Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Чем ещё занимались скандинавы эпохи викингов? Торговлей. Как ещё одним доступным им способом преодолеть скудость своих кошельков и земель.
Например, знакомый нам Торольв, попав в опалу у короля, то есть лишившись приработка на сборе дани, ударяется в торговлю. Неудачно, правда, - его корабль с товаром конунг экспроприирует, - но это непринципиально. Принципиально, что переход от бандита-викинга к королевскому дружиннику, а от него в торговцы совершается быстро и почти безболезненно. Аналогично просто совершается, по свидетельству народного творчества, и обратное превращение.
Главное – подняться. А на чём и какой ценой – неважно.
Это психологическое состояние тоже нужно запомнить.
И третье обстоятельство, которое я тоже порекомендовал бы запомнить: отряды и дружины что викингов, что военизированных торговцев – их я буду называть русингами, позднее поясню, почему и от чего, - не были ни государственными, ни протогосударственными воинскими формированиями. Про ЧВК мы уже говорили, в этом термине подспудно кроется всё же нечто долговременное, организационно установленное и отрегулированное. Данные же воинские формирования похожи на ЧВК прежде всего в одном обстоятельстве – они частные. Нет, они, конечно, военизированные, дисциплинированные по-своему – это тоже верно. Но они ко всему прочему ещё и временные, и неформальные. Даже не совсем банды, хотя бандитского в их жизни много. Потому что даже банда более постоянна во времени и в занятиях. А тут – чистое товарищество на время. Ну, вот как в былине о Садко или в старом советском фильме по её мотивам. Однажды, по каким-либо собственным обстоятельствам, знаменитый воин или богатый хозяин, или просто известный человек кидает клич: "Эй, кто со мною добычу шукать?". Выходят из толпы молодцы, новоявленный вождь отбирает из них кого считает подходящим, счастливчики дают ему клятву верности на всем известных или отдельно определённых условиях – и в дальний путь. Подчас и на многие года, да…
В общем, наряду с ЧВК конунгов и крупных ярлов наличествовали товарищества на время похода. Категория, понятное дело, гораздо менее устойчивая. Это нам тоже ещё придётся вспомнить.
Г.С.Лебедев приводит термины, которыми этих людей обозначали в скальдических песнях и рунических надписях.
Предводителей величали вождями – foringi и…  gramr, широкая палитра значений которого доставляет отдельно: и "король", и "князь", и "чёрт", и "тролль", и "меч". То есть далеко не зайчиками были предводители, даже для своих.
Команды воинских товариществ обозначались lið – "люди, дружина, войско", fjólmenni – "бойцы, дружина, дружинники". "Товарищами" – félagi - они обозначались тоже.
Персонально же эти люди звались hölðr, hólðr, haulðr в его изначальном значении "воитель, герой, воин". Как указывает Лебедев, -

- скальды IX в. употребляют выражения hraustra vikinga – «храбрые викинги» и hólða – «хольды» как синонимы. Этим именем называли себя полноправные, заслуженные участники походов, не стремившиеся отождествиться ни с bóndir ни с húskarlar.

Наконец, нижний слой "товарищей" – скорее всего, менее опытные, менее заслуженные участники походов звались drengr – "мужик, мальчик, прислуга". Как это понималось скандинавами, поясняют сами саги: "Drengir зовутся лишённые надела юноши, добывающие себе богатство или славу; fardrengir (от far – "поездка") - те, кто ездят из страны в страну. Konungsdrengir (королевские) – это те, кто служат правителям. Drengir зовут и тех, кто служит могущественным людям либо бондам. Drengir зовутся люди отважные и пробивающие себе дорогу".
Можно сравнить с оруженосцами, пожалуй, хотя это, разумеется, не они.
Термином víkingr всех этих людей обозначали в том случае, когда они находились конкретно в походе: i víkingu. В сагах это слово объясняется как "морская рать". Что и естественно: vík – бухта, залив, víking – сражающийся в заливах и бухтах.
Отсюда мы можем несколько проникнуть в психологию тех людей. Они – товарищи. Каждый из них - герой, за исключением молодых, которые геройство ещё завоёвывают, будучи на вспомогательных ролях. Предводительствуют боевыми товариществами героев такие вожди, которым по лютости сам тролль не брат, а оружием владеющие настолько совершенно, что их самих можно назвать "мечами".
Понятно поэтому, что рефлексиями такие герои страдать не могут, буржуазного милосердия от них не дождёшься. Отношения с товарищами ровные, с вождями – почтительные, со всеми прочими – суровые и высокомерные. Ибо не принадлежат они к сонму героев, водимых в походы настоящими чертями в образе вождей!
Вот примерно такие люди и стали со временем появляться на территории будущей Руси. Стали ходить по её рекам, добывать себе богатства и славу, захватывать рабов и торговать, создавать базы отдыха и ремонтные мастерские, вмешиваться в местные племенные и межплеменные разборки, поступать на службу или образовывать собственные военные товарищества, наконец, оставаться здесь – в виде хозяина своей усадьбы либо навечно…
В составе одного из таких товариществ, скорее всего, и появился на Руси один из прямых моих прадедов – тот самый человек под условным именем Хёгни, от которого и пошёл мой род по отцу.
А зачем он, собственно, появился? Зачем эти все товарищи вообще стали заходить на земли будущей Руси?
Об этом – дальше…
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments