теперь только кулаки. Этих мигрантов надо вышвырнуть из Франции. Насильно. Они воруют машины. Я знаю одного человека, на которого напали с ножом".

Конечно, цитировать телевизор (в данному случае, программу "Вести") - дурной тон. Но сама массовость воспроизводства этого репортажа в Интернете свидетельствует о том, что он попал в точку именно своей наглядностью. Иллюстративностью. Картиночностью процесса столкновения цивилизаций.

А это - именно столкновение цивилизаций. И как таковое оно не может закончиться миром. Столкновение двух цивилизаций на одной территории всегда в истории заканчивалось гибелью одной из них. И поеданием победителем останков побежденного.

Каннибализм цивилизаций

Если не брать неандертальцев, которых то ли вытеснили, то ли подъели люди современного биологического вида 30 тысяч лет назад, - тоже своего рода цивилизационная катастрофа, хотя самой цивилизации в общепринятом значении слова еще не было, - то первый зафиксированный в истории пример цивилизационного каннибализма оставила нам так называемая катастрофа Бронзового века. Тот первый "конец Европы" случился в XII веке до новой эры. Собственно, Бронзовый век тогда и завершился. Вместе с тогдашней цивилизацией.

Строго европейской ее назвать трудно - скорее ей подходит название средиземноморской: основные векторы силы тогда представляли собою Египет, Хеттское царство в Малой Азии, Ассирия и Вавилон, Микенская Греция с Критом и Троей. Во всех своих противоположностях эти центры образовывали вполне общее цивилизационное единство. Их мир был хорошо для своего времени развит, экономически специализирован, торгово и коммерчески связан, имел высокий уровень науки и образования, развитое делопроизводство, сложные финансовые институции. Он был глобален, тот мир: торговые пути связывали его со Скандинавией и Афганистаном, с Индией и Китаем, с Алтаем и Прибайкальем, с Британией и Южной Африкой. В известном смысле это был такой же мир, как наш нынешний. В середине XIII века до н.э. цивилизация Бронзового века была на вершине развития и даже благополучия, государства поделили сферы влияния, сформулировали внутренние и международные законы, люди жили в целом в условиях стратегического мира, имея время и материальные условия для совершенствования себя и своих обществ.

И вдруг все это кончилось. Менее чем за столетие на месте цивилизации возник хаос и накрыл собою все. Разрушены мощнейшие государства, вроде Хеттской империи, Микенской Греции, сильно ослаблен Египет. Оказались разрушены и опустели былые мировые центры - Микены, Угарит, Хаттуса. Увяла мировая торговля, торговые пути оказались заброшены и забыты, на громадных пространствах исчезла письменность, промышленность, ремесла, оказались утрачены многие знания и технологии.

Словно кто-то поработал громадным ластиком по карте тогдашнего мира, ввергнув его на долгое время в настоящие "темные века"… Некоторые историки считают то бедствие куда более страшным цивилизационным провалом, нежели даже падение Римской империи.

Многие связывают эту катастрофу с вторжением неких до сих пор надежно не идентифицированных "народов моря". Но это, пожалуй, не совсем верно. Во-первых, их можно было победить, и их побеждали. Во-вторых, даже большие армии варваров не в состоянии сами по себе добиваться разрушения всей цивилизации, да еще представленной такими могучими империями, как, например, Хеттская или Египетская. Можно разрушить государство, пожалуй, - но не весь же тогдашний "первый мир"!

Но это смотря что понимать под агрессией. Основная проблема того мира была такой же, что и сегодня. Одни народы живут неизмеримо лучше других, что вызывает у последних желание присоединиться к более высокому качеству жизни. То есть рождает волны миграции. Такие же, как и нынешняя.

Правда, "народы моря", в отличие от нынешних мигрантов в Европу, были далеко не такими мирными. Без всякой иронии. Они приходили с мечом и копьем и убивали, насиловали, отнимали. Но причины миграции были теми же - грубо говоря, сокращение питательной базы. Только если сегодня этому послужили затеянные Западом "арабские весны" и прямые вооруженные нападения, то тогдашние народы заставило сдвинуться с мест ухудшение природно-климатических условий в конце II – начале I тысячелетий до н.э. Это так называемое среднесубатлантическое потепление. Проще говоря, засуха. Именно она и заставила развалиться земледельческо-скотоводческую срубную археологическую культуру, а ее население - переместиться в более благоприятные местности. Как свидетельствует археология, "в XII–X веках до н.э., по сравнению с предшествующим периодом, в степной зоне между Доном и Дунаем наблюдается десятикратное уменьшение количества поселений и погребений".

И куда в этих условиях податься обедневшему и деградировавшему населению? Как пелось, наверное, еще в тогдашних песнях - "в большие города". Жители которых, конечно же, не откажутся восполнить дефицит наличных продовольственных и денежных средств у грозных воинов Севера. Тем более что их никто и спрашивать не собирался. Твои богатства мне нужны, а ты - нет. Вот и вся конструктивная аргументация.

История показывает подчас замечательную психологическую преемственность, проходящую сквозь толщу тысячелетий…

Но главное в том, что тогдашние "мигранты" воевали, чтобы заселиться. Или заселялись без войны. На основании того потенциала насилия, которым обладали. И потому с ними не связывались, покорялись мирно. Некоторые исторические области в Средиземноморье до сих пор носят имена тех племен: Сардиния, Палестина, Фригия, Ахайя. Некоторые из них остались в нашей культурной памяти - дорийцы, данайцы, этруски, пеласги и другие.

Селились и, разумеется, вступали с цивилизацией в общение. Те же, скажем, шерданы-сардинцы славились как хорошие наемники в египетской армии. Впрочем, они, а также другие "народы моря" поселялись и в Ливии, в союзе с племенами которой воевали против того же Египта.

Нет, разумеется, прямых аналогий быть не может - это только кажется, что история бегает по кругу, как пони в цирке. Тем не менее выкристаллизовался следующий принцип: там, где "мигранты" Бронзовой эпохи не побеждали государства, они самим своим подселением вызывали их упадок - вместе с упадком цивилизации. Да, на ее место приходила другая - как на месте Микенской Греции выросла Греция классической античности. Но это, во-первых, означало все равно цивилизационную пропасть в целые века раздора и последующего нового карабканья вверх, а во-вторых, все равно, это именно другая цивилизация, поселившаяся на трупе первой. Отрезав и съев от него все вкусное…

Очень хорошо эту мысль иллюстрирует второй цивилизационный передел в Европе - во времена падения Римской империи. Историческая, экономическая и геополитическая ситуация близка к первой. Имеются народы, благоденствующие под сенью римских орлов. Их защищает могучая армия, твердые законы, сильная государственная власть, сложная бюрократия. Их кормит переплетенная комплексная экономика, снабжающая всех всем, что потребно, - вплоть до носорогов для гладиаторских представлений.

И есть народы, которые смотрят на это благоденствие, желая примерить его на себя. Приемов для успешной "примерки" история человечества нащупала немного: отнять и поделить либо подселиться и вступить, так сказать, в долю. И когда натиск римской цивилизации остановился, достигнув своей динамической вершины - как в отношении личного благополучия граждан, так и в смысле геостратегического равновесия, - тогда в движение пришли мигранты.

Великое переселение народов

Такое символическое название получила вся эпоха. Ее опять связывают с военной интервенцией - будто бы гунны, обрушившись из азиатских степей на причерноморских готов, вызвали лавину переселений, - и опять не вполне справедливо. Натиск варваров на Империю начался задолго до того. И тоже - далеко не всегда это выражалось в прямой военной агрессии. Нет, люди воевали, чтобы вселиться. И по результатам селились. Родами и племенами. Сначала вдоль границ Империи, а затем и внутри них - получая от Рима права так называемых федератов. Других Империя втягивала в свой состав сама - когда приходила с завоеваниями на чужие земли. Третьих вербовала в наемники или пленяла, превращая в рабов.

Итогом стала постепенная "варваризация" самой Римской цивилизации, точнее римско-греческой. В ее тело вгрызались обычаи, верования, бытовые установки варваров. При этом "варвары" - здесь чистый термин, каким было тогда принято именовать весь неримский мир, а на деле "варварские" цивилизации были часто далеки от совершенной отсталости, а иногда способны были поделиться и технологиями с римлянами. И в целом к первым и в первые века нашей эры вокруг Империи сложился широкий Pax Romana из этносов и культур, которые не прочь были при возможности отхватить у римлян толику их богатств вооруженной рукою, но в целом жили с ними в динамическом равновесии, все более склоняясь к цивилизационным заимствованиям от Рима.

Гунны стали импульсом, обрушившим тот мир. Все пришло в движение, все стали воевать со всеми, и Рим, с уже зримо изменившейся идентичностью, не выдержал новых потрясений. Пал он со звоном и грохотом, а на его трупе возникли новые культуры и новые государства. В итоге - новая цивилизация. Та, которая идентифицируется с нынешней - хотя нет, скорее вчерашней! - Европой. Вот только потребовались для этого снова "темные века" - то ли восемь, то ли десять.

Летальный прогноз для европейской истории

Летальный прогноз для Европы пока не всем и не предельно очевиден, ибо история ее мощи и мощь ее истории - вполне оптимистические оценки дальнейших перспектив. Фигурально говоря, и лужа не так уж глубока, и сила тока не так велика.

С одной стороны, так и есть. Что такое даже 1 миллион беженцев, присоединившихся за последний год к могучей европейской семье в 740 миллионов населения? И насколько же велика разница потенциалов - между мирным европейским бытом и катастрофой войны всех против всех, между сытостью и голодом, между победоносными европейскими ценностями и тотальной несвободой Востока? Ну, кажется, да, тряхнет, но в конце-то концов вся логика конца истории ведет к тому, что мигрантская волна расплеснется по Европе, впитается ею, а миллионы человечков-электрончиков с радостью притянутся туда, где все лучше!

Но это если бы не было некоторых странностей, которые не раз уже были отмечены и описаны. Их в прессе не назвал еще только ленивый: и странный беженский контингент, в котором слишком велик удельный вес молодых здоровых мужчин, и явно высокий по меркам Ближнего Востока материальный достаток, и впечатляющая организованность. И эта странная целенаправленность.

Словно все эти беженцы проинструктированы. Или - завербованы.

А может быть, они действительно завербованы? С технической точки зрения поднять сотни тысяч верующих на то или иное дело - это в мусульманском мире вопрос всего лишь соответствующей проповеди на пятничной молитве в мечети. Мы уже не раз были свидетелями того, как вдруг начинались массовые выступления верующих. Беспорядки, подчас даже со стрельбою, происходили из-за действительно оскорбительных для мусульман карикатур или высказываний - но кто бы пояснил, каким образом где-то в Египте, Пакистане или вовсе в Индонезии сразу десятки тысяч людей получили доступ к датской газетенке или грязному парижскому журнальчику с корявыми рисунками?

Ислам вообще - учение дисциплинирующее. И инструктирующее, в том числе. И в бытовых вопросах - тоже. Поэтому в том, что нынешнее "переселение народов" не обошлось без участия духовных лидеров мусульман, сомневаться не приходится.

И тогда, возможно, под видом проблемы беженцев Европа сталкивается с одной из разновидностей джихада. Джихад - это именно то, на что можно враз поднять прихожан в каждой, даже самой маленькой умме, исчерпывающим образом проинструктировав их, какое воплощение их джихад должен получить в этот раз.

Тем самым сразу разрешается целый ряд "непоняток". Ибо бегство, тем более от войны, - это одно. А путь джихада - совсем другое. На нем действительно место и молодым мужчинам, и обеспеченным главам семейств, и образованным интеллигентам, и матерям с детьми. На него действительно отправляются не в домашних тапках и одном бурнусе - все, в чем успел выскочить из разрушенного бомбой дома. Нет, в данном походе на Европу, как видим, участвуют люди, собравшие все нужное и полезное для джихада - от денежных карточек до диплома врача или инженера.

Дело даже не в войне в Сирии. Она - одна из. Да и мы уже точно знаем из многочисленных свидетельств, что под видом сирийцев в Европу двинулись и иракцы, и афганцы, и пакистанцы. И даже - вот сюрприз! - косовские албанцы. Их-то что бросило на штурм западноевропейских границ, когда их именно Европа выпестовала и взлелеяла? Слово "джихад" объясняет и это: косовары - мусульмане…

Целью джихада является утверждение истины и устранение всякой несправедливости. Европа живет сытно, мирно и богато. Что, очевидно, является несправедливым по отношению к сильно обедневшему из-за войн и революций мусульманскому Востоку.

В Европу пошли сотни тысяч моджахедов. Вот и все ответы на массу вопросов…

Так что дело не в войне вообще. Для вставших на данный путь джихада - дело в справедливом перераспределении богатств и спокойствия, накопленных Европою. Они сегодня – моджахеды социальные. И в этом их - или их организаторов и вдохновителей - идейные устремления счастливо сочетаются с искомыми личными благами. Они пришли в Европу за своим. Поэтому они и не просят - требуют. Поэтому гадят в бассейнах и хватают женщин на улицах.

Вот тут, собственно, и открывает свои глаза Бездна, безмолвно, но пристально заглядываясь на Европу.

Даже без всякой войны и резни по образцу "народов моря" или того же взрывного натиска арабов на окружающие пространства в VII-VIII веках нашей эры. Кстати, в последнем случае резня была относительно умеренной. Больше было обращений. В свою веру. Тот самый конфликт цивилизаций, который разрешался поглощением одной из них.

И потому даже без войны и резни уже в сегодняшней Европе можно видеть, чем грозит закончиться конфликт цивилизаций на ее территории. Слияние даже при указанных выше благоприятных обстоятельствах - сытость привлекательнее голода, просто говоря, - все равно процесс взаимный. Да, конечно, "цветные" дистрикты во Франции, куда даже полиция не заглядывает годами - а если заглядывает, то готовя не меньше чем спецоперацию, - в конечном итоге выпускают в общество не малийцев или сенегальцев, а французов. Вот только какие это будут французы?

А какие немцы вырастут в подростковых бандах албанцев в Германии, втягивающих в свой состав благополучных немецких девочек? А какие норвежцы выйдут из сомалийцев, культурно терроризирующих целые города? А какие бельгийцы, когда центр столицы этой страны настолько плотно заселен мигрантами, что напоминает Уагадугу или Ниамей?

Культура Европы, если брать ее в целом, может быть кому-то ближе или дальше, нежели арабская или суданская, но она уже меняется - и именно под давлением культур мигрантов. А не наоборот.

И Бездна глядит именно отсюда.

Потому что не в количестве мигрантов дело. Дело в способности цивилизации переварить и впитать их. Как только с этим у цивилизации возникают проблемы - цивилизация близится к краху. Конец истории действительно подходит. Только сегодня - это конец истории Европы…

Нет, разгром европейской цивилизации еще не завтра. Но волна миграции вбрасывает в Европу все больше людей, которые уже не находят в ней притягательной прелести, коей она когда-то славилась. В ней уже, без войны, идут процессы формирования новых идентичностей. И новые толпы "варваров" и "народов моря" массово и непосредственно включаются именно в них, а не в процессы интеграции и ассимиляции. А поскольку беженцы прибывают настолько организованно, что это заставляет заподозрить, что ведет их в Европу клич джихада, то вывод, собственно, даже не напрашивается, а просто ложится в руки: новое "великое переселение народов" уже происходит, и ведет оно к ускорению смены европейской идентичности.

"Народы моря" пришли. Опять…


Tags: Очерки текущей войны, Политическая философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments