Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Глава 6. Исход из рая

Итак, если руководствоваться логикой только что проанализированного набора данных, мы можем согласиться с тезисом В.Иванова о вторичности степной «прародины» индоевропейцев. При этом в лице индоевропейцев и носителей гаплогруппы R1a мы как раз видим пример хорошей корреляции между лингвистикой (и шире – историей) и биологией-генетикой.
Кстати, на этом тему индоевропейцев как пришельцев на «нашу» родину можно закрыть. И чтобы не путаться и не разрывать с принятой научной традицией, будем нас, русских, как носителей гаплогруппы R1a, далее к индоевропейцам и относить. Помня, впрочем, что отношение это – чисто лингвистическое, а не биологическое. Ибо биологически «мы» индоевропейцев – точнее, дошедшую до нас их часть, – поглотили.
И в этой связи нам как раз просто нужно продолжать следить за развитием носителей нашей группы R1a. Чтобы найти где закрывается брешь между теми, кто охотился здесь на оленей и лошадей, и «нами». То есть нами нынешними, носителями той же генетики, но совершенно другой культуры. Ведь брешь эта когда-то закрылась - раз мы тоже из той же гаплогруппы!
Можно считать, вслед за авторитетным исследователем славянских древностей Марией Гимбутас, твёрдо установленным, что –

- на территории, расположенной к северу от Карпатских гор и в среднем течении Днепра, там, где, как полагают, вначале поселились славянские народы, можно проследить непрерывную преемственность культур, начиная с появления индо-европейских курганов до времени сарматских и восточно-германских миграций.

А всё же если поконкретней? Что делалось в Степи за этот промежуток времени между появлением первых носителем «нашей» гаплогруппы и появлением первых достоверных «наших» предков?
И после разлива Чёрного моря климат позволял тогдашним человеческим сообществам развиваться в благоприятных условиях. И вплоть до рубежа между периодами в голоцене - атлантикума и суббореала, примерно 5 тысяч лет назад, то есть в начале III тысячелетия до н.э. – людям, в частности, нашим индоевропейским предкам времён неолита, было весьма хорошо. Тепло, влажно, благоприятно для освоения земледелия. И для охоты – тоже, ибо и зубрам с турами было изобильно в степях. Отчего они усиленно умножали своё поголовье. В общем, живи, человек, и радуйся!
Экономическую сущность этой жизни определяли специфические особенности степной зоны Евразии после рубежа IV и III тысячелетий до нашей эры. Скотоводство базируется на наличии скота. А тот, как известно, требует пищи. А потому местным жителям необходимо было постоянно осваивать пастбищные пространства. Оно, конечно, у каждого племени и даже каждого рода был свой ареал, по которому и гоняли стада вкруговую – пока объедается трава в одном месте, она вырастает там, где была съедена до того. Но в то же время это не отменяет дележа земель. Скорее, даже требует. Что приводит к двум процессам. Войнам с результатом в виде распада одних общностей и появления других. И миграциям с результатом в виде расселения людей на территориях, по своей огромности несопоставимых с реальной численностью населения.
А потому новые племена и народы образуются здесь с калейдоскопической быстротою. И исчезают так же. Генетически, однако, оставаясь носителями одних и тех же гаплогрупп.
Это я к вопросу о появлении славян, если кто не понял. В условиях степного и лесостепного быта было возможно столько миграций, взаимных культурных обменов и перетеканий одного в другое, что внезапное появление новых племён и даже этносов удивлять не должно. Но об этом ещё речь впереди.
Итак, в это время – 3600-2300 гг. до н.э. – ярче других радовались жизни люди древнеямной (или просто ямной) археологической культуры (подчас её называют и курганной). Их также относят к первым индоевропейцам-пастухам. Занимали они пространства от широты Киева на севере до предгорий Кавказа на юге и от Прутско-Днестровского междуречья на западе до… А вот тут то, чем особенно интересна нам эта культура: часть её мигрировала далеко на восток – на Южный Урал. Именно там через некоторое время появилось новое важное ядро носителей гаплогруппы R1a, сыгравшее в дальнейшем немалую роль в судьбу Индии и Ирана. А также и в истории ХХ века, когда под знаменем арийства творились крайне жуткие дела.
Судя по археологическим памятникам этой культуры, в ней процветало и скотоводство, и земледелие. Здесь были колёсные повозки, ярко развивалась медная, а позднее бронзовая металлургия, а для защиты-обороны сооружались крепости на возвышенностях.
«Ямники» уже явно говорили на индоевропейском языке:

атрибуты курганной (древнеямной) археологической культуры, восстанавливаемые по остаткам материальных памятников, совместимы с атрибутами древней культуры, реконструируемой для индоевропейского по лингвистическим данным.

К тому же эта культура явно –

- обнаруживает связи с переднеазиатским миром, которые шли через Среднюю Азию и через Кавказ. На это указывают колесные повозки переднеазиатского типа, характер изделий из металла с изображениями таких животных, как львы, скипетры из диорита и других драгоценных камней и др.


Эти люди имели также весьма сложные религиозные культы, связанные с солнцем и огнём, - те, что будут характерны для последующих поколений и культур индоевропейцев. Покойников Солнцу и посвящали, засыпая охрою, а захоронение в скорченном положении на боку (или на спине с подогнутыми ногами) явственно символизирует, что мысль о реинкарнации этим людям была не чужда.
Здесь же началось уже заметное классовое расслоение. Один из великих русских историков и археологов Б.А.Рыбаков эту эпоху описывает так:

... в северной половине Европы (от Рейна до Днепра) усиливается скотоводческое пастушеское хозяйство, быстро возникает имущественное и социальное неравенство. Крупный рогатый скот становится символом богатства… а легкость отчуждения стад ведет к войнам и неравенству племен и вождей. Первобытное равенство нарушилось.
Открытие меди и бронзы привело к межплеменной торговле, которая усилила внутренние процессы дифференциации.


В общем, здесь появилось то, что мы позднее видим у тех же индоариев: выделение социальных рангов, возможно, даже каст, появление особых рангов воинов и жрецов, почитание огня и Солнца и так далее.
А затем климат начал меняться. В худшую сторону. Наступило так называемое раннесуббореальное похолодание (почти на всё III тысячелетие, 4,7 - 4 тысячи лет назад). Средняя температура была тогда более чем на 2 градуса ниже современной. Одновременно усилилась влажность - осадков выпадало пример¬но на 100 мм больше, чем сейчас. По всей северной Евразии разлились озёра, увеличилась площадь болот.
Любопытно, что тут же мы видим зарождение новой культуры - шаровидных амфор. Сроки её жизни – от минус 2700 годов до минус 2200-х. И очень интересный ареал: Центральная и запад Восточной Европы – Эльба, Одер, Висла.
Культура несколько… нелогичная, что ли. Поселения её маленькие, а культурный слой на них – тонкий. Это заставляет сделать вывод, что носители шаровидных амфор на одном месте долго не сидели. И в то же время не были кочевниками, хотя здесь и зафиксированы ритуальные захоронения лошадей. Хозяйство было скотоводческо-земледельческое: памятники этой культуры расположены исключительно в районах плодородных почв. И в купе эти данные заставляют придти к выводу, что эти люди просто были вынуждены часто передвигаться по здешним лесам, отвоёвывая у них в условиях влажного климата один участок за другим. Простым подсечно-огневым способом. Как будут делать здесь то же самое ещё почти четыре тысячи лет.
Так и дошли до верховья Западного Буга и Стыри, верховьев Прута, Серета, Днестра…
И она была красива, эта культура. Например, у её носителей существовал –

- очень торжественный обряд погребения в монументальных каменных гробницах, над которыми иногда насыпали курганы. Иногда покойников сжигали. Есть особые захоронения животных. Известны случаи, когда покойника привозили на парной упряжке быков и этих животных хоронили вместе с умершим. Такие пышные похороны свидетельствуют о значительных социальных сдвигах. Еще ярче об этом говорят парные и коллективные захоронения. В парных погребениях мужчина хоронился в сидячем положении, а женщина - у его ног (предполагается ритуальное убийство). В другом – у ног умершего юноша и девушка. … Мужчин хоронили с оружием, женщинам клали костяные и янтарные украшения.

Да и жили эти ребята красиво:

Для памятников культуры шаровидных амфор типичны украшенные резьбой костяные подковообразные поясные пряжки с прорезями и мелкими круглыми
отверстиями, подвески из клыков кабана и зубов медведя, глиняные бусины, янтарные цилиндрические бусины и округлые подвески. Среди янтарных изделий имеется амулет с отверстием в центре. С одной стороны на нем помещен символ солнца - крест, с другой - схематичное изображение трех человек с луками и стрелами. Известны и медные украшения.


При этом, однако, сам набор способов погребений чересчур разнообразен для единого народа –

- трупоположение и трупосожжение, подкурганные и бескурганные захоронения, захоронения в простые ямах и каменных ящиках, одиночные и коллективные, совершенные одновременно и последовательно.

Что свидетельствует о культурном синкретизме. И добавляет ощущение, что мы имеем дело с некими осколками иных народов, выдавленными с прежних территорий обитания из-за всё тех же климатических изменений. И собрались они в дальних северных лесах не по своей воле. Но делать было нечего, пришлось приспосабливаться к новой жизни. И приспособились.
Что интересно: в будущем мы ещё увидим точно такое же явление – как в северные леса будут регулярно выдавливаться части различных потревоженных в стеми – или Степью – народов.
С другой стороны, на юге, -

Начавшаяся повсеместно борьба за стада и пастбища привела к широчайшему расселению пастушеских племен («культура шнуровой керамики») не только по Центральной, но и по Восточной Европе вплоть до Средней Волги.


Это подметил Б.А.Рыбаков.
Собственно, это была не одна культура:

Культуры шнуровой керамики или боевых топоров - это ряд генетически связанных культур, которые широко распространяются от берегов Рейна до Волги. К ним относятся саксотюрингская (или классическая) культура, культура одиночных могил Дании и Шлезвиг-Голыптейна, культуры одерской шнуровой керамики, рейнских кубков, культура ладьевидных топоров Швеции, Финляндии и Эстонии, культура Злота (в Польше), ржуцевская, или висло-неманская, в юго-восточной Прибалтике, среднеднепровская, фатьяновская и ряд более мелких.

При этом –

- происхождение её не может считаться выясненным. Но следует категорически отвергнуть предположения о её «генетических» связях с ямной общностью. Культуры шнуровой керамики нельзя вывести из степных культур типа ямной, против этого говорят хронологические и экологические соображения, значительные различия в керамическом производстве.

Как бы то ни было, «шнуровиков» тоже относят к индоевропейцам. А значит, речь идёт о мужчинах, ушедших от «нас» в Европу и смешавшихся там с местным населением. Не протогерманцы и не протобалтославяне – а те «мы», из которых впоследствии в разных природных, материальных и этнических условиях родились нынешние народы. Например, в Германии около 30% нордоидов. При этом 23% населения имеют гаплогруппу R1a и чуть больше R1b. То есть генетическая история различается у разных групп, создавших, тем не менее, один народ.
Это очень важно тут же очертить. Генетическая история не есть этническая история. В последней развиваются по-своему различные племена и народы. И идентифицируют себя по-разному. Но мужчины ходят в походы, убивают и отнимают женщин. Навязывают сначала свои гены, а там и образ жизни. Потому так легко и внезапно расширялись подчас ареалы - достаточно было бойцам некоего племени, носителя собственной культуры, прорваться, например, в Скандинавию - всего, может, нескольким сотням воинов, - и вот здешнее население уже другое по культуре. Потому что и не сопротивлялось этой квази-ассимиляции. Так как национального сознания ещё не было, а быть на стороне сильного и самому быть с ним сильным, убивать и отнимать - всегда интереснее, нежели самому быть убиту.
Так что хетты – это всё-таки не мы. И культура боевых топоров – это не мы. У нас нет с ними культурной и этнической преемственности. Индоевропейцы – это вообще скорее историко-лингвистический термин. Просто с помощью генетических маркеров мы можем определить, откуда они взялись.
Злыми они не были, надо полагать, эти носители культуры «шнуровой керамики».. Просто пришли и сказали: «Здравствуйте, а это мы! Жить мы теперь будем вместе!» Так что тотального уничтожения и смены населения не было.
Поэтому нельзя сказать, что культура «шнуровой керамики» была неким единым образованием. Напротив, в настоящее время многие археологи соглашаются с тем, что это был конгломерат из разных культур. И учёные согласны, что среди тех уже вовсю шло деление на племена – или протоплемена, неважно. Различие рельефа и природных условий при тогдашних средствах коммуникации неизбежно вело к обособлению групп людей друг от друга.
Соглашаются с этим и лингвисты:

…продвигаясь через Центральную Европу дальше на Запад, носители «древнеевропейских» диалектов наслаиваются на местные культуры, постепенно их ассимилируя. Вначале еще остаются отдельные островки древних культур; некоторые из них сохраняются на протяжении раннего бронзового века.

Например, культура шаровидных амфор определённое время сосуществовала с культурами шнуровой керамики. Более того - люди «шнуровой керамики» включили её в фундамент своей культуры. Поэтому подчас говорят даже, что –

- культура шаровых амфор в известной мере перерастает в культуру шнуровой керамики.


А отчего бы и не перерастать? Какие-то пастухи, которые «в степи родились, ковылю молились»! Ну, в бою они посильнее других будут. Но в походе встречаются с ребятами, которые украшают своих женщин дорогущей медью, а покойникам возводят целые мавзолеи! Которым не бывает голодно и плохо, быков они закапывают без всякой пользы для желудка, чисто ради понта. А медведи их оберегают, делясь собственными зубами… Это как казаки в Париже в 1814 году: конечно, поить лошадей с каменных набережных погано, но живут «хранцы» справно. Так что часы с кукушкою у них можно и позаимствовать – нехай в хате тикают, над Вольным Доном!
С другой стороны, кое-где развернулись «наши» довольно лихо: время их появления и распространения по Скандинавии названо «периодом раздробленных черепов» – по многочисленным захоронениям людей с раздробленными черепами. И не только мужчин, но и многих женщин и детей. Дошли эти захватчики аж за Полярный круг, появились в Финляндии.
В общем, тут ещё раз попрошу запомнить: Мюллер-гестапо — старый, уставший человек… Э-э… Впрочем, ладно: этот разговор к расам тоже имеет отношение. Словом, вот эти ребята, что ворвались в Скандинавию и начали там крошить черепа – собственные или чужие, неважно, – с точки зрения генетической прямые наши предки. Только ушедшие от «нас», тогдашних, в другой мир.
Одновременно с людьми «шнуровой керамики» на юге осваиваются люди катакомбной культуры. Их считают полуосёдлыми скотоводами. Чуть позже с востока приходят племена абашевской культуры, которые теснят катакомбников.
Это всё тоже индоевропейцы.
Кстати, так наши предки поглотили и знамениых создателей Стоунхенджа. А также других строителей мегалитических сооружений культового назначения — дольменов, менгиров, кромлехов, что жили в прибрежной полосе от Скандинавии до Средиземноморья (в том числе и у нас на западном Кавказе и черноморском побережье России). Так поглотили, что непонятно даже, кем были эти великие строители по этнической принадлжности.
Другой, такой же инкорпорированной культурой была трипольская – в той её части, что существовала на Среднем Днепре. А вот ещё одну – ямную – «казаки» частично растаптывают, частично оттесняют. И в итоге – как говорится, где лаской, где таской - вооружённые боевыми топорами новые племена разливаются по Европе пенным морем. Мощные парни с этими боевыми топорами (вполне ритуальными, впрочем, даже полированными), пришли сюда всерьёз и надолго.
О том, что конкретно творилось в этих местах, как жили люди, о чём думали и во что верили, мы уж, видно, никогда не узнаем. За отсутствием письменных источников. Но это не принципиально. Важно, что в итоге индоевропейцы создали в период с с 2200 года до н.э до 1800 года до н.э. огромный археологический пласт в Европе. И стали предками протобалтославян, протогерманцев, протокельтов и протоиталийцев. И заняли практически всю Европу.

ФАЦИТ: III-II тыс. до н.э. Одной из первых археологических культур, возникающих на «вторичной», степной прародине индоевропейцев, была древнеямная (ямная, курганная). Именно люди этой культуры были носителями гаплогруппы R1a. В то же время эта культура не была единой для всех распространяющихся с прародины индоевропейских общностей, ибо подходила и была адаптивна к степному био- и экоценозу. В других природных условиях и в контакте с другими народами индоевропейцы «изобретали» новые культуры, адаптированные к другой жизненной среде. Одной из важнейших среди них была культура шнуровой керамики, которая в разных модификациях распространилась по всей Европе и стала базой для возникновения и развития основных нынешних европейских этносов.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments