Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Первая битва начавшей войны-3

Военные приготовления сторон

Здесь мы вступаем на зыбкое поле предположений, ибо военные планы зависят от многих факторов, из которых основной – цели войны. Цели же войны нам неизвестны и не могут быть реконструируемы ни из высказываний заинтересованных сторон, ибо эти высказывания всегда ложны, ни из результатов войны, ибо эти результаты всегда понятны, но никогда не предсказуемы.
Тем не менее можно исходить из нескольких объективных факторов.
1. Военные цели Грузии [должны быть]:
- восстановить свой контроль над территорией Южной Осетии и Абхазии;
- на время проведения боевых действий исключить возможность военного вмешательства России и/или других союзников Южной Осетии;
- уничтожить вооружённые силы Южной Осетии и ликвидировать материальную, кадровую и тыловую базу партизанского движения.
2. Военные цели Южной Осетии [должны быть]:
- отразить военное нападение со стороны Грузии;
- в случае нападения Грузии оказаться в состоянии вести боевые действия достаточно долго, чтобы дождаться вмешательства со стороны союзников и общественного мнения;
- при нападении Грузии сохранить достаточно сил и средств, чтобы иметь возможность при худшем развитии событий перейти к партизанской и диверсионной борьбе;
- при начале боевых действий для обеспечения фланговой и тыловой безопасности ликвидировать грузинские эксклавы и административные образования на своей территории;
И та, и другая сторона в случае начала боевых действий становится не заинтересованной в сохранении сил и статуса миротворцев, но становится заинтересованной в использовании их сил на своей стороне. Что необходимо приводит к дезинтеграции миротворческих контингентов и превращение их либо в боевые подразделения воюющих сторон, либо в трупы, либо в интернированные лица.
В соответствии с этими объективно вычисляемыми целями -
1.1. Действия Грузии должны быть:
- изоляция российских миротворцев;
- ликвидация возможности прохода вооружённых сил России через Рокский туннель; через захват и контроль южного портала и его удержание или ликвидацию;
- блокирование югоосетинской группировки, защищающей Цхинвал;
- перехват Транскама и Зарской дороги;
- ликвидация Джавы как командного центра и мобилизационного центра;
- выход вооружёнными подразделениями на границу с Россией и зачистка местности от противника с отжиманием его к отрядам, блокирующим границу с Россией.
2.1. Действия Южной Осетии должны быть:
- сохранение коммуникации между Цхинвалом, Джавой и Рокским туннелем;
- охрана и оборона южного портала Рокского туннеля;
- охрана и оборона командного и мобилизационного центра в Джаве;
- перенос государственного и военного управления в Джаву;
- блокирование обеих значимых дорог против прохода грузинской техники;
- эвакуация экономически и мобилизационно активного населения, основных подразделений вооружённых сил и боевой техники из окружённого грузинскими населёнными пунктами и, следовательно, войсками Цхинвала;
- организация обороны Цхинвала малоценными отрядами ополченцев и милиции с целью втянуть грузин в бои за Цхинвал, а не за более нужную им Джаву;
- опора этой обороны на российских миротворцев и втягивание их в боевые действия на стороне осетин.
Уже из этой картины становится ясно, что ключевым и в то же время не имеющим военного значения пунктом обороны становится Цхинвал. До сих пор его сравнивали со Сталинградом по степени разрушений. Но это сравнение уместно ещё и в плане воспоминаний о неудаче германских войск в их походе на Кавказ в 1942 году, когда они были вынуждены отдать значительную часть сил на захват города, имеющего значение лишь с точки зрения обеспечения фланга. Так и здесь.
По всему грузинам не надо было брать Цхинвал, а надо было всеми возможными силами наступать на Джаву, ликвидируя тем самым связность государственного и военного управления Южной Осетии и саму её государственность. Для чего надо было Цхинвал оставить в тылу и по обеим дорогам выдвигаться на Джаву, одновременно высаживая десант у Рокского туннеля.
Но в то же время грузины не могли выполнять эти задачи, не взяв Цхинвал. В нём оставались значительные силы хоть и не очень боеспособных, но отчаянно мотивированных ополченцев, способных разорвать связь между выдвигающимися к Джаве войсками и группировкой, стоящей перед Цхинвалом. В нём оставались в таком случае и вполне боеспособные силы российских миротворцев, которые также могли и даже должны были силой пресечь боевые действия – или даже просто погибнуть, вынуждая Россию на вмешательство в ситуацию. Наконец, сама возможность для прохода основных соединений тяжёлой техники на Джаву пролегала практически только через Цхинвал – даже для выхода на Зарскую дорогу его необходимо было пройти.
Итак, ещё до начала боевых действий грузинское военное руководство оказывалось в ситуации цугцванга, когда все его ходя не только легко просчитывались противником, но и безальтернативно диктовались географическими и военными условиями.
В то же время южноосетинское (или российское, что в данном случае одно и то же) руководство, судя по всему, так же легко прочитывало намерения грузинского руководства, как если бы то предоставило осетинам карты и планы боевого развёртывания. Что, впрочем, не избавляет от подозрений, что эти карты и планы ему переданы и были. Правда, не грузинами, а русскими. В любом случае –
2.2. Действия юго-осетинского руководства были выверены так, будто оно всё знало заранее:
- из Цхинвала были заблаговременно эвакуированы женщины и дети, а также все ценные работники;
- судя по всему, в Цхинвале не оставалось значимых военных подражделений юго-осетинской армии;
- к моменту начала нападения (или непосредственно вслед за началом) юго-осетинское государственное и военное руководство исчезло из Цхинвала и проявилось в Джаве;
- в Дажве были сосредоточены запасы вооружения и амуниции для добровольцев;
- судя по последующей судьбе грузинских элитных и специальных подразделений, сосредоточенных перед войной на территории Южной Осетии, аналогичные подразделения юго-осетинской армии были рассредоточены возле них, из-за чего грузинские войска были весьма скоро окружены и ликвидированы едва ли не на месте.
1.2. Действия грузинского руководства были выверены прямо противоположным, то есть неудачным образом:
- военные действия начались с «зачистки тылов» так, словно грузинская армия уже продвинулась в глубь Южной Осетии – боевые операции начались против сёл, контролируемых юго-осетинами, а также Цхинвала;
- встретив сопротивление в Цхинвале, грузинские войска остановились и начали артиллерийский расстрел города – действие логичное с точки зрения американских военных инструкторов, привыкших воевать на чужой территории и уничтожать её населенные пункты ради спасения жизней собственных солдат, но совершенно неуместное в рамках «освободительной операции» на «собственной» территории с целью её умиротворения и возврата под контроль метрополии; и именно таким образом Грузия политически проиграла войну, едва её начав, и проиграла бы даже в случае военной победы;
- вместо того, чтобы через ещё сопротивляющийся город по быстро очищенной центральной дороге бросить бронетехнику на Джаву, грузины приступили к зачистке города от сопротивляющихся групп, чем ещё один раз за одну ночь дала противнику время для сосредоточения и организации обороны;
- десант на Рокский туннель не был выброшен – по слухам, из-за предупреждения российской стороны, что в ответ на подрыв туннеля оно сотрёт Тифлис с лица земли – или, если не верить такой чисто военной информационной экзотике, был выброшен, но не сыграл никакой роли, будучи то ли уничтоженным, то ли блокированным;
- вместо того, чтобы по прямой дороге рваться на Джаву, грузинские войска занялись организацией засад, в том числе артиллерийских, на Зарской дороге – словно это они тут были партизанами, а не занимающей территорию армией;
- вместо того, чтобы блокировать по началу и не собиравшихся активно вмешиваться в боевые действия российских миротворцев, выставив против них заслоны, грузинские войска пошли на штурм их позиций, на чём потеряли темп, технику и известную долю боевого настроя; после чего необходимо должны были выделять силы и средства на ликвидацию опорных пунктов миротворцев, а им самим предоставлять полное право взывать к России о помощи.
Каковая и воспоследовала достаточно быстро, решительно и организованно, ибо Россия:
- только что закончила учения по развёртыванию боевой группировки для помощи именно Южной Осетии, но после окончания учений группировку в основном не распустила, а оставила на месте;
- оставила силы для охраны Рокского туннеля;
- оставила часть вооружений в руках юго-осетинских сепаратистов;
- разместила беженцев из Цхинвала, причём никто из внешних наблюдателей в точности не знал, сколько людей оттуда на самом деле вывезли и не брали ли грузины в итоге пустую скорлупку вместо города, - где, впрочем, оставалось достаточно жителей для подставления грузин под обвинение в применении силы против мирного населения и геноциде;
- сосредоточила и снабдила резервы для развития возможной операции по пресечению грузинской агрессии в Южной Осетии;
- сосредоточила транспортные силы, включая силы флота, для переброски резервов в Южную Осетию и Абхазию.
Для контраста следует вспомнить, что Грузия также незадолго перед войной провела учения по отработке будущего вторжения. Но в отличие от русских, сколачивавших группировку собственных войск, грузины отрабатывали взаимодействие с американцами, украинцами и чуть ли не латышами, словно рассчитывая, что в случае начала военных действий те придут им на помощь. Более того, вторые учения в рамках планирования операции против Южной Осетии – но уже с отработкой полицейских элементов зачистки территории – должны были состояться в ближайшем времени с участием англичан. Однако грузинская армия начала войну именно в паузе между учениями, то есть, следовательно, не до конца отработав элементы вторжения.
Зачем Саакашвили осуществил это нападение, и сам ли он дал приказ о его осуществлении, мы, вероятно, скоро узнаем – после неизбежного смещения грузинского президента тем или иным способом. Но что именно – или кто именно – заставил грузинскую армию пойти в безнадёжное и с военной и политической точек зрения не продуманное наступление, мы не узнаем точно никогда.
Tags: Очерки текущей войны
Subscribe

  • Русские среди славян

    3.3. Но и их – встраивали! Уже известный нам Торольв из "Саги об Эгиле" – не совсем "транзитник". Он – сборщик дани от имени своего конунга. Но…

  • Русские среди славян

    3.2. Как налаживаются контакты… Конечно, команда среднего норманнского корабля была в состоянии захватить любую местную деревеньку, а то и городище.…

  • Русские среди славян

    А с будущей челядью как быть? Нет, безусловно, за девками с парнями, положим, поохотиться можно. И даже с успехом. Если неожиданно и изгоном.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments