Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские до славян

Чтобы окончательно убедиться в этом, достаточно посмотреть на бытование разных субкладов гаплогруппы I в Европе и Средиземноморье. Это будет, правда, I2 – по причинам, которые мы попытаемся разобрать чуть позже, но даже в этом перечислении видно, что такое богатство вариантов явно не из бедности популяции проистекает.

Современная территория I2a1a и I2a1b - Иллирия, Италия, Сардиния, средиземноморское побережье Франции и Испании. Распространен, главным образом на Сардинии и среди басков, и редко встречается за пределами Иберии, Западной Франции, на западном побережье Италии и Средиземноморского побережья Магриба. Возраст I2a1a оценивается в 8000 лет.
I2a1b (M423, L178) характерен на Балканах и в Карпатах, с максимальной частотой наблюдается среди Динарских славян (хорваты, сербы и боснийцы), а также в Молдавии и Румынии. Кроме того, в меньшей степени в Албании, Северной Греции, Болгарии, Словакии, Украине, Белоруссии и юго-западной России.
Субклад I2-M26 [I2a2?] это одна из основных Y-хромосомных линий на Сардинии (достигает 40%) и у басков. С низкой частотой встречается также по всей юго-западной Европе: в Испании, Франции, Португалии, Италии. Типична для населения так называемой «архаичной зоны» на Сардинии; также находится с низкой частотой среди населения Юго-Западной Европы, особенно в Кастилии, Беарне и в Стране Басков.
Субклад I2a2 (S33/M436/P214, P216/S30, P217/S23, P218/S32, L35/S150, L37/S153, L181) был известен как I1c до 2005 года и I2b до 2010 года. Предположительно, он связан кельто-германскими народами Северо-Западной Европы, теми, кто строил мегалиты (5000-1200 до н.э.). Разнообразие STR маркеров в I2b говорит о возрасте субклада около 13 000 лет. В настоящее время I2a2 достигает пиков в центральной и Северной Германии (10-20%), страны Бенилюкса (10-15%), а также на севере Швеции. Субклад также имеют от 3-х до 10% жителей Дании, Восточной Англии и северной Франции. Очень редко в Норвегии, что согласуется с тем, что она не была захвачена людьми из Северной Германии.
Гаплогруппа I2b (L416, L417, L418) является очень незначительным субкладом и до сих пор наблюдается всего в нескольких образцах из Германии, Италии и Шотландии. Предполагается, что I2b выделяется из I2 в Центральной Европе, вблизи кромки медленно отступающего ледника около 13 тыс. лет назад, I2b1 — из I2b ещё севернее, на территории нынешней Германии, около 9 тыс. лет назад. Специфически британская ветвь I2b1a выделилась из I2b1 приблизительно 3 тысячелетия назад.
Субклад I2-M223 [I2b1?] характерен для северо-западной Европы и достигает максимума в Германии (Нижняя Саксония). Также встречается в Румынии, Молдавии и с низкой частотой в Восточной Европе. Встречается с умеренной частотой среди населения Северо-Западной Европы, с пиком частоты в районе Нижней Саксонии в Германии; меньшие ответвления ареала также расположены в Молдове и России (особенно во Владимирской, Рязанской и Нижегородской областях и в Мордовии).
Распространения субгаплогруппы I2b1 совпадает с распространением гаплогруппы I1, за исключением Фенноскандии, что позволяет предположить её наличие как минимум в одном из палеолитических убежищ, где также находилась гаплогруппа I1. Отсутствие I2b1 в Фенноскандии может быть связано с тем, что на гаплогруппу I2b1 в наиболее ранних поселениях региона повлиял «эффект основателя» и генетический дрейф из-за её редкости, поскольку гаплогруппа I2b1составляет менее 10 % от всего Y-хромосомного разнообразия населения на указанной территории за пределами Нижней Саксонии.
Распространение гаплогрупп I1 и I2b1 относительно хорошо коррелирует с историческими границами распространения носителей германских языков. Гаплогруппа I2b1 обнаружена более чем у 4 % населения лишь в Германии, Нидерландах, Бельгии, Дании, Англии (кроме Уэльса и Корнуолла), Шотландии, на южной оконечности Швеции и Норвегии, а также в провинциях Нормандия, Мэн, Анжу и Перш на северо-западе Франции, в Провансе на юго-востоке Франции, в исторических областях Италии — Тоскане, Умбрии и Лациуме; а также в Молдавии, в Рязанской области и в Мордовии. Представляется достаточно вероятным, что присутствие I1 и I2b1 в нынешних Франции, Англии и Италии, а также в восточной Европе связано уже с кельтской и германской экспансией, а в доиндоевропейское время эти гаплогруппы концентрировались лишь в северной Европе. Одна из ветвей гаплогруппы I2b1, а именно I2b1a (snp M284), обнаружена почти исключительно у населения Великобритании, что может говорить о его длительной истории существования на Британских островах. Интересно, что с небольшой частотой гаплогруппы I1 и I2b встречаются на территории исторических регионов Вифиния и Галатия в современной Турции, куда их могли принести кельты, мигрировавшие туда по приглашению Никомеда I Вифинского.
Гаплогруппа I2b2 была обнаружена в скелетных останках, найденных в пещере Лихтенштейн — археологическом памятнике Бронзового века в центральной Германии, где также были найдены артефакты культуры Полей погребальных урн. Из 19 мужских останков пещеры у 13 была обнаружена гаплогруппа I2b2, у одного — R1b, и у двоих — R1a. Предположительно, пещера находилась в эпицентре тогдашнего распространения гаплогруппы I2b.
Субклад I2C (L596, L597), вероятно, возник в районе Рейнской области. Его можно разделить на три группы: A, B и C. Группы A и B, предположительно, распространились в кельтской экспансии бронзового и железного веков, наряду с R1b-S116/P312. Группа B географически ограничена в Германии, Швейцарии, Великобритании и Ирландии. Группа С имеет такое же распространение, но также была найдена во Франции, Италии и Норвегии.

В общем, получается то же, что ломиться в открытую дверь: I2, которых вроде бы и не было, или они отсиделись в "Балканском убежище", вдруг массированно распространились по всей Европе. Нет никаких берберов, грозно и настойчиво распространяющих капсийскую культуру вплоть до Ботнического залива и пробивающих колышками черепа тем, кто не хотел осваивать геометричность микролитов. А было относительно большое население с маркёром I, I1 и I2, разносящее капсийские влияния по всей европейской Ойкумене. По той причине, что это – их, в частности, технология.
Кое у кого рождается соблазн соотнести этих I-ребят с мехтоидами – некоей кроманьонской расой, которая и была носителем иберо-мавританской культуры. Может быть. Но у останков

- из Афалу (Afalou) в Алжире (15—11 тыс. л. н.) и Тафоральта в Марокко (23—10,8 тыс. л. н.) определены митохондриальные гаплогруппы H или U, T2b, JT или H14b1, J, J1c3f, R0a1a, H1, R0a2c, H2a1e1a, H2a2a1, H6a1a8, H14b1, U4a2b, U4c1, U6d3[3]. В 2013 году исследование ископаемой ДНК показало наличие в Тафоральте митохондриальных гаплогрупп U6, H, JT и V[4].

Как видим, по матерям судя, мехтоиды в разносчики I не очень-то годятся. С другой стороны, раса эта -

- существовала в период около 10 120 — 8 550 гг. до н. э. -

- и –

- отличались относительно худощавым и мускулистым телосложением, широкими плечами, развитым третичным волосяным покровом, широким лбом, долихо- или мезокранией, крупными и острыми чертами лица (массивной и широкой нижней челюстью, выступающим квадратным подбородком), в некоторых случаях имели особенности строения затылка — на некоторых черепах затылок довольно сильно выступает и по форме напоминает неандертальский «шиньон». В строении носа большой размер и сильно выступающая переносица сочетались с его малой толщиной и тонкими ноздрями. По интенсивности пигментации волос и глаз занимали промежуточное положение между современными центрально- и южноевропейским населением[3].

Похож на некоторых из наших европейцев кроманьонского времени, что уж говорить. Но… возможно, по той самой причине, что мехтоиды мигрировали на территорию Африки с территории Пиренейского полуострова в эпоху последнего оледенения.
А может… Может, никто никуда не мигрировал. Или, точнее, всё те же люди, которые пришли в балканского востока, развивались себе по горам, по долам южной Европы, приваивали и усваивали атерийские, граветтские, мадленские и постмадленские культуры, а затем, по мере отступления ледника с его не любимыми ими тундрами, забирались на север, неся с собою свой расовый тип, свою геометрическую технологию… И свою гаплогруппу I в вариациях.
Кстати, а гщде у нас потерялся прадедушка Хёгни, который I1? Хорошо и мноо разных субкладов I2, а где ж предковая-то линия?
А её действитеьлно… нет! Среди останков мезолита с идентифицированной Y-ДНК носителей I1 реально нет! Но коли над клавиатурой всё же склоняется, начиная с 5-30 утра, реальный я, то, значит, мои предки в это время где-то всё же были. Где?
На этот вопрос мудрый mazzarino отвечает таким предположением:

Касаемо I1 есть подозрение, что сама мутация была несколько позже I2, и надо прежде смотреть на I*. Видимо обе гаплы долго жили вместе, занимая большие территории восточной Европы. Действительно I2 прежде найдена в Швеции, а I1 в Венгрии. Потом сыграло роль бутылочное горло, и на севере выжила I1, а на юге I2. Тут еще интересно присмотреться к Сардинии, где, как я говорю, сохранился "неолитический загончик". На острове, благодаря изоляции и тому, что сардам удавалось долго отбивать нападки римлян, выжили много древних субкладов. В сардинском наречии и ощутим более, чем в каком то из материковых языков доиндоевропейкий субстрат. У сардов современых I наличествует в гигантских процентах, по разным оценкам от 36 до 45%. Но это редкостная I2a1, которая отлична от балканской I2a2. Но обратившись к подробному раскладу итальянских субкладов у Maciamo, найдем очень интересные вещи. I1 сидит в цифрах около 21...22% в Трентино и Фриулии. Т.е. в Альпах I1 выжила гораздо лучше, чем на открытых просторах.

Словом, и по этой линии размышлений получается, что носители I1 если не образовались, то выжили в затерянных среди суровых гор-великанов долинах Альп, и оттуда уже пошли распространяться. Может быть, даже и перемешиваясь с I2 по пути тех к освоению европейских пространств. Тем более, что, как мы помним, совмещались люди не по генетике, о которой не имели представления, а по комплиментарности, то есть по транспондеру "свой – чужой", где сигналом служил свой или хотя бы родственный, похожий язык. Индоевропейские наречия в Европу пока не пришли, и основное население, скорее всего, и говорило на вариантах того языка, которым пользовались люди I. То есть в основе – семито-хамитского.
И вообще, если брать генетику шире, нежели только гаплогруппы, то, как указывает ещё один великодушный читатель черновых строк этой работы Никита Титов, -

у La Brana и Loschbour не только одинаковая мтДНК. Эти люди и по общему геному принадлежали к одной популяции, имеющей условное обозначение WHG. И только Y-хромосома у них отличается.

Напомню, что человек из Loschbour – это тот самый люксембургский парень с I2a1b, который жил 8210-7990 лет назад и по матери нёс объединяющую большинство определённых генетически тогдашних европейцев мт-гаплогруппу U5b1a. А аббревиатура WHG, в свою очередь, означает "западные охотники-собиратели", и это, согласно одной из свежих теорий, - нечто вроде генетических "рас", на которые то ли разбилось, то ли слилось человечество к концу палеолита – мезолиту – началу неолита. В своём замечинии Никита Титов приводит ссылку на статью "Genomic structure in Europeans dating back at least 36,200 years", -

- где делается вывод, что из всех древних геномов образец из Костёнок наиболее близок к геномам мезолитических охотников-собирателей (Лошбор, Ла Бранья), а также к геному верхнепалеолитического мальчика со стоянки Мальта в Восточной Сибири. Это одна мета-популяция.

Вот в составе этой мета-популяции, по всей видимости, и жили-действовали мои предки по линии I1. Больше, собственно, им негде было и хорониться. А уж называть ли их мехтоидами или как-то ещё…
Другое интересно в рамках тематической метацели этой работы – как жили наши предки не с точки зрения научной, а с бытовой. Так вот, оказывается, что в это примерно время, до которого мы дошли – то есть около 8 тысяч лет назад – человеческая популяция в Европе переживает ещё одну непонятную революцию. Оказывается, в это время начался период, в течение которого прервались, исчезли генетические Y-ветви от 94 процентов мужчин. Как показало исследование, результаты которого опубликованы в "Genome Research" и в ходе которого были полностью расшифрованы образцы Y-хромосом 456 мужчин со всего света, где-то в период 8 – 4 тысячи лет назад возможность активно размножиться имел лишь один мужчина из 17 рождённых. Или, корректнее будь сформулировано, лишь от одного из 17 остался потомок мужского пола.
Отчего же так случилось? По данным анализов уже мт-ДНК оказалось, что примерно 8 тысяч лет назад на одну женщину стало отчего-то приходиться гораздо меньше мужчин, чем было до этого, - до одного мужчины на семнадцать женщин. Но тут надо понять: не то чтобы остальных мужчин перебили, а особо ценных производителей держали в клетках и использовали в качестве живого банка спермы. Просто до нашего времени сохранилось потомство вот этих одного из семнадцати мужчин. Остальным размножиться или не дали, или вынесли вместе с потомством, перебив его многочисленным своим. Иными словами, или перебив физически, или оплодотворив куда большее количество женщин, чем раньше. Отобрав их, понятное дело, у оппонента.
Скорее всего, тогда же и исчезли из европейского генофонда все эти парни с С, с F и прочие, ныне ставшие здесь реликтами.
Почему и как это произошло – этот геноцид? Авторы работы ответ нашли в предположении, что во всём оказалась виновата смена парадигмы всей предыдущей жизни человечества. То есть во времена охотнитков-собирателей один мужчина (оставивший свой генофонд, повторюсь!) оплодотворял в среднем четырёх женщин, то теперь – 17. И связано это, по мнению учёных, с тем, что человечество начало в эту эпоху переходить от камня к бронзе, от присваивающего хозяйства к производящему (т.е. от охоты к земледелию), от кочевых стоянок к городам. Изменило, дескать, человечество традиционным ценностям!
Честно говоря, не связывается. К земледелию перешли люди в нескольких центрах – на Ближнем Востоке, в Пенджабе да в Китае. А тут речь о сокращении поголовья производящих потомство мужчин по всему свету. Непонятно.
Но не знаю, как по всему миру, а в Европе мы видим всплеск численности материнской U5 как раз в диапазоне 8 – 6 тысяч лет назад:

Диапазон 50 - 30 тлн                      28%
Диапазон 30 - 20 тлн                      8%
Диапазон 20 - 10 тлн                      44%
Диапазон 10 - 9 тлн                        57%
Диапазон 9 - 8 тлн                          38%
Диапазон 8 - 7 тлн                          62%
Диапазон 7 - 6 тлн                          80%     
Диапазон 6 - 5 тлн                          15%
Диапазон 5 - 4 тлн                          30%
Диапазон 4 - 3 тлн                          22%

Это я посчитал – понятно, с большим допуском из-за неполноты генетических данных, но тем не менее статистически какая-то картина получается. Объяснимо падение численности в диапазоне 30 – 20 тлн – это ледник, и нежные дамы то ли мигрировали, то ли померли от морозов. Понятно и повышение после ледника – мы об этом уже говорили: это явление связано, похоже, с притоком женщин U5 в Европу. Потом некоторое снижение в период 9 – 8 тысяч лет назад и – всплеск! Почему?
А просто на это же время приходится и всплеск популяции мужчин I: 30% от всех находок и 70% от всех носителей мужских гаплогрупп! Коррелируются данные? Пожалуй. Случайность? Как говорится, не думаю.
Тут опять надо обратить внимание на климат. Около или чуть больше 9 тысяч лет назад на Земле начинается очень тёплый и влажный период, называемый атлантическим. Он длился примерно до 6 или чуть больше (меньше, если смотреть по шкале времени) лет назад. Что это означало? Да прежде всего то, что уровень моря – в данном случае нас интересует Средиземное – постепенно поднимался, затопляя многие привычные для тогдашнего человечества ландшафты. В том числе и для мужчин из кланов I. Дошло дело до того, что около 7600 лет назад напор воды прорвал Проливы, и до 40 кубокилометров воды в сутки начало сбрасываться в Чёрное море.
Вот только надо отметить, что аналогичный процесс чуть раньше пережило само Средиземное море – точно так же через Гибралтар прорвались в него воды Атлантического океана. И куда было бедному I податься? Только на земли, что лежат выше уровня моря. Но – для гуманиста это было бы большой нравственной проблемой - там уже жили люди. Однако прадедушка Хёгни-I со товарищи излишками гуманизма явно не страдал, а поскольку владел таким оружием дальнего поражения как лук и стрелы, стал отстреливать аборигенов. То есть пришёл не как покорный беженец, а как, предположим, после окончательной победы Асада в Сирии боец нынешнего запрещённого с России ИГИЛ.
Tags: Русские до славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments