Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Новый солдат империи

С бандитами Лысого расстались по-братски. Ну, или, точнее, по-братански, как оно у подобного контингента принято. Доехали с ними до поворота на Тошкову. В ней уже должна была их ждать связь от контрабандистов Сто первого. С машиной. С чистыми украинскими номерами.
Сто первый, в гражданской жизни Артём Марташов, был ещё одним приятелем Митридата. И сам по себе являлся личностью известной, даже легендарной. Алексей тоже про него слышал  - как, наверное, и каждый, кто заходил через "ноль" в Изварино.
Там Сто первый начинал – в первые же дни после начала "Русской весны". Под его началом поставили блокпост на входе в Изварино. Вскоре наладили трансграничный обмен. Шла как гуманитарная помощь, так и оружие. Как рассказал Мишка, предложивший привлечь людей Сто первого к операции, тот первым через Краснодон, через территорию Российской Федерации, через свои ходы наладил снабжение оружием из Южной Осетии – "для тех ребят, которые воевали". Тут имелся в виду Смелков, который тогда оборонял Славянск. Смелков в благодарность назначил его комендантом Изварино, после чего Сто первый на вполне законных основаниях стал набирать и вооружать своих людей.
А когда до Изварина летом добрались украинские каратели, он, опять же по словам Митридата - Алексей этого не знал, - "свой дом отдал под огневую точку". В отряде у него было уже больше трёхсот человек. Укропы тогда на какое-то время всё же смогли оттеснить их. Заняли погранпереход, отрезали границу, дорогу на Луганск блокировали полностью. Но ребята Марташова через "ноль" ходили уже два десятилетия, с самой незалежности, так что знали каждую складочку на местности. И трафик пошёл, что называется, степями-полями. А реально – через укромные уголки вдоль границы, которых, в конкретных географических условиях Северного – Изварина – Нижней Гарасимовки и российского Донецка, было более чем достаточно для вдумчивой, хотя и ночной работы. Добровольцев тоже тайно от властей переправляли.
В общем, когда у ребят Сто первого появились даже миномёты, укропам у Изварино резко поплохело. А там и общая обстановка поменялась, киевскую группировку у Изварино, из 72-й, 24-й мехбригад и 79-й аэромобильной бригады состоявшую, окружили и стали интенсивно множить на ноль.
Так парни Сто первого выстояли, а сам он был назначен начальником военной полиции Краснодона и Краснодонского района. Это было понятно: к тому времени под ним ходило уже полторы тысячи бойцов.
Правда, в октябре его сняли, но, как сказал Мишка, "не по злобе", а из высших соображений: "Он ведь у них как папа, у контрабандистов, сам понимаешь".
"Под руководством Сто первого мясо по ночам везут с Украины, - поделился Митридат оперативными данными. -  Договариваются с военными: "Мужики, вы стрелять не будете?" Те: "Нет". Приходит паром, мясо везут, сигареты, всё такое. ВСУшники и комендачи тоже договариваются между собой – жрать-то надо...".
В какой-то мере контрабандисты оказались нужны и выгодны всем – и гражданам по обе стороны линии соприкосновения, и военным, и даже более высоким представителям конфликтующих сторон. Ну и самим себе, разумеется. И даже нацики из нацбатов имели с этого свой гешефт.
Разве что всякая упоротая шелупонь из Киева время от времени вскидывалась, кричала о недопустимости подкармливания "сепаратистов" и наезжала всякими волонтёрскими и журналистскими группами на переправы через Донец или КПП у Станици или шахты "Родина". Иной раз и подбирались к месту действия, показывали потом, как из грузовика вытаскивают мясо и лодками и плотами переправляют его на противоположный берег. А потом жаловались, что "куда ни обращались – реакции никакой". Ещё бы! – тут у всех глухой договорняк, в котором вы ни хрена не понимаете, а ваши киевские расклады – тут всем по фигу. К тому же кто не знает, что и ваши-то наезды все – тоже договорняк, только киевский. Так на фига нам ради ваших тараканов налаженный бизнес рушить?
Хотя польза тоже есть – чем больше наездов и жёстче запреты, тем дороже обходы и привлекательнее бизнес, - но и вламываться в него с дубинкой будет уже перебор. И потому слишком борзые "разбиральщики" внезапно попадали под огонь – как всегда, "сепаратистов".
А ещё, поскольку Сто первый был "наш", как сформулировал Митридат, то "трансграничники" – так, по его словам, они себя называли – благосклонно отзывались на отдельные деликатные просьбы молодой республики. В особенности, когда со взаимным интересом. А кто обеспечивал эту взаимность со стороны ЛНР?
Вот именно!
Мишка и предложил использовать возможности – а главное, лояльность - контрабандистов в операции в укропском тылу. Во-первых, оперативно помочь техникой и информацией. Во-вторых, они могут обеспечить отход. Вместе с мясом, на паромах этих самопальных, возле Станицы. "Ну, а как иначе писателей этих вывозить? – спросил он риторически. - Через шахту "Родина" переться – та ещё лотерея: вдруг всё же досмотрят, несмотря на "грев". Бывают срывы у укропов, они же там к концу смены все наполовину бухие стоят. Через промзону и лесопосадки – ну, можно, наверное. Но там ведь секреты расположение своё каждый день меняют. Не укропы подстрелят, так свои казачки могут. Они теперь злые, недавно в такси стреляли, что с той стороны по лесопосадке пёрлось. А так среди мяса их спрячете – и ладушки! Хрен кто догадается! Разве что намокнут немного".
Мишка же предложил и схему связи через Настю. Так-то укропы мобилы слушают, отметил он общеизвестное. Так что надо всего лишь изобразить общение семейной пары, где муж поехал затариться на подконтрольные украм территории. Соответственно, её вопросы-указания, типа: "Фёдоровна, соседка матери, говорила, что в Новоайдаре цены кусаются, лучше в Старобельске на рынок загляни". – означало, что следы похитителей ведут через первый пункт во второй.
Следы же отслеживала группа, которой управлял тот, первый гэбэшник, что в штаб к Персу приезжал и так в нём и остался сопровождать операцию. В распоряжении МГБ была какая-то хитрая отслеживающая аппаратура, наименования которой гэбэшник не раскрывал, только сказал, что от "шефов" пришла. И отслеживала она, в частности, интенсивность переговоров по мобильным телефонам и в радиодиапазоне. Соответственно, любой выделяющийся из фона информационный обмен брался на заметку, фиксировался по месту, прослушивался, по возможности расшифровывался и так далее. Соответственно, дальше говорившего вели уже по спутнику. Ну, а поскольку те, кто захватил писателей, как-то должны были координировать свои действия с командованием или другими заинтересованными лицами, то проследить, в какое место привезут пленников, можно было вычислить с достаточно высокой вероятностью.
- По этим данным, - уже перед самым отъездом инструктировал Алексея гэбэщшник, - после захвата необычная активность электронного обмена возникла возле Тошковки. Потом в Трёхизбенке. Так что, судя по всему, их повезли через Тошковку в Трёхизбенку. Там база у них, ну, ты сам знаешь. Оттуда пошли по двум направлениям. Одни поехали в Счастье, а другие дёрнулись почему-то в Северодонецк, но город проехали, углубились в лесной массив в направлении Боровеньки. Предположительно, то есть скорее всего, Щедрищево. Что там, мы не знаем. Точнее, до войны был элитный дачный посёлок. Может быть, там размещается командование. Или тюрьма для таких вот важных пленников, не те подвалы в Половинкино. Это, кстати, будет наша просьба вам, ребята, - разведать, что там и кто.
В Половинкино он, кстати, посоветовал не соваться. "Да, операцию тогда надо будет признать провальной, - тяжело вздохнул Мешков. – Но там у них штаб, всё сильно очень укреплено. Попалитесь вы там только, а дела не сделаете. Целая операция нужна, да это не один день нужен на планирование и подготовку…".
Но в Половинкино пленных явно не повезли. А вот куда всё же отправили, было неясно. Сами они на связь с момента захвата, естественно, не выходили, так что мобилы их по сигнатурам было не вычислить. А одни подозреваемые из Счастья переместились в Станицу. А вот другие как раз отправились не в Старобельск, рядом с которым штаб "Айдара", а в Новоайдар. Как и куда они поедут – и поедут ли – оттуда, пока вопрос. Но для дальнейшей передачи информации – товарищ Савина, как и предложил капитан Коренев.
Капитан Коренев выглядел серьёзно и по-боевому жёстко.
- Значит, так, ребятки, - сказал Митридат сухо. – Ваши тёрки на данный момент – наплевать и забыть. Потом разберётесь между собой. А сейчас вы – любящие супруги. Садитесь и воркуйте, как зашифруете сообщения. Где у вас рынок, где магазин, как будете обозначать команду на отход и так далее. Настя мне потом доложит. И побыстрее – время цигель ай-лю-лю!
И улыбнулся. Не по-мишкински, но и не по-ящерски. По-новому. С теплом, что ли…
Настя была отстранена и деловита. На работе самостоятельный котёнок, понятное дело. Достала новые чисты симки, разделила на него с ребятами, на себя с Мишкой и на командира с Кугой. Но это – на крайняк, как решили. Основной трёп – только между ними.
Телефоны тоже, кстати, новые привезла. Нулёвые.
И ни словом, ни взглядом не дала понять, будто помнит, что между ними есть. Впрочем, и без того всё должно быть так и не иначе. Все друг другу понаприказывали всякой ограничивающей дряни, колючей проволокой друг от друга отгородились, ощетинились. А то, что так сильно, до дрожи в руках, хочется её прижать к себе… Потому что как ни отгоняй от себя мысль о возможном крайнем случае – или тут уж точно последнем? – всё же в глубокий тыл к врагу идём… Да хоть отгоняй, хоть нет – перед каждым боем она фоном всё равно в голову садится, эта мысль… И хочется ей вопреки прижать к себе это ставшее родным тельце, растеплить душу в нём своей нежностью, перетащить частичку её к себе, уложить в сердце к самому дорогому… - чтобы там тепло было при воспоминании о том, что здесь осталось…
Но… нельзя и этого. Какое право он имеет снова будоражить этой девчонке душу, отщипывать от неё кусок для собственного обогрева? И если мыслишка эта, фоновая, тыловая, вдруг явью станет, - кто он такой и какое право имеет понуждать её к горю и страданию по нему? И так есть кому страдать, в случае чего, зачем ещё этого дорогого котёнка в это втягивать?
И он тоже был сух и деловит. Только в качестве пароля на "норм" предложил: "Давай, целую". И при штатном возвращении: "Ну, всё, крупой затарился. Готовь нашу постель". Ну, вот захотелось немножко схулиганничать. Что, разве не естественный разговор для супругов?
Настя посмотрела на него внимательно, отвела глаза, наклонила голову, почесала бровь алой виноградинкой ноготка. Потом глянула из-под бровей – показалось, что хмуро, даже зло – и произнесла медленно:
 - Чтобы только это я от тебя и услышала, понял? И никак не иначе…
"А постель?" – хотел схохмить он. И вдруг понял…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments