Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

13.2. Вятичи и радимичи

Славяноязычным аборигенами Руси – но другого, как будет показано, происхождения – были также вятичи и радимичи.
Причём аборигенами несмотря на то, что ПВЛ относит их к пришельцами "из ляхов". Впрочем, это не исключено, но только относится к временам, когда до ляхов были ещё века и века.
Начнём с арабов. Ибо при всей запутанности, а часто и баснословности их описаний в данном случае они наводят нас на верный путь для поиска происхождения вятичей.
Вот сообщение Ибн-Русте из его сочинения «Ал-А'лак ан-Нафиса» («Дорогие ценности»):

В самом начале пределов славянских находится город, называемый Ва.т (Ва.ит.). Путь в эту сторону идет по степям (пустыням?) и бездорожным землям через ручьи и дремучие леса. Страна славян — ровная и лесистая, и они в ней живут. И нет у них виноградников и пахотных полей.

Этот Ва.т (Ва.ит.) — расшифровке не поддаётся. Но большинство исследователей согласно, что речь может идти о вятичах. Правда, многих смущает место, обозначенное точкою: кажется, средневековые арабы не просто давили на нём звук, а произносили что-то вроде глубоко-нёбного «н».
Но, собственно, это не проблема, а решение.
Ибо, например, такой автор, как Абу Са'ид Гардизи в своём сочинении «Зайн ал-Ахбар» («Украшение известий»)  даёт это слово уже более определённо:

В (земле) славян есть город Вантит

Гардизи важен в этом смысле тем, что, по признанию специалистов, его текст, в отличие от многих других средневековых арабских сочинений, прост и не представляет трудностей в плане перевода. При этом, однако, проблемы с переводом имеются, и главная из них заключается в значительном числе архаических слов и форм, несмотря на его относительно позднее происхождение. То есть человек пользовался уже при составлении своего текста некими более древними сочинениями.
Одно из них предположительно устанавливается как принадлежащее перу Ибн-Хордадбеха, также написавшему известное географическое сочинение «Китаб ал-Масалик ва-л-Мамалик» («Книга путей и стран»). Этот труд датируется самое позднее 885 годом. Правда, в тексте самого Ибн-Хордадбеха я ничего о Вантите не нашёл, но такое предположение высказывает очень авторитетный востоковед А.П.Новосельцев, который, видимо, опирался на что-то серьёзное, раз высказывал эту мысль.
Да это и неважно, ибо этот топоним/этноним встречается ещё по меньшей мере в двух независимых источниках.
В известном письме хазарского кагана Иосифа, где он рассказывает своему единоверцу-иудею Хасдаю ибн Шафруту, главному министру Кордовского халифата, о своих владениях, говорится:

Ты ещё настойчиво спрашивал меня касательно моей страны и каково протяжение моего владения. Я тебе сообщаю, что живу у реки, по имени Итиль, в конце реки [примыкающей к морю] Г-р-гана  [море Гирканское — Каспийское]. Начало [этой] реки обращено к востоку на протяжении 4 месяцев пути [это он явно про Каму, которую на востоке считали не притоком, а основным руслом Волги]. У [этой] реки  расположены  многочисленные народы в сёлах и городах, некоторые в открытых местностях, а другие в укреплённых [стенами] городах. Вот их имена Бур-т-с [буртасы], Бул-г-р  [булгары], С-вар [сувары], Арису [?], Ц-р-мис [черемисы], В-н-н-тит [вятичи?], С-в-р [северяне?], С-л-виюн [славяне?]. Каждый народ не поддаётся [точному]  расследованию и им нет числа. Все они мне служат и платят дань.

И, наконец, в анонимном персидском географическом сочинении «Худуд ал-Алем» («Границы мира») рассказывается следующее:

О стране славян. На восток от неё — внутренние булгары и некоторые из русов, на запад — часть Грузинского моря и часть Рума (Византии). На запад и восток от неё всюду пустыни и ненаселённый сенер. Это большая страна, и в ней очень много деревьев, растущих близко друг от друга. И они живут между этими деревьями. И у них нет иных посевов, кроме проса, и нет винограда, но очень много мёда, из которого они изготовляют вино и тому подобные напитки. Сосуды для вина делаются у них из дерева, и случается, что один человек ежегодно делает до 100 таких сосудов. Они имеют стада свиней, так же как мы стада баранов. <…> У них два города: 1. Вабнит — первый город на востоке (страны славян), и некоторые из его жителей похожи на русов. 2. Хордаб — большой город и место пребывания царя.

Вабнит, конечно, не то, что Вантит, но в специальной литературе принято эти два топонима отождествлять.
Эти венеды были, судя по свидетельствам ПВЛ, мощным народом и справными воинами. Во всяком случае, они лет двести упорно сопротивлялись попыткам втянуть их в Русское государство. А в ходе этих попыток ещё и уходили подальше от государственного покорения со стороны Киева, отчего, в частности, извели балтов и финно-угров в регионе нынешнего Подмосковья и Рязанщины.
Покорить вятичей удалось только великому князю Святославу Игоревичу – и тот тут бабка надвое сказала, а летопись могла выдать хвастливую воинскую легенду за действительность. Во всяком случае ещё и сын его Владимир ходил на вятичей войною, то ли возвращать завоевания отца, то ли завоёвывать впервые. И тоже, согласно летописи, вроде бы даже с успехом. Но только и в XII веке великий князь Владимир Мономах с гордостью перечислял своим детям предпринятые им путешествия через земли вятичей. А поход на их племенного князя Ходоту и его сына называл в числе крупнейших своих военных предприятий.
Видно, было чем гордиться…
Откуда же они взялись, такие бойкие?
А как раз из тех самых венедов. Точнее, их потомков. Ещё точнее – из той смеси собственно венедов, носителей днепро-двинской культуры, архаичного родича культуры штрихованной керамики, которая сама сформировалась на основе местных культур позднего палеолита (неманской и нарвской), когда к ним подселились носители культуры шаровидных амфор, а далее пришли носители культуры шнуровой керамики.
Мы об этом говорили в книгах "Русские до славян" и "Славяне до русских", где анализировали ещё и генетическую составляющую всей этой истории. И оттуда пришли к непреложному выводу, что эти шаровидники и шнуровики, в свою очередь, были плодом квантового перехода земледельческих носителей среднестоговской, а затем и ямной культур, отправившихся в Европу поискать лучшей доли во время жестокой засухи, начавшейся 5900 лет назад (событие Бонда 4).
Позволю себе вновь напомнить о квантовых интегрируемых системах, раз уж эта тема вновь и вновь выплывает и в этой работе, - для тех, кому не удалось прочесть об этом в предыдущих книгах этого цикла.

Примечание про квантовые интегрируемые системы

Люди как ложные интегрируемые системы в целом могут быть описаны на языке математики в образе так называемых простых солитонов. Это - структурно устойчивые уединённые волны-частицы, которые распространяется в нелинейной среде (каков и есть мир вокруг нас).
При распространении солитоны воздействуют друг на друга, но не разрушаются, а продолжают движение. Нет, мы, люди, при взаимодействии с другими подчас, конечно, разрушаемся. До смерти. Но на фоне прожитой до того жизни сам момент смерти можно считать пренебрежимо малым.
А для описания взаимодействий внутри набора простых солитонов, определённым образом чувствующих и деформирующих друг друга, вполне пригодны нелинейные интегрируемые уравнения. Которые и описывают итоговое n-солитонное решение для порождаемой взаимодействующими солитонами нетривиальной конфигурации.
Там, конечно, выходят не "чистые" конфигурации, а их вероятности. В результате мы получаем n-мерное вероятностное пространство с изменяемой размерностью - люди-то не вечны, одни умирают, другие рождаются... Но в том приближении, коего достаточно для описания массовых общественных взаимодействий на длительных отрезках исторического времени, эта модель позволяет добиться достаточно точной картины преобразований человеческих сообществ.
В этой модели люди изначально составляют общества, то есть – первоначальные конфигурации единиц-личностей, чьи свойства-потенциалы не просто складываются, а нелинейно взаимодействуют между собою. В результате таких взаимодействий подчас полностью меняются функции этих самых единиц-личностей. Ну, достаточно вспомнить даже такую элементарную ячейку общества как семья. Не говоря уже о более сложных общественных системах. Так у нас и получается этакое n-векторное пространство нетривиально меняющихся человеков и их взаимодействий. То есть - квантовые группы людей над большим полем К человеческой планеты.
Но в зависимости от смены функций их носителей меняются и свойства самих человеческих конфигураций. Это то, что мы называем развитием общества.
А теперь достаточно создать уравнение второго порядка для описания преобразования хотя бы двух квантовых групп, вступивших во взаимодействие через плотные взаимодействия людей-солитонов. Что получится? Да, именно: абсолютно не линейный результат. То есть не результат сложения двух, в нашем случае, культур. И не результат вычитания, если одна квантовая группа попросту уничтожает другую. Нет, в n-в квадрате-мерном изменяемом большом поле К результат в любом случае будет нетривиальным. Вплоть до появления совершенно новой культуры, лишь самым дальним эхом отражающей первоначальные.

В Восточную Европу эти достойные люди принесли гаплогруппу R1а-Z280. И затем несли её через различные культуры и общественные формации - фатьяновскую, днепро-двинскую, штрихованной керамики, западнобалтийских курганов и так далее. Вплоть до тушемлинской-банцеровской культуры, которая и возникла на основе более ранних днепро-двинской культуры и культуры штрихованной керамики в результате – внимание! - метисации с носителями киевской культуры.
А откуда эта пресловутая метисация? А от тех коллизий, которые здесь уже описывались: набегает новая степная волна на ареалы приднепровских лесостепных земледельцев – и часть из них сбегает от лишних приключений под сень лесов, к родственным венедам. В случае с киевцами это были гунны.
Про тушемлинскую культуру рассказывают много забавного. В частности, будто она – культура балтская. И будто бы хорошо иллюстрирует процесс трансформации балтов в славян.
Но была ли эта трансформация? Были ли балты вообще? И появились ли славяне?
Начну с маленькой иллюстрации. Оказывается, ещё у носителей днепро-двинской культуры тотемным животным был медведь, культ которого имел широкое распространение. С учётом генетической преемственности большей части нынешних русских в рамках субклада R1а-Z280 такая культурная преемственность уже не кажется случайной.
Она и не есть случайная. Потому что, напомню, R1а-Z280 является двоюродным собственно славянскому (западнославянскому) субкладу R-M458. Скандинавский R-Z284 - и то ближе. И, следовательно, являл когда-то одну предковую общность и для будущих балтов, и для будущих восточных славян. Да, позднее балты и славяне разошлись культурно и (особенно сегодня) политически. И историки вольны, конечно, относить эту общность к балтской, или к славянской, или к балто-славянской. Но она – по крайней мере, в белорусско-смоленских лесах долго оставалась общностью, плавно перетекая из культуры в культуру – подчас под квантовым воздействием беженцев из лесостепей, а подчас и без оного.
Эту общность я предложил условно считать венедскою, хотя формально венеды пришли с запада, от кельтов. Но поскольку эта лесная общность была именно общностью, впитывающей разные влияния и потому незначительно различающейся в пространственных своих ареалах, то допущение это не кажется сильно ошибочным. Кому угодно, может назвать её балтской – суть от это не поменяется.
А суть в том и состоит, что эта общность долго говорила на языке, который принято называть балто-славянским. Можно его ассоциировать и с днепровско-окским языком, который относят к балтийским, реконструируя его по данным топонимики, и на котором предположительно разговаривали носители днепро-двинской культуры. А можно считать, что от него исходят восточно-великорусские говоры, на которых общались тушемлинцы, и которые оказываются наиболее архаичными из праславянских.
На самом деле вся эта путаница великолепно объясняется опять-таки через венедскую (балтскую, балто-славянскую) общность, вышедшую из носителей субклада R1а-Z280 и продолжавшую проживать в восточноевропейских лесах последние 4 тысячи лет. Жили они себе, говорили себе на постепенно изменявшемся архаическом наречии, унаследованном от индоевропейского диалекта ямных, а то и среднестоговских времён, любили себе мишку, которого, скорее всего, они же и переназвали из индоевропейского "бер" в тотемного "знатока мёда".
А потом, когда в леса их всё больше стали заходить расселившиеся по соседству славяне, начали эти славные любители медведей принимать в себя и славянские говоры, и славянские культурные импульсы. И стали – в глазах историков – "ославяниваться" из балтов. А другие их соотчичи, отделённые от славян полосою кривичей, таких воздействий не получали и потому сохранили и свои архаичные диалекты, и свою культуру. По имени нынешних носителей названных балтскими.
Словом, в славян если кто и трансформировался, то венеды. И судя по тому сопротивлению, которое оказывали этому процессу вятичи и радимичи, такую трансформацию венеды принимали отнюдь не с восторгом. 
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments