Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Откуда взялись русские. 49

Другие настоящие славяне

Кто у нас ещё остался из настоящих славян? -

- Се бо токмо словѣнескъ языкъ в Руси: поляне, деревляне, -

- этих посмотрели -

- новъгородьци, полочане,

- этих помечаем, -

- дьрьговичи, -

- этих тоже знаем, -

- сѣверо, бужане, зане сѣдять по Бугу, -

- посмотрим, как сидят, -

- послѣже же волыняне –

- готово.

Итак, первые новгородцы. Иначе говоря, словене новгородоские.

Словене
Словене (или словене новгородские) занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Мологи.
Происхождения они тёмного, мутного.
Нет, с одной стороны, всё говорит за нормальный, славянский корень. Имя сохранили – славян. Летопись древнерусская относит их – к славянам. Захороненпия, по которым и археология их культурой новгородских сопок заовётся, - позднеславянские, курганные.
А в то же время надёжный – в данном случае, ибо своими глазами читаем мы речь навгородскую, на грамотах берестяных записанную – лингвистический марер показывает, что много западнославянских элементов в речи той. Один выжига – из энтузиастов – высказался даже, что, мол, по-польски говорили новгородцы. Поляками были.
Между прочим, не совсем и врал:

Еще в прошлом столетии исследователи обратили внимание на близость религиозных воззрений, преданий, некоторых обычаев, а также географической номенклатуры новгородских словен и славян Польского Поморья. Было высказано предположение о расселении славян Приильменья из области нижней Вислы и Одры. В 1922 г. Н.М.Петровский выявил в древних новогородских памятниках письменности бесспорно западнославянские особенности. Позднее Д.К.Зеленин указал на западно-славянские элементы в говорах и этнографии русского населения Сибири - выходцев из
Новгородской земли.
Об этом же говорят черты сходства в домостроительстве Новгородского и Польско-Поморского регионов, а также в оборонном строительстве: детали городен новгородского вала XI в. и новгородского детинца имеют параллели среди военно-защитных сооружений полабских крестьян.

И черепа у словен – не наши, прямо скажем, черепа:

Узколицые суббрахикефалы Новгородчины обнаруживают ближайшие аналогии среди черепов балтийских славян, например – черепа ободритов, имеющие незначительную разницу в элементах… Это объяснимо тем, что и те и другие восходят к одним мезолитическим предкам.

Словом, те же краниологические серии археологи находят в могильниках Нижней Вислы и Одера, а также Мекленбурга и однозначно причисляют их к ободритам. То есть по локализации судя, это Osterabtrezi «Баварского географа», ободриты восточные. Ободриты или, как их ещё называют, бодричи на Балтике сыграли большую роль в истории. У них было столько «бодрости», что со своими славянскими же соседями лютичами они самозабвенно и люто резались лет четыреста. Покуда их обоих благодарно не вырезал сумрачный германский гений.
Ободриты, конечно, - не от «бодрости». От Одера – об-Одер-иты. Поодерцы. Откуда, возможно, и бодричи – если последние вообще не из «народной» этимологии. Насколько известно, пришли они на берег моря всё из того же «угла» пражской культуры, откуда выплеснулся на Византию славянский поток. То есть из западной её части. И потому открытым вопрос остаётся – то ли вышли словене непосредственно из праго-корчакцев и разошлись с будущими ободритами по азимутам. Оттого и имя славянское вынесли. То ли уткнулись сначала вместе с теми в серые воды Балтики и уж затем отчего-то выбрали северный Путь. А может, ободриты из славян – словен будущих новгородских вышли. Только не на север – на запад пошли.
В общем, не очень понятные по происхождению люди. Более того. Если предыдущая группа в купальниках, племена лука-райковецкой культуры, свои «национальные» различия приобрели на месте сидючи, развивая местную традицию, - то словене шли к своей новгородской ипостаси довольно извилистым путём. Они не могли пройти мимо балтов – но прошли. Можно с уверенностью полагать, что получили они от балтов отпор – как некогда готы. Даже если и победили их – поняли, что житья вместе всё равно не будет. Такая уж порода – самостоятельно жить не могут, но все чужаки им всегда мешают.
А далее, обтекая балтов, неизбежно должны были славяне к Смоленской области уклониться. Где мы и замечаем сразу две вещи:

- в рамках конца VII-VIII в.в. над обитателями этого края нависла серьезная опасность. Повсюду стали сооружаться многочисленные городища-убежища... В конце I тысячелетия н.э. все эти городища-убежища погибли от пожара... Гибель городищ-убежищ, по нашему мнению, следует поставить в прямую связь с появлением в области Смоленского Поднепровья многочисленного нового, вероятно, кривичского населения –

-и –

ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировался не в районе озера Ильмень, как, кажется, можно ожидать, а в Смоленской области.

Доказательств, конечно, нет никаких, но я бы связал эти два эпизода. И именно что не вокруг кривичей, которые, вообще говоря, прошли на север раньше. Ещё точнее, прошли на север раньше те, кто лёг одним из камней в фундамент кривичей. Те, кто нёс с собою биологические и культурные признаки славян дунайско-балтийского региона и сведения о том, как там строились крепости провинциально-римского характера. Те люди, которые здесь, на балтском пограничье, в Белоруссии и Смоленской области, сформировались именно как кривичи. С участием –
- да, с участием всё тех же венедов.
Причём эмигрировавших из области непосредственно киевской культуры.
В самом деле –

Комплекс культуры длинных курганов Северной Беларуси ранней стадии имеет местные корни в памятниках III-V вв., в которых присутствует в качестве индикатора расчесанная керамика.

Длинные курганы, напомню, - отличительный признак кривичей. И киевцы с их расчёсанной керамикой оказываются их предками.
Далее –

- носители культуры ранних длинных курганов около середины 1-го тысячелетия н.э. продвинулись из Северной Беларуси на Псковщину и в верховья реки Великой.

При взгляде с другой стороны –

- могильники культуры длинных курганов обнаружены в восточной части Новгородской земли в бассейне реки Мологи. Население это было пришлым, явилось здесь в V веке, видимо, с Западной Двины и верхнего Днепра.

В то же время -

- открытие курганных могильников середины - третьей четверти I тыс. н.э. в Белорусском Подвинье делает уязвимым положение о северо-восточнославянской (кривичско-новгородской) колонизации Смоленской и особенно Полоцкой земель.

Таким образом, непротиворечивое объяснение этим археологическим свидетельствам одно: после V века, скорее всего, в VI, кривичи складываются в Белорусском Подвинье на базе пришлого европейского народа – не славянского! Ибо в «синодике» летописца их нет. Какого-то европейского, - а также местного элемента, близкого к киевской культуре, то есть венедов. Потому для латышей славяне – krievs, ибо с их точки зрения кривичи оказались частью венедов, то есть славян. Кроме того, в этногенезе этого народа присутствовали также какие-то балтские и финские элементы (ибо есть тому также свидетельства).
Затем под чьим-то давлением – мы уже знаем, но пока не скажем – кривичи сдвинулись частью на север и дошли через Псков до Ладоги, частью – на восток, где получили дополнительный заряд венедства и стали заметно для окружающих отличаться от своих псковских сородичей. А для нас воплотились в культуре смоленских длинных курганов. Частью же кривичи остались на месте и стали полоцкими кривичами.
Ну, собственно, понятно, что не они пожгли поздних венедов тушемлинской культуры. Если кривичи были здесь давно – а они были здесь давно, - то единственный, кто проходил эти места в соответствующее время, были словене. А то, как они сожгли Ладогу – до последнего человека, что достоверно показывает археология, - свдетельствует, что по меньшей мере одна из христианских заповеденй не по их душу была писана.
Она, заметим в скобках, вообще сильно не по славянскую душу была писана заповедь эта. Вот, например, что делали эти ребята в Византии, по словам уже известного нам Прокопия, современника первых натисков славян на Империю:

войско славян, перейдя реку Истр, произвело ужасающее опустошение всей Иллирии вплоть до Эпидамна, убивая и обращая в рабство всех попадавшихся навстречу, не разбирая пола и возраста и грабя ценности.

Асбада же в данный момент взяли живым в плен, а потом убили, бросив в горящий
костер, предварительно вырезав из кожи на спине этого человека ремни.

Мужчин до 15 000 они тотчас всех убили и ценности разграбили, детей же и женщин они обратили в рабство. Но сначала они не щадили ни возраста, ни пола, но как этот отряд, так и другие с того момента, как они ворвались в область римлян, они всех, не разбирая лет, убивали, так что вся земля Иллирии и Фракии была покрыта непогребёнными телами. Они убивали попадавшихся им навстречу не мечами и не копьями или какими-нибудь обычными способами, но, вбивши крепко в землю колья и сделав их возможно острыми, они с великой силой насаживали на них этих несчастных, делая так, что острие этого кола входило между ягодицами, а затем под давлением (тела?) доходило до внутренностей человека. Вот как они считали нужным обращаться с ними. Иногда эти варвары, вкопав глубоко в землю четыре толстых кола, привязывали к ним руки и ноги пленных и затем непрерывно били их палками по голове. убивая их таким образом, как собак или как змей, или других каких-либо диких животных. Остальных же вместе с быками и мелким скотом, который они не могли гнать в отеческие пределы, заперев в сараях, они сжигали без всякого сожаления. Так сначала славяне уничтожали всех встречающихся им жителей. Теперь же они и из другого отряда, как бы упившись морем крови, стали с этого времени некоторых из попадавшихся им брать в плен, и поэтому все уходили домой, уводя с собой многие десятки тысяч пленных.

Красавцы, в общем. Прокопий, правда, их чуть ли не жалел -

- по существу они не плохие люди и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы

Добрые такие. Уж если Фессалоники эти добряки вырезали не просто со страстью, а даже с художеством, то отчего они должны были гуманно относиться к кривичам да венедам?
Ну, а далее славяне – словене – двинулись из этих венедских палестин на север. К Ладоге, которую они вскоре сожгут. Возможно, по следам кривичей и пошли. То ли досадили те им сильно, то ли венеды-тушемлинцы перешли к известной им партизанской войне. Вместе с кривичами смоленскими, скорее всего. Сказать об этом ныне ничего нельзя. Но факт, что словене далеко не слишком добровольно покинули эти места, ибо впоследствии несколько раз пытались вновь реколонизировать эти пространства. Точнее, на эти уже не претендовали, но на рубеже IX-X вв. новгородские словене заметной массою пошли расселяться в юго-восточном направлении. То есть обходя Смоленск – на Волок Ламский и будущее Подмосковье. Именно они, зайдя допольнительно в Волго-Клязьминское междуречье, тогда зажали балтскую голядь – голиндов – в западном Подмосковье. Видимо, что-то подозревали насчёт будущего вступления в НАТО. В XI веке, уже вместе со смоленскими кривичами с верховьев Днепра словене снова надвинулись на голиндов. После чего ареал бытования несостоявшихся членов НАТО сократился до района между Рузой, Сходней и Воскресенском. Затем их сократили до нуля. Что, в общем, доказывает правоту тех балтийских политиков, кто рвался под зантик Североатлантического договора. С другой стороны, а нам на фига нужны F-16 на аэродроме в Луховицах?
Как бы то ни было, первоначально словенам достался хоть и обширный, но худородный кусок земли между Ильменем и Ладогой.
Археология их отличается рядом собственных особенностей.
Нииболее характерный вид погребения – так называемые «новгородские сопки». Это –

- высокие крутобокие насыпи с уплощенной или горизонтальной вершиной и с кольцом, выложенным из валунов в основании.

Сначала из этих валунов выкладывали кольцо размером под основание будущей сопки. В этих основаниях заметен зольный слой. При этом любопытно, что такие же зольные прослойки есть и в псковских «длинных курганах» кривичей. Есть предположение, что за этим кроются обряды, принятые словенами и кривичами от местных угро-финских народов. В таком случае последние должны были поучаствовать в генезите как тех, так и других. Не тогда ли и «завелась» у будущих русских гаплогруппа N3?
Наиболее ранние захоронения в сопках отмечаются началом VII века. К этому времени словене уже добрались до бассейна Волхова. Захоронения делались только после трупосожжения. Причём кремация, как правило, проводилась на стороне.
Затем, в IX веке, на смену сопкам приходят круглые курганы, аналогичные тем, что появились и у других восточнославянских племен. Правда, словене при этом всё же оставили свой собственным обычай обкладывать основания теперь уже курганов традиционным кольцом из валунов.
Керамика ранних словен также носит на себе следы влияния и финнов, и балтийских славян:

Слабопрофилированные приземистые (низкие, но широкие) горшки с прямым или слегка отогнутым венчиком. Эти наиболее распространённая посуда весьма характерна для финских древностей Восточной Европы. …
Широкогорлые биконические сосуды с резким переломом в плечиках и чуть отогнутые венчики. Подобное в большом количестве находят в нижних слоях Старой Ладоги. Наиболее к ним близки биконические сосуды славян междуречья нижней Вислы и Эльбы.

В то же время эта посуда, конечно, явная наследница и часть пражско-корчакской культуры.
Земля словен – бассейн озера Ильмень. Более 70% их расположено здесь. Далее словене жили в верховья Луги и Плюссы, по верхнему и среднему течению Мологи.
Основным типом поселений были селища, что стояли вдоль берегов рек и озер, при впадении ручьев и оврагов, близ муст, удобных для занятий подсечным земледелием.
После продвижения и расселения словен в этих местах выяснилось, что тут, в окружении финнов и кривичей, не больно-то забалуешь. Как очень верно сказал известный и весьма вдумчивый писатель Сергей Волков, -

Вопреки сложившемуся стереотипу, племена, населявшие этот регион, вовсе не были дикими, малоразвитыми и безобидными. Наоборот, древних карел, емь, весь, эстов и легендарную белоглазую чудь соседи боялись, как огня – это были коварные и жестокие воины, и что немаловажно – их менталитет коренным образом отличался от менталитета индоевропейцев, которые все же имели общие корни и в общем-то схожие верования и обычаи. Отличался по одной простой причине - финно-угры индоевропейцами не были…

Пришлось задорным ободритам находить компромиссы. Каковые нашлись сначала в форме сотрудничающих, но практически не сожительствующих «концов» в городах – сначала Ладоге, затем Новгороде, или находящихся в тех же вооружено-сосдеских отношениях рядом лежащих посёлках. Как в Новгороде же, которых из таких посёлков и был позднее собран.
Собственно, именно словенам, с их звероватостью, приводящей не к ассимиляции инородных племён, а к вооружённому нейтралитету с ними, мы и обязаны тем, что стали русскими. Ибо именно это неустойчивое равновесие на земле – прямо-таки звало любого умелого лидера обернуть его себе на пряники и власть. Что и было однажды реализовано руссами. Был ли во главе их легендарный Рюрик или кто другой – но сухой язык археологии докладывает, что нечто похожее на описанную в летописи войну род на род здесь произошло. И что в результате здесь оказались скандинавы в роли сначала действующей, а затем и руководящей силы. После чего был достигнут окончательный компромисс.
Правда, словен после этого не стало. И кривичей. И финнов, что в той первой Смуте участвовали.
Все стали русскими.
Tags: Откуда взялись русские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments