Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Славяне до русских

Кто были эти славяне?
Далее я отсылаю читателя к первой книжке данного цикла – "Русские – не славяне?". Или же к краткому изложению там сказанного, которое последует дальше.
В целом славянское общество мало отличалось от других варварских обществ. В основе всего стоял свободный землепашец — смерд (от общеславянского smirdz, которое, вероятно, идёт от арийского-доарийского mard — «мужчина»). Социальная организация этих свободных смердов базировалась на роде. Род управлял, род судил. Но род и защищал. Именно на его кровную месть мог рассчитывать любой сородич.
Роды населяли маленькие веси-деревеньки в 8 — 20 домов, где жили уже семьи. Очень тесно жили – в полуземлянках 4 на 4 метра. Как минимум три поколения одной семьи.
Близкие роды образовывали «верви», «задруги» - этакие «соты» народа-племени. Здесь существовала уже многоуровневая административная и хозяйственная система. Первая была представлена старейшинами, собранными в некий совет, и аппаратом этого совета – не великим, конечно, но всё равно кто-то должен был старейшин обслуживать, защищать, проводить их решения в жизнь. Во второй системе составными элементами были ремесленники – уже не домашние, семейные, как в роду, а обслуживающие уже не род, а всю округу, а также работающие на обмен-торговлю. Это идёт речь, конечно же, о кузнецах, гончарах, ювелирах и т.п.
Скорее всего, к ремесленной системе примыкала и прослойка тех, кто специализировался на вывозе и обмене излишков продукции, то есть на торговле. Но для уверенности в этом не хватает археологических данных.
Есть также данные, что в задругах существовали некие ватажки воинских людей. Это не воины в полном смысле слова. Не профессиональные, то есть. Это именно небольшие группы вооружённых молодых парней, образовывавших что-то среднее между разбойничьей бандой и наёмной дружиной. Эти ватажки на лето уходили в свои лагеря в горах или лесах, где предавались воинским утехам и нападениям на чужие верви и земли. Свои же сородичи им отчисляли известную долю общественного продукта на содержание, за что ожидали защиты от нападений чужих лихих людей. Таких же молодёжных банд, в частности.
В дальнейшем из таких воинских образований вырастали уже постоянные дружины, формировавшиеся вокруг удачливых военных вождей или же порождавшие таковых в своей среде. Скорее всего, из таких ватажек и собирались те дерзкие воинства славян, что так быстро дали Империи возможность оценить свою боеспособность.
Роды и семьи нередко владели несвободными людьми — рабами и холопами. Особенно в эпоху славянской экспансии, когда пленных приводили из Империи десятками тысяч. Старославянское «рабъ» идёт от индоевропейского *orbu — работать. Нынешнее немецкое arbeiten — работать — того же корня.
Раб, как и во всех рабовладельческих обществах, был говорящей вещью, не более. Он не имел права на личную собственность и даже на создание семьи. Но синхронные тому времени авторы отмечали относительную гуманность устроения раба в славянском обществе. По сути, это был просто работник, слуга, разве что не на жалованье. Нередко рабов даже  рассматривали как членов семьи, только с ограниченными правами. У них существовала возможность выкупиться на волю, «выработать» её. Или заслужить. Рабы и пленные входили даже в состав личных боевых дружин богатых сородичей.
Впрочем, с тою же вероятностью раб мог быть принесён в жертву всегда, когда надо было срочно сбегать к богам и донести до них просьбу рода или племени.
Задруги, верви и прочие общины формировали племя. Структуру, в которой люди связаны общим языком, обычаем, законом и управлением.
Внутри племени формировалась уже высшая племенная аристократия - административная, военная и религиозная. Уже в источниках VI века таковая при описании славян присутствует.
Ясно, что основным путём  для попадания в слой знати был военный. У земледельцев просто не образовывалось достаточно свободного продукта, чтобы оплатить путь на верхи общества и пребывание там. Воину легче: кого убил — того ограбил.
Словом, когда внутри племени зарождалась знать, она была на 99 процентов знатью военной. В том числе и когда за возрастом не могла более лично участвовать в походах, а сосредоточивалась на чисто политической деятельности.
Знать, естественно, обладала заметным материальным преимуществом по сравнению с простыми свободными мужами. «Богатый» и «убогий» пошло не от «бога», а от индоевропейского корня *bhag — доход, собственность.
В то же время эта аристократия ещё не полностью конвертировала богатство в личную власть. Прокопий пишет, что у славян было не единовластие, а демократия:

Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. <…> Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы.

Вот такое примерно общество развивалось параллельно скандинавскому, но не в соприкосновении с ним. На первых порах взаимного влияния практически нет.
Это параллельное развитие продолжалось и дальше. Проследим его бегло, как проследили развитие скандинавов.

Глава 12. Славянские аборигены русских земель

В прошлой работе мы кратко коснулись двух основных посткиевских археологических культур, чьё пребывание фиксируется на территории будущей Руси. Это – восточная часть языка пражско-корчакской культуры и пеньковская культура, которая языком протягивается через причерноморские степи к юго-западу, к границам Ромейской империи. Собственно, там "родичи" и встретились снова – уже в образе славян и антов.
Некоторые историки считают:

Корчакскую и пеньковскую группу можно рассматривать как две региональные разновидности одной и той же культуры. Устройство поселений было практически идентичным, экономический уклад и общественные отношения также имели много общего. 102

И хотя археология отмечает некоторые различия между ними — прежде всего в качестве керамических изделий, - современный автор, Прокопий, подчёркивал, скорее, их сходство:

У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них белый или золотистый и не совсем чёрный, но все они тёмно-красные. Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы. В древности оба эти племени называли спорами [рассеянными], думаю потому, что они жили, занимая страну «спораден», «рассеяно», отдельными посёлками. Поэтому-то им и земли надо много.

А вот Иордан, соглашаясь, что оба народа происходят из одного корня, —

– на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, всё же преимущественно они называются склавенами и антами… Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племён, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов, —

– всё же чётко разделяет их, так сказать, географически и государственно:

Склавены живут от города Новиетуна и озера именуемого Мурсианским до Данастра и на север до Висклы… Анты же — сильнейшее из обоих [племён] — распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов.

Между собою эти два племени пребывали в отношениях не только не родственных, но часто даже и политически противоположных. Они нередко воевали друг с другом, по разному вели дела с внешним миром. Скажем, авары с антами воевали, авары антов сильно не любили, авары антов уничтожили. Авары и со славянами воевали, но те, похоже, на принцип, как анты, не шли. В итоге попали к аварам в подчинение. Хочешь покататься на наших женщинах? Ну, катайся. Хочешь напасть на Империю, отправив нас перед собою в битву? Пожалуйста. Штурмуешь нами Константинополь? Тоже ничего. Но зато не вымерли. А анты – всё…
Правда, тут надо помнить, что те же праго-корчакцы в виде древлян и волынян прекрасно поживают себе восточнее всех этих увлекательных событий. И восточнее антов неплохо уцелели пеньковские тиверцы и уличи. Но всё же любопытно было бы посмотреть на нынешнюю этническую карту Европы, потеряй она не только летописных дулебов, а, скажем, чехов или словаков…
Ну, как бы то ни было, пока скандинавы, кряхтя от насилия, вмещают в себя герульский вброс, в том же VI веке крупные массы славян — носителей пражско-корчакской культуры продвигаются на восток и юго-восток, в междуречье нижнего Дуная и Днестра, на север в бассейн Эльбы, на северо-восток, в сторону будущей Руси, и на юг, на Балканы.
Нет, не завоёвывают. И не переселяются. Расширяются. Как клубника выбрасывает усы, так славяне распространяются чуть ли не спорами по всем азимутам. Территориальная экспансия славян действительно была очень быстрой: в начале VI века мы их фиксируем в относительно неширокой полосе Прага — Житомир, а уже к середине столетия они штурмуют Константинополь, а к 580-м годам расселяются по всем Балканам и Греции! Меньше века! Отец ещё землю на Волыни пашет, а сыновья уже Крит осваивают!
А ведь одна семья не займёт очищенную от прежних жителей иллирийскую деревню. Население одной деревни не займёт все Фессалоники. Но между тем славян появляется сразу много. И откуда, собственно, брались все эти массы переселенцев? Ведь в целом миграции славян привели к захвату территории, в восемь раз превосходившую по площади ту, из которой они вышли! Ясно, что чисто физически их не могло возникнуть так быстро и так много, чтобы заселить все эти земли.
Из каковой картины железно следует необходимость сделать только один вывод.
Все эти неожиданно распространяющиеся славянские агрессоры представляли собою всего лишь относительно небольшие дружины охочих к риску, блуду и добыче мужчин. Они приходили и завоёвывали. Часто – с показной, четь ли не демонстративной жестокостью. А местные жители, под крышей империи давно отучившиеся воевать логичным образом отдавали предпочтение не сомнительному удовольствию посидеть на колу, а продолжению жизни. Пусть и в новом этническом статусе.
Это готы-вельбарцы шли узкой полоскою. Ибо были одним вооружённым народом. И, судя по следам столкновений с остатками зарубинецкой и постзарубинецкими культурами, не сильно желающим с кем-то смешиваться. И добравшись до Чёрного моря, готы остались готами. Хотя и завели наднациональную черняховскую цивилизацию.
А славяне цивилизаций не заводили. Они сами везде,  куда добирались, становились цивилизацией.
Иными словами, сами первоначальные славяне сидели на месте. Зато в других странах в славян превращались те, кого захватывало их войско. Или кого захлёстывали миграционные потоки.
Но добром или злом, а результат достигается тотальный: на обширных пространствах даже относительно небольшая группа славян по-хозяйски располагается на новозанятых землях и немедленно втягивает в свой быт местное население. Довольно быстро то приобретает характерные привычки и ухватки, становясь славянским — особенно для внешнего наблюдателя — не столько по крови, сколько по образу жизни и поведения. Это мы видим повсеместно. Вышли славяне на Балканы — и неведомо куда исчезли местные иллирийцы, фракийцы и прочие автохтонные племена. Добрались до Греции — не стало больше древних греков. Расселились в Малой Азии — о ней начали говорить как о славянской земле. Вышли на Вислу — пропали здешние носители лужицкой культуры и остатки вандалов и готов. Расселились на Эльбе — нет тут больше германцев…
И это очень важно для понимания, как проходил синтетический этногенез русского народа из тех совершенно разных этнических элементов, что населяли Восточную Европу.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments