Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Новый солдат империи

Ничего, как-нибудь переплывём. Не впервой нам преодоление всяких препятствий. Зато потом какой кайф, когда из ледяной воды выходишь, и даже морозный воздух кажется теплее неё!
Предстоящий кайф обломал Шрек.
- А этих-то двоих, освобождённых, куда? – тихонько, сквозь зубы, чтобы не слышали "контрабасы", прошептал он. Похоже, он решил, что у командира есть какая-то задумка по их поводу.
Но командир только матюгнулся про себя. Он-то просто забыл про двух освобождённых ополченцев! Сам же приказал им нишкнуть и тихо сидеть в "буханке" – потому что здоровая паранойя разведчика заставляла не совсем доверять случайным людям. Девчонкам-то верить можно, уж больно натуральная – не разыграешь такую! – ситуация была, в какой их застали. А эти… Мало ли, что за люди.
И вот он про них просто забыл! Блин! Близость своей стороны сыграла опасно расслабляющую роль. Вроде уже дома. А тут близок локоть, да не укусишь! А путь через стылую реку эти ослабленные пленом ребята не выдержат. Да и из его группы – может, справятся ребята, а может и нет. Свело ногу, отстал, в темноте не увидели – и нет человека! А Алексей категорически не хотел терять своих людей. И уж точно – никого из этих дорогих ему парней. За любого из них он сам готов был бы лечь…
И что делать?
Выговори у кислых контрабандистов пять минут на совещание, они собрались у "буханки". Стресс, вызванный позором, прочистил Алексею мозги, убрал излишнюю эйфорию.. Значит, как звучало задание? Найти, освободить и вытащить к своим четверых журналюг. Всё! Это приоритет, остальное – опции. Значит, этих точно переправляем. Вместо четверых – трое, один, по показаниям, убит. Зато на его месте оказывает ценный пленный, способный много рассказать. Значит, его переправляем тоже. С охраною. То есть выявляется следующий приоритет – вернуть собственную группу. И в качестве охранников, и в качестве бойцов, для республики неизмеримо более полезных, чем три девчонки из Счастья и двое пленных.
И сам он должен вернуться, чтобы доложить об обнаруженных обстоятельствах и целях на вражеской территории, подготовить обоснование для рейда по ним и пробить соответствующий приказ. Это тоже ценнее прилепившихся к ним гражданских…
Но при всей  правильности этой логики Кравченко ощущал её подлость. Нет, всё правильно и разумно, но… подло! Не может он их тут оставить! Не по-человечески! Не отмолить потом ни перед Богом, ни перед совестью! Бог – ладно, Он милосерден, как говорят. А совесть – эта точно есть, и милосердия она не ведает…
А тут, словно поддерживая его правильный, но подленький расчёт, ещё и девчонки заныли, отойдя от шока мгновенно меняющихся обстоятельств. Захотели домой – две к родителям, одна к мужу. И что им в Луганске делать, где ни родственников, ни жилья, ни денег? Отпустили бы их ребята, домой хочется!
Ополченцы молчали, дисциплинированно ждали его решения. А что тут решать?
После резни, устроенной в пансионате, укропы начнут искать всех, кто причастен. На девчонок выйдут? Да обязательно! Когда их брали, документы тоже задерживали. И где-то лежат они в этом пансионате. Или кто-то вспомнит обстоятельства, при которых девчонок забирали, пройдут по цепочке. Наконец, опросят людей, и кто-то да поделится наблюдением, что вот у соседей дочка пропадала несколько дней, а тут появилась, да сама не своя.
Нет, о них, бойцах, речи нет – они уже у своих будут. Показания девочек им повредить никак не смогут, даже если и всплывут позывные и имена. Но вот самим девушкам придётся настолько плохо, что даже и представить жутко. Когда вернутся с "передка" дружки убитых бандеровцев. Вон за меньшее что их предтечи с молодогвардейцами краснодонскими сотворили!
Нет, этих точно надо вывозить. Да и – полезное дело – смогут дать они в прокуратуре показания на нацистов-мучителей своих, объявят тех в розыск – лишняя возможность наказать их за преступления.
А родителей предупредим. А то и в Луганск пригласим. А там, глядишь, или в Россию отправят, или к родственникам куда на Украину. Главное – живы будут, а остальное приложится. Молодые ещё, вся жизнь впереди.
Всё это, как мог убедительнее, он изложил девушкам. И уже более настоятельным, жёстким тоном припечатал:
- Если мы вас отпустим, куда вы пойдёте? До города – десять километров! Да там, поди, уже шухер стоит, или вот-вот начнётся. Каратели по улицам будут бегать, а тут вы – ночью, одни, в камуфляже убитых! Рассказать, что будет или догадаетесь? Тем  более, если даже на машине вас отвезти. Ночь, комендантский час, тревога. Они сперва расстреляют машину, а уж затем в неё заглянут. Может, у вас здесь, в Лобачово, родственники есть? Нет? Всё, короче, решён вопрос!
Теперь вы… - он повернулся к освобождённым ополченцам.
Один из них, тот, что постарше, помотал головой:
- А мы, командир, вот что… Мы эту милицейскую машинку возьмём, да и проедемся тут по тылам гадов. Пока они хватятся, пока что – мы уж далеко будем. И от вас отвлечём, если что. Только оружия нам оставьте, да гранат побольше. Если что, хорошо с гадами посчитаемся…
Tags: Новый солдат империи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments