Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Новый солдат империи

Во второй раз его тащили на расстрел в Афганистане. В буквальном смысле тащили: один солдат вцепился в воротник – хорошо, куртка кожаная была, не оторвал, гад, - а двое ухватили за руки. Самое обидно, что дело происходило в Хайратоне – на пороге, можно сказать, своей страны. Через речку.
Правда, это был девяносто шестой год, и Узбекистан, что лежал по ту сторону железного моста, давно уже был не родной, но это было неважно. В тех обстоятельствах отправляться на тот свет на пороге хотя бы и бывшего Советского Союза было особенно неприятно. Тем более после того как поучаствовал в штурме Кабула с Ахмад Шахом Масудом, полежал под бомбами и даже лично пострелял из "зушки" по талибскому МиГ-21, заменив раненого афганского бойца.
Тоже по дури, конечно, но уж проснулась старая армейская память. Залезать под танк, куда его настойчиво подпихивали растерявшиеся моджахеды Масуда, не хотелось категорически – из МиГа не бог весть какой бомбардировщик, но попади ракетка с его пилона в эту раскорячившуюся возле дувала безвестного селеньица железяку, то это гарантированный закрытый гроб. А если учесть, что он тут один русский, то и в закрытом гробу до родных берёзок не довезут. Тут и закопают. До захода Солнца, по мусульманскому обычаю.
В общем, почти по поговорке: жить захочешь – не только за "зушку" ухватишься…
Вспомнилось…
Ахмед, командир подразделения на этом блок-посту – по рангу ближе к нашему взводному, кажется, - на сложном английском кричит, что левее  масудовские бойцы хорошо продвинулись к Кабулу. Вроде бы даже аэродром в Баграме взяли.
А мы-то почему стоим?
Ахмед посмотрел, как на дурака.
"У басмачей, - ей-Аллах, так и сказал: "басмачей"! – там же блок-пост. Нас эти скалы разделяют и мы друг друга не видим. Поэтому мы по ним не стреляем, а они – по нам. А если мы выдвинемся, они ж нас увидят, начнут стрелять…
И тут из-за скал, с талибской стороны, выплывает автобус, набитый людьми. Гражданский, рейсовый! Кабул - Пули-Хумри - Ташкурган – Мазар-и-Шариф. Пассажиры выглядят вполне спокойно. Шофёр останавливаться не собирается – какие там досмотры, шпионы, диверсанты, вы о чём? Зрелище сюрреалистическое: ещё воронки чуть ли не дымятся, один из воинов демонстрирует  громадный осколок бомбы, вокруг – поломанные квадраты разрушенных домов и дувалов покинутого посёлка… Танк ещё нервно пушкой дёргает. Сзади "Луна" рокотнула, куда-то в сторону Кабула полетела ракета… А мимо всего этого степенно рассекает рейсовый автобус, словно взрослый дяденька проходит во дворе через ватаги играющих в войну детишек!
Представить только: немцы в Снегирях окопались, наши напротив, а рейсовик "Истра – Тушино" знай себе спокойно по расписанию дефилирует…
Однако, фронт…
Однако, и политика.
Когда на КПП было объявлено, что русский журналист хочет встретиться с Ахмад Шахом, изучающие взгляды его боевиков обратились на этакое диво. Причина внимания была проста: Александр оказался вообще первым русским в самом логове "Панджшерского льва"после вывода советских войск. Не считая, правда, тех пленных, кто принял ислам и остался жить здесь. И воевать в рядах моджахедов Масуда. С одним Александр даже познакомился потом. Здоровый рыжий мужик. И он ничего не хотел передать домой…
Да, масудовское логово производило впечатление! Когда тебя просят подождать, пока Масуд проведёт совещание со своими командирами, и в саду его особняка рядом с тобой собираются прокалённые боями бородатые "духи", с явственно источаемым запахом убийств за душой, и искоса поглядывают на тебя, и чему-то усмехаются - ты испытываешь запоминающиеся ощущения… Словно сидишь в клетке со львами - когти у этих зверей покуда убраны, но от мягких лап явственно тянет запахом крови…
Рядом суетится городишко, но "масуды" живут вне его - своим "куренем". За забором, кучно, хотя и в обычных домах, а не, скажем, в палатках. Женщин нет, нет быта. Скотина, мотыга - по ту сторону военного бытия. Зато вооружены все и все - словно на дежурстве. Подтянутые, ладные, бородатые, уверенные в себе, воины Масуда сразу производили впечатление. Здесь мало было той разношёрстности в одежде, которой отличались воины других афганских армий - основная масса была одета не в национальный наряд,  а в хорошо пригнанный камуфляж. Как ни забавно – гэдээровского производства. То есть антикоммунистические моджахеды Масуда были одеты в форму Национальной народной армии исчезнувшей ГДР! Мать история, как же ты прыгаешь!
Или ещё один афганский сюр тех времён: в масудовском лагере встречаются и целуются два выпускника советской военной академии. Один – тот самый Хизбулла - служит у Дустума, другой у Масуда… Э-эх, родился ли в Афганистане свой Шолохов?
Дисциплина у "масудов" железная. Никакого, разумеется, спиртного. Даже курить здесь Ахмад Шах не рекомендует. Всего лишь - но, как сказал один из командиров, к "рекомендации" этой лучше относиться, как к приказу.  И то - когда увидишь, как вскакивают эти много чего повидавшие рубаки, едва в комнату входит Вахит, начальник секретной полиции Масуда, понимаешь, куда делись все недисциплинированные…
Зато сам Масуд - воплощённая тишина и корректность. Та самая корректность, когда сила,  угроза и власть в твоих руках настолько велики, что можно позволить себе полное спокойствие по отношению к человечкам. Но говорил он вещи сенсационные по тем временам.
…Масуд поднимает глаза.
- Хорошо, вот что я скажу частным образом. Мы воевали не против русских! Мы боролись против созданного советскими манипуляциями антинародного режима НДПА. Это же террористы были! Они нарушали наши обычаи, совершали убийства, насилия. Над целым народом насилие! Особенно против интеллигенции НДПА свирепствовала. А советские пришли их поддерживать, по сути, покрывали этот преступный режим. Ваши слепые  коммунистические вожди за своими идеями реальности не видели. Они просто не на тех поставили! Если бы они поддержали не НДПА,  а ее противников, то и сегодня, возможно, оставались бы в Афганистане в качестве советников, строителей, разработчиков ресурсов…
- Но сегодня НДПА уже нет. Значит ли это, что в случае вашей победы отношения между нами и вами могут стать хорошими? Может быть, даже союзными?
- Почему бы и нет? Понимаете, мы же тогда боролись с советскими. Но их больше нет, нет больше того государства, которое пришло нас покорять. На его месте возникла новая страна - Россия. А с Россией у нас никогда не было плохих отношений - ни до её революции, ни после нашей. Так что союз вполне возможен.
- И военный?
- И военный тоже. А что такого?
Как, должно быть, ему хотелось сказать эти слова не простому журналисту, а кому-нибудь из серьёзных, ответственных лиц России. Но не было их рядом. Ответственные вовсю ту самую Россию делили…
Эх, не смог Масуд тогда взять Кабул. Но знакомство с ним было честью. Он был врагом, да. Но он был редким для востока врагом – благородным. Впрочем, лично с Александром он стал другом. По крайней мере, так обозначил генерал Хизбулла смысл церемонии, когда Ахмад Шах подарил Александру свою "масудовку" – традиционную афганскую ермолку с закручивающимися кверху краями.
И вот теперь его прислоняли к глиняной стенке дувала только потому, что какому-то борзому солдатику – да к тому же солдатику Дустума, в гостях у которого Александр только позавчера вкушал бесподобный виноград! – не понравилось, что чужой "франк" повязал себе голову чалмой. Да к тому же по-пуштунски. Нет, ну а что такого? Когда по афганским дорогам едешь на машине, нет лучшего амортизирующего средства для защиты головы при встрече с крышей кабины, чем такой валик вокруг черепа.
Да, глупо было отказываться от сопровождения генерала Хизбуллы. Но тот уж больно торопился в Мазар к своему начальнику с последними новостями и каким-то важным послание от Ахмад Шаха. Да и что, казало, могло произойти здесь, в глубине Дустумовских владений, да к тому же, когда один из его генералов лично сажает своего русского спутника в остановленный на блок-посту "МАЗ"?
Правда, тогда все забыли, что из всех документов у "руси" на руках – только удостоверение "Огонька". Паспорт оставался у министра иностранных дел Дустума – был и такой у "генерала Севера". Уж больно быстро три дня назад сорвались в Джабаль-ус-Сирадж на приглашение Масуда поучаствовать в штурме Кабула. Генерала в сопровождение Дутум выделил, а вот паспорт, отданный для проставления визы, так и остался лежать в Мазар-и-Шарифе. И теперь солдатик – или офицер, по логике, но кто их разберёт здесь? – совершенно взбеленился, увидев вместо понятного документа невнятную красную книжечку служебного удостоверения.
И вот всё равно не было ощущения, что настали последние минуты жизни! Вот не было - и всё! Может быть, тот водитель оптимизм внушил? Буквально полчаса назад был разговор…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments