Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Поэтому вернёмся к собственно "русским" славянам – к будущим русским славянам.
В то же самое время славяне в «узком» смысле — восточная часть пражско-корчакской культуры — миролюбиво сидят себе на землях Волыни. Часть их в своё время приняла участие в движении на Империю, «спустившись» вдоль восточных склонов Карпат до низовьев Дуная, где начала превращаться в ипотешти-киндештскую группировку. Но уходят, как мы знаем, всегда не все. Так что основная часть славян продолжала функционировать в родных местах, не вмешиваясь в южные авантюры соотчичей.
Между тем, западнее и южнее этих добрых людей продолжали бузить авары. Нет, со славянами они постепенно сжились. Ну, ещё бы, если зимуешь в их поселениях, "пользуясь" жёнами и детьми.
Например, как напоминает замечательный исследователь Константин Егоров, —

– материальным свидетельством аварского периода стали находки, относимые к VII веку, на городище Хотомель в Белоруссии и в Мартыновском кладе в Поросье элементов железных доспехов аварского типа.

Нет, не обязательно именно какой-то аварин добрался до Хотомеля на упряжке из дулебских красоток, а тут местные пуритане радикально изменили его отношение к сексуальным развлечениям. Нет, доспехи вполне могли принадлежать доброму славянскому парню, что когда-то отправился за лучшей долей в войско кагана. А через какое-то время вернулся мужественным красивым воеводою с горячащим девичьи сердца шрамом на лице.
Но материальную связь «праго-корчакцев» с аварским миром мы фиксируем не только в Подунавье, но и гораздо восточнее, на собственно будущих русских землях. В принципе, о том же говорит и приведённый выше кусок из летописи: раз Нестор и через полтысячи лет после событий так ярко живописал страдания дулебов — это могло значить только, что ранее славяне в «узком» смысле составляли более или менее единую общность. Где сопереживали друг другу на пространстве от Влтавы до Днепра.
Сжились, впрочем, авары со славянами далеко не по-братски: авары составляли слой правителей и военно-административной элиты, а славяне обретались в низах в роли рабов-холопов, военного "мяса" и данеплательщиков. Словом, одни угнетатели, другие — угнетённые.
Закономерным образом однажды (хотя, может быть, наоборот, часто, но в хрониках не сохранилось сведений) славяне восстали, -

- не в состоянии терпеть оскорбления и притеснения, славяне взбунтовались, отказались подчиняться аварам и двинули на них своё войско. (Фредегар)

Как раз в это время, 623 — 624 годы -

– один человек по имени Само, родом франк из округа Сенонаго собрал около себя значительное число торговцев и отправился с ними к славянам, иначе винедам, ради торговых целей.

И как-то так получилось, что встал Само во главе славян —

– и там в деле с аварами он так пригодился, что было удивительно, и огромное множество их было истреблено мечом винидов.

В результате образовалось первое славянское государство во главе с этим самым Само. И просуществовало до его смерти 35 лет. Вполне успешно воюя с франками, тюрингами, аварами.
В общем, слухи об анемичности и покорности славян оказались несколько преувеличенными.
Ненадёжность угнетённого славянского тыла авар показывала себя и во время вторжений болгар, и во время войн с франками. Даже позднейшая гуманизация аварского режима не помогла укрепить государство, и в 791 году они были побеждены Карлом Великим, а несколько позже и разгромлены окончательно его сыном Пипином Коротким.
Но нас во всей этой истории интересует одно: в результате аварских зверств, войн и агоний на Русскую равнину в поисках менее занимательного существования начали прямо выливаться потоки дунайских славян.
Сначала конвульсии прошли по дулебам. И значит, эти проблемы затронули уже «нашу» территорию. Ибо дулебы археологически тождественны волынянам. А летописные волыняне, в свою очередь, археологически представляют один массив с летописными древлянами и с летописными же полянами.
Стало быть, аварские художества с дулебами затронули непосредственно население будущей столичной области Древней Руси.
А когда авар победили франки и сами хлынули на Дунай — не ради же освобождения славян они старались! — уже массы славян вынуждены были оставить земли на Среднем Дунае. Там теперь Австрия, бывшая Восточная марка Франкского государства.
И двинулись эти массы туда, где ничего не кипело, где было относительно пусто и где не имелось никакой государственной власти. На Русскую равнину они пошли.
И именно тогда пришельцы и занесли сюда гаплогруппу I2а — гаплогруппу автохтонного балканского населения, культурно ославяненного совсем недавно, в ходе инфильтрации в Византию.
И началось тогда вот это самое, о чём писал русский летописец:

Такоже и тѣ же словѣне, пришедше, сѣдоша по Днепру и наркошася поляне, а друзии деревляне, зане сѣдоша в лѣсѣхъ, а друзии сѣдоша межи Припѣтью и Двиною и наркошася дреговичи, и инии сѣдоша на Двинѣ и нарекошася полочане, рѣчькы ради, яже втечеть въ Двину, именемь Полота, от сея прозвашася полочанѣ. Словѣне же сѣдоша около озера Илмера, и прозвашася своимъ именемъ, и сдѣлаша городъ и нарекоша и́ Новъгородъ. А друзии же сѣдоша на Деснѣ, и по Семи, и по Сулѣ и наркошася сѣверо. И тако разидеся словенескъ языкъ, тѣмьже и прозвася словеньская грамота.

Вспомним ещё раз: до этого момента никаких летописных (это надо подчеркнуть — летописных!) славян на территории будущей Руси не было! Только кусок того «языка», которым залезала на Волынь пражско-корчакская культура. Всех остальных можно сколько угодно называть славянами, праславянами, славянскими пранародами, — но ни по летописи, ни по археологии (ибо не «праго-корчакцы»!) они ими не были.
Возможно, их называли венедами. Возможно, как-то ещё. Но факт тот, что оставшиеся здесь осколки киевской культуры вели вполне независимое от праго-корчакских славян существование.
Кем они стали бы, эти люди, не вторгнись сюда славяне? Мы не знаем. Ведь тут произошла такая же славянизация местного населения, как на Балканах. Не столько физически ассимилировали его славяне, сколько оно принимало их культуру и язык. А там, где не принимало, славяне действовали в характерной для себя манере:

… в 753 году к Ладоге приходят скандинавы, близкие к готландцам. Они входят в состав постоянного населения. Нет археологических свидетельств того, что скандинавы силой брали Ладогу. Скорее всего, они влились в состав её смешанного населения.
Затем, в конце 760 — начале 770-х годов первый ярус застройки Ладоги прекращает существование, вероятно, в результате военного столкновения. Кардинальная смена населения посёлка документирована неизъятием «клада» инструментов, сооружением на месте кузницы постройки иного типа и распространением принципиально иной домостроительной традиции, для которой характерна развитая техника сруба. <…> Жизнь скандинавской колонии обрывается в результате продвижения на север носителей культурных восточноевропейских традиций — славян… 199

И чем стала бы интернациональная Ладога без славян — уже не узнать никогда…
Но это мы забежали чуть вперёд. А пока есть смысл продолжить знакомство с дорусским населением Восточно-Европейской равнины в несколько большем приближении.
Итак, славяне на Руси.
Зададим вопрос: а куда, собственно, вливались пришельцы с Дуная, если, как мы видим, территория будущей Руси была вполне себе хорошо заселена и до их, так сказать, прибытия?
Ответ, впрочем, не составит затруднений: там, где мы прослеживаем миграции, сквозь будущие русские земли проходили некие чужаки. Где миграции не определяются, там, значит, пришельцы размещались относительно без трений. То есть – среди пусть дальних, но своих.
И вот здесь в одну непротиворечивую картину ложатся и сочувственные строки летописца о дулебах, явно отражающие ходившие на протяжении пят веков предания, и аварские доспехи на Роси, и высказывание того же летописца, что дулебы жили там, -

– кде нынѣ волыняне.

В то же время из данных самого надёжного нашего друга — археологии — следует, что волыняне — это чистые наследники пражско-корчакских древностей, перешедших затем в лука-райковецкие. А средневековые письменные памятники —

– фиксируют разброс славянских дулебов — на Волыни, в Чехии, на верхней Драве, на среднем Дунае между озером Балатон и р.Мурсой… Все эти группы дулебов, как показывают археологические материалы, восходят к пражско-корчакскому культурно-племенному кругу. 305

Из этого с непреложностью следует, что дулебы представляли собою некое большое славянское пред-племя, пред-народ. Который затем или распался, или расселился, или, что вернее всего, распался, расселяясь, уже на те племена, часть которых освоилась на территории будущей Руси. То есть, если картину изобразить простенько, но в комплексе, - переселенцы от аварских художеств на восток садились среди родственных пражско-корчакских же, но аборигенов, "надували" их своим количеством, а потому, за недостатком освоенных земель, "раздувались" уже в новой "смеси" далее.
Именно так местные носители пражско-корчакских ценностей без всякой крови и смены населения выросли в носителей лука-райковецкой культуры, а пришельцы, в свою очередь, разбились на разные племена в соответствии с расселением по ареалам аборигенов. Так и появились бужане, волыняне, древляне, поляне, дреговичи – явно разные племена с пронзительно общей археологией.
Обыкновенный квантовый переход, о каковом уже не раз велась речь в этих книгах.
Вопросом остаётся – можно ли дулебов отождествлять с собственно славянами синхронных источников? Ну, например, дулебы – самоназвание, а славяне – название внешнее. Или наоборот. Или же всё-таки славянами себя так и называли дунайские праго-корчакцы, а уже от них взяли начало дулебы, какие-нибудь сербы-сорбы, хорваты, да те же словене-словаки?
Не знаю. У меня нет ответа на этот вопрос. Да, впрочем, и не в рамках этой работы искать этот ответ. Ясно же пока одно: волыняне не есть тождество с дулебами, но есть смежное с ними понятие. Волыняне выходцы из дулебов в том смысле, что стали смесью дулебских эмигрантов с местными аборигенами той же этнически-исторической общности. Но в той же мере они – отдельное явление, выросшее из местного, аборигенного населения, принявшего и усвоившего импульсы пришельцев. Причём явление настолько отдельное, что для синхронных авторов это было очевидно.
Вот, например, что пишет Абу-Л-Хасан 'Али Ибн Ал-Хусайн Ибн 'Али Ал-Мас'уди в своём труде «Мурудж Аз-Захаб Ва Ма'дин Ал-Джаухар» («Золотые копи и россыпи самоцветов») где-то в 920-950-х годах:

Славяне суть из потомков Мадая, сына Яфета, сына Нуха; к нему относятся все племена Славян и к нему примыкают в своих родословиях. Они составляют различные племена, между коими бывают войны, и они имеют царей.
Из этих племён одно имело прежде в древности власть (над ними), его царя называли Маджак, а само племя называлось Валинана. Этому племени в древности подчинялись все прочие славянские племена, ибо (верховная) власть была у него и прочие цари ему повиновались. Затем следует славянское племя Астабрана, которого царь в настоящее время называется Саклаих; ещё племя, называемое Дулаба, царь же их называется Ванджелава. Затем племя, называемое Бамджин, а царь называется Азана; это племя самое храброе между Славянами и самое искусное в наездничестве. Ещё племя, называемое Манабан, а царь называется Занбир. Затем племя, называемое Сарбин; это славянское племя грозно (своим противникам) по причинам, упоминание коих было бы длинно, по качествам, изложение которых было бы пространно, и по отсутствию у них закона, которому они бы повиновались. Затем идет племя, именуемое Марава; затем племя, называемое Харватин; затем племя, называемое Сасин и племя, по имени Хашанин; затем племя, по имени Баранджабин. Названные нами имена некоторых царей этих племён суть имена известные (общепринятые) для их царей.
Славяне составляют многие племена и многочисленные роды; эта книга наша не входит в описание их племён и распределение их родов. Мы уже выше рассказали про царя, коему повиновались, в прежнее время, остальные цари их, то есть Маджак, царь Валинаны, которое племя есть одно из коренных племён славянских, оно почитается между их племенами и имело превосходство между ними. Впоследствии же, пошли раздоры между их племенами, порядок их был нарушен, они разделились на отдельные колена, и каждое племя избрало себе царя, как мы уже говорили об их царях, по причинам, описание коих слишком длинно.

Что из этого видно?
Что, во-первых, ко времени бытования Константина Багрянородного в Византии, а князя Игоря на Руси дулебы и волыняне были разными племенами. Автор говорит о них не в синонимическом ряду, а сочинительном:

само племя называлось Валинана… ещё племя, называемое Дулаба…

Во-вторых, в прошлом волыняне были ого-го, но и теперь они явно ничего, раз кроме них из восточных славян больше никто не упоминается. Среди западных называются дулебы, у которых царь Венджлав-Венцлав, некие Астабрана, очень напоминающие "Остерабтречи" (Osterabtrezi) "Баварского географа", то есть восточных ободритов, "которые имеют более 100 городов", и моравы. Пожалуй, по тем временам сюда же можно отнести южных ныне славян сербов и хорватов.
Любопытно, что в "Баварском географе", который ближе к дулебам и по времени, и по пространству, упоминания о дулебах нет.
Кстати, аваров у Масуди тоже уже нет. При этом он прекрасно знает венгров и болгар на Дунае. Значит, его данные по времени никак не могут быть ранее 850-х годов.
Чтобы понять общий масштаб племён, упоминаемых Аль-Масуди, стоит отметить в этом ряду "бамджин", очевидных "баджинаков" – печенегов, "самых искусных в наездничестве, которых он относит отчего-то к славянам. В том же ряду племя сасин – похоже на саксов и баранджабин, что – по крайней мере, в нынешнем арабском языке, прямо-таки молит отождествить себя с "варангами", варягами.
Остальные названия (кроме очевидных, как "Марава") решительно непонятны. Да, впрочем, и варяги навевают сомнения, граничащие с отрицанием: какие варяги в 930 - 950-х годах, особенно, когда Масуди прекрасно знает о русах?
Итак, мы видим, что дулебы — не волыняне, а вполне самостоятельный народ. Но волыняне – круче. А когда они стали круче? Надо полагать, после дулебов, точнее, после того как дулебы с ними слились, пройдя через квантовый переход. Ибо сказано в «Повестях временных лет»:

Дулѣби же живяху по Бугу, кде нынѣ волыняне,

То есть жили прежде, а теперь – волыняне, что вполне отчётливо расставляет вехи во времени.
Что же, с волынян и начнём рассмотрение славянских племён на Руси.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments