Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Примечание на полях

Словене
Словене (или словене новгородские) занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Мологи.
Происхождения они тёмного, мутного.
Нет, с одной стороны, всё говорит за нормальное, славянское происхождение. Имя сохранили – славян. Летопись древнерусская относит их – к славянам. Захоронения, по которым и археология их культурой новгородских сопок заовётся, - позднеславянские, курганные.
А в то же время надёжный – в данном случае, ибо своими глазами читаем мы речь навгородскую, на грамотах берестяных записанную – лингвистический марер показывает, что много западнославянских элементов в речи той. Один выжига – из энтузиастов – высказался даже, что, мол, по-польски говорили новгородцы. Поляками были. И черепа у них – не наши, прямо скажем, черепа. Те же краниологические серии археологи находят в могильниках Нижней Вислы и Одера, а также Мекленбурга и однозначно причисляют их к ободритам. То есть по локализации судя, это Osterabtrezi «Баварского географа», ободриты восточные. Ободриты или, как их ещё называют, бодричи на Балтике сыграли большую роль в истории. У них было столько «бодрости», что со своими славянскими же соседями лютичами они самозабвенно и люто резались лет четыреста. Покуда их обоих благодарно не вырезал сумрачный германский гений.
Ободриты, конечно, - не от «бодрости». От Одера – об-Одер-иты. Поодерцы. Откуда, возможно, и бодричи – если последние вообще не из «народной» этимологии. Насколько известно, пришли они на берег моря все из того же «угла» пражской культуры, откуда выплеснулся на Византию славянский поток. То есть из западной её части. И потому открытм вопрос остаётся – то ли вышли славяне непосредственно из праго-корчакцев и разошлись с будущими ободритами по азимутам. Оттого и имя славянское вынесли. То ли уткнулись сначала вместе с теми в верые воды Балтики и уж затем отчего-то выбрали северный Путь. А может, ободриты из славян – словен будущих новгородских вышли. Только не на север – на запад пошли.
В общем, не очень понятные по происхождению люди. Более того. Если предыдущая группа в купальниках, племена лука-райковецкой культуры, свои «национальные» различия приобрели на месте сидючи, развивая местную традицию, - то словене шли к своей новгородоской ипостаси довольно извилистым путём. Они не могли пройти мимо балтов – но прошли. Можно с уверенностью полагать, что получили они от балтов отпор – как некогда готы. Даже если и победили их – поняли, что житья вместе всё равно не будет. Такая уж порода – самостоятельно жить не могут, но все чужаки ему мешают жить самостоятельно.
А далее, обтекая балтов, неизбежно должны были славяне к Смоленской области уклониться. Где мы и замечаем сразу две вещи:

- в рамках конца VII-VIII в.в. над обитателями этого края нависла серьезная опасность. Повсюду стали сооружаться многочисленные городища-убежища... В конце I тысячелетия н.э. все эти городища-убежища погибли от пожара... Гибель городищ-убежищ, по нашему мнению, следует поставить в прямую связь с появлением в области Смоленского Поднепровья многочисленного нового, вероятно, кривичского населения –

-и –

ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировался не в районе озера Ильмень, как, кажется, можно ожидать, а в Смоленской области.

Доказательств, конечно, нет никаких, но я бы связал эти два эпизода. И именно что не вокруг кривичей, которые, вообще говоря, прошли на север раньше. Ещё точнее, прошли на север раньше те, кто лёг одним из камней в фундамент кривичей. Те, кто нёс с собою биологические признаки славян дунайско-балтийского региона и сведения о том, как там строились крепости провинциально-римского характера. Те люди, которые здесь, на балтском пограничье, в Белоруссии и Смоленской области, сформировались именно как кривичи. С участием –
- да, с участием всё тех же венедов.
Причём эмигрировавших из области непосредственно киевской культуры.
В самом деле –

Комплекс культуры длинных курганов Северной Беларуси ранней стадии имеет местные корни в памятниках III-V вв., в которых присутствует в качестве индикатора расчесанная керамика.

Длинные курганы, напомню, - отличительный признак кривичей. И киевцы с их расчёсанной керамикой оказываются их предками.
Далее –

- носители культуры ранних длинных курганов около середины 1-го тысячелетия н.э. продвинулись из Северной Беларуси на Псковщину и в верховья реки Великой.

При взгляде с другой стороны –

- могильники культуры длинных курганов обнаружены в восточной части Новгородской земли в бассейне реки Мологи. Население это было пришлым, явилось здесь в V веке, видимо, с Западной Двины и верхнего Днепра.

В то же время -

- открытие курганных могильников середины - третьей четверти I тыс. н.э. в Белорусском Подвинье делает уязвимым положение о северо-восточнославянской (кривичско-новгородской) колонизации Смоленской и особенно Полоцкой земель.

Таким образом, непротиворечивое объяснение этим археологическим свидетельствам одно: после V века, скорее всего, в VI, кривичи складываются в Белорусском Подвинье на базе пришлого европейского народа – не славянского! Ибо в «синодике» летописца их нет. Какого-то европейского, - а также местного элемента, близкого к киевской культуре, то есть венедов. Потому для латышей славяне – krievs, ибо с их точки зрения кривичи оказались частью венедов, то есть славян. Кроме того, в этногенезе этого народа присутствовали также какие-то балтские и финские элементы (ибо есть тому также свидетельства).
Затем под чьим-то давлением – мы уже знаем, но пока не скажем – кривичи сдвинулись частью на север и дошли через Псков до Ладоги, частью – на восток, где получили дополнительный заряд венедства и стали заметно для окружающих отличаться от своих псковских сородичей. А для нас воплотились в культуре смоленских длинных курганов. Частью же кривичи остались на месте и стали полоцкими кривичами.
Ну, собственно, понятно, что не они пожгли поздних венедов тушемлинской культуры. Если кривичи были здесь давно – а они были здесь давно, - то единственный, кто проходил эти места в соответствующее время, были словене. А то, как они сожгли Ладогу – до последнего человека, что достоверно показывает археология, - свдетельствует, что по меньшей мере одна из христианских заповеденй не по их душу была писана. Уже если Фессалоники они вырезали не просто со страстью, а даже с художеством, то отчего они должны были гуманно относиться к кривичам да венедам?
Ну, а далее славяне – словене – двинулись из этих венедских палестин на север. К Ладоге, которую они вскоре сожгут. Возможно, по следам кривичей и пошли. То ли досадили те им сильно, то ли венеды-тушемлинцы перешли к известной им партизанской войне. Вместе с кривичами смоленскими, скорее всего. Сказать об этом ныне ничего нельзя. Но факт, что словене далеко не слишком добровольно покинули эти места, ибо впоследствии несколько раз пытались вновь реколонизировать эти пространства. Точнее, на эти уже не претендовали, но на рубеже IX-X вв. новгородские словене заметной массою пошли расселяться в юго-восточном направлении. То есть обходя Смоленск – на Волок Ламский и будущее Подмосковье. Именно они, зайдя допольнительно в Волго-Клязьминское междуречье, тогда зажали балтскую голядь – голиндов – в западном Подмосковье. Видимо, что-то подозревали насчёт будущего вступления в НАТО. В XI веке, уже вместе со смоленскими кривичами с верховьев Днепра словене снова надвинулись на голиндов. После чего ареал бытования несостоявшихся членов НАТО сократился до района между Рузой, Сходней и Воскресенском. Затем их сократили до нуля. Что, в общем, доказывает правоту тех балтийских политиков, кто рвался под зантик Североатлантического договора. С другой стороны, а нам на фига нужны F-16 на аэродроме в Луховицах?
Как бы то ни было, первоначально словенам достался хоть и обширный, но худородный кусок земли между Ильменем и Ладогой. После первоначальных успехов выяснилось, что тут, в окружении финнов и кривичей, не больно-то забалуешь. Пришлось задорным ободритам находить компромиссы. Каковые нашлись сначала в форме сотрудничающих, но практически не сожительствующих «концов» в городах – сначала Ладоге, затем Новгороде, или находящихся в тех же вооружено-сосдеских отношениях рядом лежащих посёлках. Как в Новгороде же, которых из таких посёлков и был позднее собран.
Где они При этом они наступали на смоленско-подмосковных балтов – летописную голядь - с севера и северо-востока.
Собственно, именно словенам, с их звероватостью, приводящей не к ассимиляции инородных племён, а к вооружённому нейтралитету с ними, мы и обязаны тем, что стали русскими. Ибо именно это неустойчивое равновесие на земле – прямо-таки звало любого умелого лидера обернуть его себе на пряники и власть. Что и было однажды реализовано руссами. Был ли во главе их легендарный Рюрик или кто другой – но сухой язык археологии докладывает, что нечто похожее на описанную в летописи войну род на род здесь произошло. И что в результате здесь оказались скандинавы в роли сначала действующей, а затем и руководящей силы. После чего был достигнут окончательный компромисс.
Правда, словен после этого не стало. И кривичей. И финнов, что в той первой Смуте участвовали.
Все стали русскими.
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments