Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Славяне до русских




Глава 15. Готы

Ушла-то она ушла, но на её (и вокруг неё) пространстве остались древности, которые называют постзарубинецкими. И принадлежали они явно тем жителям, которые пережили и вторжение бастарнов, и их исчезновение под сарматскими клинками. Или разбежались.

А после того как ушли и сарматы — государство Фарзоя оказалось недолговечным, — «партизаны» из состава венедских «разбойничьих шаек» стали возвращаться. По оценкам исследователей, это движение с севера происходило на протяжении II века. Когда и зарубинецкая культура сгинула под ударами сарматов, и сами сарматы ушли в свои злые степи. А время новых интервентов ещё не пришло…

Реэмигранты создали на прежней родине так называемую киевскую культуру. Она поначалу возникла на территории бассейнов днепровских притоков Псёла и Сейма. Это Сумы, Обоянь, Путивль, Полтава.

Образовали её выходцы из среднего Поднепровья, «отчины» скифов-пахарей. Потеснили они при этом племена юхновской культуры (или те сами ушли, археологически не установлено). Кое-что из неё при этом неизбежно впитав. Например, элементы штрихованной керамики. Но

– при наличии определённой преемственности с собственно зарубинецкой культурой и даже нового проникновения некоторых западных элементов, вновь образовавшиеся группы представляют собой явления специфические, не сводящиеся только к зарубинецким традициям. /344/

Ещё бы! Ведь образовывали её не сами «зарубинцы«-бастарны, что представляли собою правящий воинский слой, а земледельцы. В том числе и бастарнские, конечно, но — земледельцы.

Вот как это выглядело.

Жилища все имеют относительно стандартную планировку. Это углублённые на 0,2 — 1 м полуземлянки, в плане прямоугольные, длина их стен в среднем колебалась от 2,5 до 3,5 м, хотя иногда была несколько больше или меньше. Это, вероятно, связано с наиболее распространённым размером брёвен, из которых возводились стены срубной конструкции. В центре жилища располагался открытый очаг, фиксируемый археологами как пятно прокалённой глины или суглинка и скопление углей и золы.

Все жилища расположены компактно, в линию, отдалённо напоминающую улицу. В заполнении котлованов полуземлянок встречены обломки ножей, фибул, шильев, стеклянная бусина. Тазовское второе поселение… с остатками пяти жилых построек было особенно богато находками — это ножи, литейные формы, пряслица, костяной гребень, игла, удила, а также бронзовые проволочные височные кольца и колокольчик. (328)

Опять височные кольца!

Таким образом, киевская культура образована действительно теми самыми местными уроженцами, которые пережили бастарнскую и сарматскую оккупацию, но затем снова вернулись к своей прежней жизни. И выходцами из лесной зоны севернее, обитаемой венедами и смешавшимися с ними беженцами от прежних нападений на земледельческие культуры лесостепи. Начиная ещё, возможно, с киммерийцев.

И, вероятно, именно вторжение готов заставило эти всё ещё на живую нитку сшитые группы репатриантов сплотиться в новую, хотя и наследную прежней, общность. Ибо постзарубbнецкие группы были просто вынуждены потеснее сплотиться, чтобы дать  отпор новым агрессорам. И, что характерно, дали. Но чтобы понимать контекст, в котором действовали годы и люди киевско культуры (и содействовали появлению славян на исторической арене), давайте взглянем на общую ситуацию начала нашей эры.

Примечание про пейзаж перед тектоническим сдвигом народов

Если сделать мгновенный снимок эпохи Европы I — II веков, то можно увидеть, как набирает силу некий хаос. Это ещё не кипение, но уже та стадия, когда в воде под действием нагрева появляются маленькие белые пузырьки, и вода подёргивается мутной, словно туман, завесой.

«Подогревала» всех расширяющаяся Римская империя.

На крайнем западе, в нынешних Испании и Португалии, после гражданской войны 68 — 69 годов, которую поднял Г.Юлий Виндекс против Нерона, и восстания астуров, происходит быстрая урбанизация и романизация. До новой гражданской войны 193 — 197 годов «старые» племена здесь практически исчезли, превратившись, по сути, в римлян. В соседней Франции происходят те же процессы — бурно растут города, значимые и по сию пору (Нарбо-Марциус — Нарбонна, Лугдунум — Лион, Арелат — Арль, Бурдигала — Бордо, не говоря уже о Лютеции — Париже). А параллельно урбанизации усиливается и романизация, несмотря на спорадические восстания. Но территория эта пограничная, и с востока, из-за Рейна, сюда начинают вторгаться германские племена.

Рим ответил в присущей ему манере. Первое поражение германцам нанёс Юлий Цезарь, и граница империи с ними была проведена по Рейну. При его преемнике императоре Августе его пасынок Друз со своим братом Тиберием, тоже будущим императором, перешли реку и перенесли войну на германскую территорию. В 9 году до н.э. римские легионы построили свои лагеря на берегах Эльбы. Но в «зеркальном» относительно рождества Христова 9 году н.э. вождь племени херусков Арминий (он же Германий или Герман) жестоко наказал интервентов, уничтожив в Тевтобургском лесу три легиона и шесть когорт вспомогательных войск. После чего империя была вынуждена втянуть щупальца обратно и, хотя в отдельных походах доходила и до Эльбы, больше не пыталась установить военный контроль над территорией Германии.

Что в простых понятиях тогдашних варварских народов означало фактически приглашение приходить и грабить. Чем германцы с увлечением и занялись. Правда, Рим тоже им спуску не давал, совершая собственные рейды на территорию противника и не давая тому вторгаться в Галлию. И ситуация сама собою шла к взаимоприемлемому консенсусу — германцы поняли, что лучше за блага цивилизации платить товаром и серебром, нежели кровью, а империя — что германцев выгоднее нанимать в солдаты, нежели оставлять их мечтать о грабежах и воинской славе, а затем расхлёбывать последствия этих мечтаний. Но тут всё испортили маркоманны, которые в 166 — 180 годах жестоко атаковали римлян у южных границ Германии. Империи пришлось довольно тяжело в столкновения с этими «мужами Пограничья» (а именно так переводится название Markemann или по-латински Marcoman), и не случайно Маркоманнские войны считают как началом Великого переселения народов, так и этапом, после которого начался неудержимый закат великой Римской империи.

Но главное — они привели в движение множество племён, и не только германских.

Основные боевые действия поначалу развернулись на дунайской границе в районе Паннонии. В 166 — 167 годах входившие в маркоманнский союз лангобарды и присоединившиеся к ним убии прорвали лимес в Нижней Паннонии и вторглись вглубь этой провинции. Маркоманны и квады проникли в Паннонию в том же году и, пройдя Рецию и Норик, перешли через Альпы, ворвались даже в Северную Италию, едва не захватив Аквилею.

Тогда эту атаку удалось отбить. Но постепенно германские вторжения охватили Дакию, Верхнюю Мёзию, Норик и Рецию. И втянуты в них оказались хавки и хаты из региона Рейна — Нижнего Майна, маркоманны и квады с Чехии и Моравии, гермундуры и наристы от истоков Эльбы, котины, озы и буры с территории Словакии, роксоланы с востока и костобоки с северо-востока Дакии. А из устья Дуная — уже знакомые нам бастарны и певкины. От Одера и Вислы и даже от южных берегов Балтики пришли виктуалы, асдинги, лакринги. И аланы прискакали из степей.

Множество народу пришло в движение, оставив на местах своего прежнего обитания женщин, детей, стариков и младших братьев. А потом значительная часть ушедших не вернулась — кто полёг от римских мечей, а кто решил, что новые земли лучше. Кого-то разбили и расселили на ими же опустошённых территориях, как наристов в Паннонии. Кого-то пленили и тоже расселили, но уже в качестве колонов, как пленных маркоманнов в районе Равенны. А кто-то покорился римлянам и получил новые земли от них, как, например, асдинги, одно из племён вандалов, которым император Марк Аврелий лично отвёл в 174 году территории для поселения в Дакии. Правда, до этого асдинги напали на костобоков (скорее всего, по наущению римлян, ибо позднее в Риме в качестве пленных или заложников оказалась семья костобокского конунга) и захватили их земли. Но и сами подверглись атаке со стороны конкурирующих лакрингов и были разбиты. После чего их остатки Империя и поселила на северо-западе Дакии.

В общем, всех взбаламутили задиры маркоманны. А заодно создали — не осмысленно, конечно, так получилось — значительные регионы разреженности на севере Европы. Одно ли ушло войско или прихватило с собою жён и детей (тут ведь уже не просто походы мужчин, тут тектонические сдвиги целых пластов этнической «коры» тогдашней Европы) — там, где жило племя, образуется относительная пустота. Но земли эти никому пока не нужны, ибо перед всеми дрожит и искрится мираж быстрого обогащения за счёт Рима. Да ещё и расселения на развитых, богатых имперских территориях.

Теперь бросим взгляд на то, что творится дальше на востоке. А там живут бастарны зарубинецкой культуры. И регулярно снаряжают экспедиции к своим родичам поянешти-лукашевской культуры, вместе с которыми с удовольствием тоже пощипывают кусок римского пирога. Правда, возвращаются, судя по находкам,  немногие…

Южнее и восточнее бастарнов по Степи передвигаются сарматские и аланские племена, которые «дожёвывают» остатки скифов. Основная часть последних зацепилась за Крым, где начало складываться уже почти настоящее классическое государство. Впрочем, не только скифское: судя по некрополям, с ними вполне хорошо уживаются ещё и греки с сарматами. Скифы уже практически полностью осели на землю, и, в общем, ведут тот же образ жизни, что и другие эллинизированные народы в Северном Причерноморье.

А ещё здесь же, в Северном Причерноморье, в Сарматии, живут какие-то бораны и боруски. Что-либо определённое об их этнической принадлежности сказать никто не берётся, но бораны были — правда, позже, уже при готах — важными мореходами. А моряками за день и даже за год не становятся. И лоции тогда не издавались, и, следовательно, особенности навигации по Чёрному морю оные бораны должны были изучить на собственном опыте. Значит, есть повод видеть в них один из местных, причерноморских народов. Может быть, даже и потомков скифов. Раз устроили государство — отчего не освоить и морское дело?

Вслед за скифами потихоньку меняются и сарматы. В первые века нашей эры у них начинает развиваться ремесленное производство, а всё больше кочевников тоже переходят к полуоседлому и оседлому существованию. Закономерно начинается распад родо-племенных отношений и зарождение классов. Не менее закономерно обострение борьбы различных политических группировок, которые в тех условиях неизбежно принимают этнические черты. А потому уже знакомые нам аланы становятся во главе племенного союза, который постепенно выдвигается на первые роли. Поджимая и своих «отцов» сарматов. Это пока чистые кочевники.

В итоге в III — IV веках в степях Северного Причерноморья складывается рыхлая, но многочисленная конфедерация постсарматских племён, прежде всего аланов и аорсов. Но далее они идут всё по той же проторённой дорожке: сначала грабежи, затем обмен, а далее и копирование изделий античных ремесленных мастерских. Получая тем самым капли яда материального и далее классового размежевания. Так что и аланов ждал тот же результат, что уже приняли скифы.

А пока у нас I — II века, и после Маркоманнских войн этнокалейдоскоп не просто завертелся как бешеный. Его разнесло. Словно кто-то большой и сильный хрястнул каблуком, и стекляшки-народы рассыпались в хаотичном порядке.



Tags: Славяне до русских
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments