Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

10. Всё куплю, всё продам…

Товарищи заходят за товаром.
За чем же ещё?
На самом деле, все эти викинги, как практически полная аналогия пиратам, поднялись не на знаменитых своих нападениях на монастыри и города. К этому они пришли позже – точно так же и пираты Моргана лишь после некоторой эволюции стали собираться в армии и захватывать города в Испанской Америке.
Поднялись викинги на торговле. Точнее – торговцах. Недаром, по меткому замечанию Г.С.Лебедева, -

- эпоха бури и натиска, военных опустошений и грабежей, была одновременно эпохой активного экономического строительства, создания прочной системы трансконтинентальных коммуникаций и центров, расцвета международной, устойчивой и многосторонней "северной торговли" –

и –

- города, пути, транспортные средства для этой торговли были те же, что и для военных походов викингов.

Я бы только акцентик перенёс на более логичную зависимость: не грабежи в начале, а экономика, не военные походы, а торговля. Иначе было бы странно, согласимся: тут, понимаешь, ярый викинг свою плату кровью собирает, а туда торговец с товаром прётся. Нет, ну, конечно, торговец за военным всегда шлялся. Но в расчёте приобрести что-то из добычи и перепродать подороже. Но для этого должна быть добыча. А какая добыча, если в бою два "героя" сходятся, славу себе из противника топориком выколачивая? Шлем проломленный? Топорик тот же выщербленный. Портки грязные?
Нет, сначала появился торговец. Потом пират. Потом снова торговец – и так далее.
А часто и совмещали.
А что же за торговля в таком случае на севере?
А она не на севере. Начальный рост благосостояния , как мы помним, был связан здесь с одним только уникальным природным ресурсом – янтарём. Когда-то его было много в Ютландии и южной Швеции – и оттуда пролёг к античным цивилизациям Янтарный путь. На это деле неплохо поднялись кельты и скандинавы бронзовой своей эпохи. По мере исчерпания запасов янтаря здесь добыча его смещалась на восток, в сторону нынешней Калининградской области России. Но тут начал увядать конечный потребитель, началась эпоха великих и не очень переселений народов, климатических катаклизмов, новых ценностей – и у севера своего уникального экспортного предложения не осталось. Только топорики в руках героев – но потребитель отчего-то в очередь за таким товаром не выстраивался.
А между тем, как мы опять же помним, герульское возвращение принесло в Скандинавию (в широком смысле, включая и Англию) тягу к роскошным вещам и византийским ценностям. Как это всё заполучить в товарных количествах? Ведь на прямом пути к остаткам античных цивилизаций засели угрюмые, но энергичные славяне, которые сами не дураки пограбить, так что торговый путь через их земли связан с выходящей за пределы экономической целесообразности степенью риска.
Но между тем, постепенно поднимаются франки, потихоньку укрепляются англо-саксы, дорезывая сумрачных бриттов и экспроприируя у них римское товарное наследие. Со славянами в центре Европы обмениваться особо нечем, - эти каким-то образом умудряются не присваивать римское наследие и византийские ценности (о, материальные только пока, материальные!), а прямым образом закатывать их в землю. То есть вместо захвата и накопления богатств они захватывают и отнимают у Империи землю и тут же начинают её распахивать и интенсивно ославянивать. То есть уже во втором поколении все вокруг переходят на славянский язык, переселяются в полуземлянки, в быту пользуются славянскими глиняными горшками и только знай просо своё сеют.
А потом пришли авары и стало совсем скучно. В смысле доступа к единственной хорошо богатой тогда стране Европы. Заезды авар на славянских понигёлз в зачёт настоящего веселья, понятно, не идут…
Вот на этом фоне и поднимаются в течение VI – VII веков франки, в наименьшей степени затронутые всеобщими пертурбациями. А что – и климат у них оптимальный, смягчает последствия всяческих его аномалий, и авары далеко, до них франки только в VIII веке по-настоящему доберутся, до вторжения арабов даже в Испанию и последующего побиения Когорты шахидов при Пуатье тоже ещё уйма времени. А уж свои-то драки и драчки длинноволосых Меровингов между собою – и есть свои: больше яда, чем крови, а завоевание окружающих племён идёт вполне планомерно. Тюринги, саксы, алеманны, остроготы, вестготы, баски, бретонцы – в общем, по кругу. Но с результатом в виде втягивания окрестных народов в свою культурно-экономическую орбиту даже и в случае поражений.
Могли ли в стороне от этих процессов оказаться вендельские скандинавы? Разумеется, нет. И не оказались. Но реально предложить франкам обменяться оказалось нечего. Герои, конечно, свои услуги предлагали, как мы видим по "Беовульфу" и хроникам, но услуги эти грешили однообразием, а в силу экономической их невыгодности для франков вызывали у последних категорический протест. Из-за чего домой с прибытком возвращались чаще те герои-товарищи, что везли франкам на обмен не природную свирепость, а плоды северных промыслов. Например, меха.
А где у нас меха водятся? Да, это мы тоже уже знаем: у лопарей в Финнмарке, у финнов и карелов в Карьяланде. И далее на востоке: в Бьярмаланде, Гардарике и проч. Там, говорят, этих мехов так много, что за порог дома не выйти, пока парочку соболей ногою не отпихнёшь…
Ага, вот у нас и экономический смысл Скандинавии вырисовался – стать добытчиком-посредником в меховой торговле между богатенькими франками в их каменных городах и лесными обитателями северных окраин континента. Тут уже и на героизм спрос не только спортивный возникает, но и хозяйственно-экономический. То есть оплачиваемый уже не хорошим ударом по голове, когда альтернативный герой поатлетичнее окажется, а звонким серебром или ещё чем-то ценным. И франкам эти герои как раз необходимы оказываются. Нет, не то чтобы желанными – но раз уж засели на пути между ними и мехами, то пусть уж эти самые меха добывают, а добычу – охраняют.
Вот такое совпадение интересов.
И уже в 700-х годах, когда последствия климатической катастрофы 535 года отступили, а в Европе переварили – и в хорошем, и в плохом смысле – римское наследие и начали собственное развитие, в Скандинавии начали появляться торговые фактории. Сначала фризские – поглоченные франками фризы стали первыми их представителями-посредниками в северной торговле. Затем фризов здесь сменили сами скандинавы – зачем отдавать чужакам процент на посредничество?
Появляются вики во втором смысле слова – торгово-ремесленные поселения. Пару абзацев надо им посвятить, потому что они тоже важны для дальнейшей нашей истории.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments