Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

Было ли страшно?
Да вроде нет. Александра уже водили на расстрел. Первый раз – в Афганистане. Какой это был год? Девяносто седьмой, что ли? Да, точно!
А, нет! Тогда в первый раз – в Чечне. В девяносто шестом. Когда они, группа журналистов, чин чином, в сопровождении пресс-офицера, оказались возле комендатуры Гудермеса. Или Шатоя? Нет, Гудермеса, Шатой был позже. А это была весна, грязь непролазная, всё вокруг какое-то серое и тоже грязное. Серое небо, серые горы, серые лица. Уже тогда – это уж задним числом понятно стало – серость лиц солдат и офицеров предвещала нелепый и позорный результат всей той нелепой и позорной войны.
Он, кстати, и сейчас считал ту войну нелепой и позорной. Нет, к армии претензий не было – она делала всё, что могла сделать в том своём состоянии. Претензии были к политикам, которые загнали ситуацию в тупик сначала в Москве, а затем и там, в Чечне. И сами себя загнали. А осознав это, начали, как и положено политикам, судорожно изворачиваться и предавать, пытаясь вывернуться из тупика хоть по трупам, хоть по дерьму.
И все это чувствовали – и армия, тяжко убеждённая, что её предали, и воевавшая только потому, что надо было отбиваться и мстить, и чеченцы, поймавшие кураж и убеждённые в своей правоте.
Вспомнился тот охранник Дудаева, с которым разговорился в кулуарах каких-то – забыл уже! – очередных переговоров в Москве. Тот желал, конечно, покрасоваться перед мальчишкой-репортёром – всё тот же кураж, да, - но, тем не менее, говорил вполне адекватные вещи. 
Вы, русские, странные люди, говорил он. Вы набросились на Чечню, словно звери. За что? Зачем? У нас же - так, если откровенно, - никто по-настоящему не представлял себе Ичкерию вне России. Ну, там, чтобы закрытые границы, в Москву не поехать, деньги разные... Нам это не надо было. Независимость от Кремля - это да. Наша земля - мы решаем, как на ней жить. Это же правильно? А нам за это - по шапке.
"Рассуди сам, - приглашал к осмыслению своей правды охранник Дудаева, с бравадой, кстати, представившийся именно в таком качестве. - Вот захватили какое-то село - что надо делать? Собрать сход, поклониться старейшинам, объяснить, зачем, что и чего... Люди покричат, но смирятся. А что происходит? Русские входят, тут же начинаются избиения, расстрелы, грабежи. Мужчины уходят мстить".
Ну, тут он подвирал, конечно. Именно так и пытались обращаться с мирным населением. Поначалу. А потом выходило, что слово старейшин ничего не значило, и доверившееся им подразделение федералов получало свой кровавый урок. А вот за ним, уносившим свои кровавые сопли, приходили уже внутренние войска. И те да, те действовали, мягко говоря, не всегда гуманно.
Но по результату-то он был прав, тот чеченец, когда утверждал: "И вот это главное, что поддерживает Джохара. Если бы с ним не встали люди - что бы из него уже теперь сделали? А так русские чуть ли не нарочно загнали мужчин в отряды своих противников".
Вот совершенно то же происходит сейчас здесь, на Донбассе. Александр, хоть и недолго тут в командировке – в октябре сменил Витальку Голощёкина, - но поездить по республике успел. И по Донецкой - тоже. И от людей наслушался, что тут творили украинские солдаты. Или нацбатовцы то были – народ не особо вникал. Да что там! – вон осенью заезжали они с Сашкой Лето в Новосветловку. С людьми пообщались, больницу разрушенную посмотрели, в церковь заглянули. И вот хоть всё знали, всё понимали люди – что попали они в августе между молотом и наковальней, что основной урон нанесли им своим обстрелом не укропы, а "отпускники", что это "свои" снаряды попадали в церковь, куда загнали население деревни "айдаровцы", - а вот всё равно с благодарностью вспоминали освободителей. Разве что батюшка, очень интересный, хотя и колоритным его не назовёшь, очень христианин, очень с душою проповедовавший, – пару раз смиренно высказался в том смысле, что стратегия возвращения к России хороша, но тактика хромает, коли она требует обстрела и разрушения жилых домов их освободителями… Но даже и эти люди с содроганием вспоминали две недели торжества карателей в их селении и категорически, категорически! - отказывали Украине в каком-либо дальнейшем праве управлять их жизнью!
Да что там, в Новосветловке! То же говорили в Лутугино, в Красном Луче, в Брянке, в Луганске, наконец! Никогда больше эти люди, населяющие эту красивую землю, не вернутся в состав Украины после всего, что украинцы здесь с ними сотворили!
Это было мнение общее. Даже если не вспоминать о частностях – импульсивных, но очень показательных. Когда, например, по вечной журналистской привычке заострять разговор – для точности – брякнул глупость на блок-посту за Миусинском. В ответ на вопрос: "Пресса? Откуда?" – возьми да и скажи: "А если из Киева?" Надо было видеть только реакцию ополченцев, мгновенно напрягшихся, мгновенно разрезавших его ножами тут же остальневших глаз, мгновенно бросивших руки на оружие…
"Не шути больше так, - посоветовал тогда сопровождавший офицер из военной полиции ДНР, быстрой шуткой примявший эту бестактность. – Тут люди нервные, у них столько счетов к укропам накопилось, что подобных подколок давно понимать разучились…".
А потом оказалось - вполне лёгкие ребята. Вон Ленину, что перед шахтой на постаменте стоит, каску на голову водрузили и тубус гранатомёта прямо в протянутую ладошку вложили. "Главный наш, - говорили. – Вместе с нами тут стоит!". Да, но свежий венок у постамента показывал: это не непочтение и не глумление. Тем более что на груди Ильича закреплена была такая же гвардейская лента, как и на ополченцах. Это были шутки и подначки между своими. Для кого каменный памятник – тоже боец, и "Аглень" он в руке – по делу…
И вот эти нормальные, весёлые ребята тут же сатанеют от одного столько слова – Киев…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments