Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Пришельцы, судя по всему, и принесли сюда более высокий по отношению к аборигенному уровень земледелия и ремесла. Впрочем, ремесленный уровень был пониже, нежели у соседней салтовской культуры, так что её влияние на северян также заметно.
Оно заметно также и в политическом отношении. Дело в том, что пришельцы с Дуная столкнулись не только с не сильно экономически и политически развитым немногочисленным населением наследников пеньковской и колочинской культур, но и с неким полиэтничным населением важного торгового, ремесленного, военного, а следовательно, и политического центра - Битицкого городища. Это население также поучаствовало в сложении волынцевской культуры.
Скорее всего, это и были савиры, точнее, их потомки – по некоторым предположениям, кутригуры, вассальные уже Хазарскому каганату – конные, хорошо организованные и вооружённые бойцы, неизбежным образом составившие вскоре элиту северянского общества.
Сложился некий симбиоз: славяноязычные переселенцы с Дуная развивали товарное земледелие на местных чернозёмах, находясь под защитой и управлением элит, вассальных Хазарскому каганату. Не побоюсь предположить, что именно они, эти элиты, а не сами степные хазары, осуществляли сбор дани с соседних вятичей, радимичей и полян. Им и была полезна крепость в Киеве, которую в некоторых источниках называют хазарской, им были нужны другие крепости вдоль Северского Донца и Тихой Сосны, о которых ещё будет речь.
Любопытно, что древности волынцевского типа довольно быстро исчезают с горизонтов после того как в 1-й половине IX века прекращает функционирование политический центр в Битице. Причём прекращает в результате явно военного нападения и разорения. Скорее всего, это связано с известной гражданской войной в Хазарском каганате, связанной с принятием его верхушкой иудаизма в качестве государственной религии.
Примечательно, однако, что роменская культура вполне себе уцелела. Что, в общем, не удивительно: земледелец нужен всем как податная единица, да и поживиться у него серьёзным воинам нечем, кроме быстрого подножного корма да девок. Это на сохранность культурных навыков мало влияет…
Тем не менее, очень похоже, что именно миграция носителей роменской культуры от надвинувшихся неприятностей и вызвала к жизни такой этнический феномен как вятичи. Ведь это они, роменцы, продвинулись в глубины венедского лесного пространства в верховья Оки. Как всегда и было, как мы помним, при регулярно посещавших жителей лесостепи неприятностей. Мы об этом не раз вспоминали – ну, а в данном случае видим этот процесс миграции, приведший к появлению новой культурно-этнической общности, просто воочию.
У самих же северян в это время, после физического ослабления, а то и ликвидации прежних элит возникают элиты уже свои, на земледельческом базисе и товарном производстве зерновых выросшие. Видно, как в IX веке заметно меняются принципы распределения дополнительного продукта внутри поселений. Перераспределяются и земельные наделы. Появляются собственные малые городища – скорее всего, как административно-торговые центры после исчезновения центров хазарской администрации. Но, делает вывод А.В. Григорьев на основании изученного материала, сами по себе хозяйственные связи с хазарами не были прерваны, и северяне продолжали вовсю торговать с хазарами зерном, а за это получать серебряные монеты.
При этом скорее всего такие связи должны были сопровождаться некоей системой охраны и гарантий со стороны Хазарского каганата. А это значит, что зависимость северян от хазар к моменту появления в этих местах русов в конце IX века вполне сохранялась.
События эти совпали с появлением здесь и тогда же печенегов – в результате очередной "мировой войны" в Степи, устроенной хазарами же. Печенеги довольно сурово прошлись по Северской земле, вызвав полное прекращение жизни как на ряде крупных салтово-маяцких памятников, так и на ряде роменских, то есть северянских городищ.
Похоже на то, что русы приняли участие в этих событиях, одним из результатов чего стало подпадение – постепенно, не быстрое – северян под их власть. Ряд пожаров в северянском Черниговском Подесенье указывает на далеко не мирный характер этого перехода. Тотально не мирный: после погрома на этой территории в Х веке происходит бурный рост населения, но оно носит другие культурные признаки – признаки уже древнерусской культуры.
Новая граница между русью и северянами прослеживается в виде незаселённой полосы между реками Сновь и Мена, правыми притоками Десны. Город Чернигов становится, таким образом, важным пограничным пунктом, откуда такая значительная его роль в истории и преданиях Древней Руси. При этом за границу влияние руси пока не прослеживается. Северяне сохраняют независимость ещё какое-то время.
Очень важное объяснение, важность которого будет показан дальше, даёт этому А.В. Григорьев:

Разница в социально-политическом устройстве Руси и окружающих славянских раннегосударственных объединений была, вероятно, столь велика, что препятствовала постепенному врастанию подданных территорий в единое государство. Для реального включения в состав Руси того или иного объединения требовалось не только сменить правящую верхушку последнего, но и ликвидировать практически всю социально активную прослойку. Последнее было равнозначно полному изменению сложившихся общественных отношений.

В лучшем случае, часть территорий северян попали в вассальную зависимость от Руси, отчего у Константина Багрянородного есть указания о включении их в число племён, на которых проходило русское полюдье. Однако ни в каких источниках мы не видим упоминания о северянах как о части русского государственного пространства вплоть до второй четверти XI века. Вспомним, что синхронного с Багрянородным северян в число своих подданных включает и хазарский царь Иосиф.
Разорванное получилось племя, в лучшем случае.
Необходимо отметить ещё одно важное обстоятельство, которое нам пригодится в дальнейших изысканиях. Русы, похоже, не просто так покоряли и отгоняли северян от низовий Десны и от границы по Снови, а с вполне стратегическим расчётом. Дело в том, что между Десной и Окой (точнее, между их притоками, конечно) имеются очень короткие и лёгкие переволоки, которые при обильности тогдашних рек водою и наличии болот и озёр в их верховьях вполне могли считаться непрерывным водным путём. Скажем, между озерцом, из которого вытекает река Нерусса, и истоком реки Крома, правого притока Оки, всего чуть больше 2 километров расстояния. Даже не вспотеешь, как говорится.
И похоже, именно по этой водной "дороге" и производилась торговля как минимум янтарём между арабским Востоком и балтийской Пруссией, иже ныне Калининградская область…
Что ещё важно – для будущих изысканий и вообще:

Изученные археологические материалы не позволяют говорить о существовании сколько-нибудь значительной постоянной дружины у северян. Не нашла отражения дружинная организация и в погребальном обряде, и в каких-либо других признаках. Имеющийся материал позволяет предположить, что определённый процент населения Северской земли был вооружён, но в то же время эти люди не были объединены в отряды.

Это важно, чтобы, вернувшись к сильному влиянию салтовской культуры на северян, не впасть в крайность и не начать идентифицировать последних, как это сделал В.В. Седов с неким "Русским каганатом".

Примечание про "Русский каганат"

И вот однажды выдающийся русский археолог В.В.Седов высказал мысль, что волынцевская культура – это и есть русы, и это и есть их пресловутый Русский каганат! Это будто бы тот каганат, которого послы признались франкскому императору в 839 году, –

- qui se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant –
- что их, то есть их народ, называют росами –

- а послал-де их король-хакан (или кроль по имени Хакан) .
А что! В самом деле: в 830-840-х годах на северо-западной границе Хазарского государства было воздвигнуто семь крепостей - городища Алексеевское, Верхнеольшанское, Верхнесалтовское, Колтуновское, Красное, Маяцкое и Мухоудеровское. Все – серьёзные сооружения:

Они имели отчётливую геометрическую планировку, а по периметру - стены, сложенные из обработанного камня или кирпича. Природные факторы в их обороне играли второстепенную роль, естественную защиту имела лишь одна, выходившая к реке сторона крепости. … К этому же типу укреплений принадлежит и Саркел. … Названные крепости не имеют генетической связи с местным фортификационным строительством. Их планировка и использованные строительные приёмы, несомненно, восходят к традициям византийской крепостной архитектуры.

Интересно, не так ли? Построить тогда крепость, да ещё руками византийских мастеров, - это не фунт изюму. Это как сегодня подводный ракетоносец заложить или, на худой конец, у французов вертолётоносец прикупить…
Что же за опасность могла грозить хазарам из-за Тихой Сосны и Северского Донца, чтобы идти на такие траты?
По мнению В.В.Седова, этой опасностью как раз были представители так называемой волынцевской культуры. Однако слабость такой идентификации всё в тех же проклятых вопросах, которые возникают, когда на историю смотришь не с высоты кабинета, а из реальности.
Например. А что, крепости строят только для обороны? А как – для завоеваний? Для контроля над завоёванной территорией? Для своза туда дани и рабов?
Особенно, когда это крепости, пренебрегающие природной защитой и рассчитывающие лишь на свои стены…
Или вот мы знаем, что некие русы постоянно нападали на Византию морем. Могли ли это быть северяне? Это легко увидеть – достаточно лишь разобрать сведения из византийских источников. Вот, например:

Было нашествие варваров, росов — народа, как все знают, в высшей степени дикого и грубого, не носящего в себе никаких следов человеколюбия. … они — этот губительный и на деле, и по имени народ, — начав разорение от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигнул наконец и до отечества святого...

Это идёт речь о нападении русов на Амастриду.
Было ли оно, не было, идёт ли речь о части одного из набегов русов  на Византию или о набеге как части оной из войн – неважно. Важно, что – русы. Или, если встать на точку зрения В.В.Седова, это - северяне волынцевской культуры.
Но какой ход военных действий описывается в источнике, если подойти к делу с реальным представлением о том, как такие дела совершаются?
Русы, напомню, прошли из Пропонтиды до Амастриды. Пропонтида – это Мраморное море. Амастрида – это провинция Пафлагония, она располагалась на южном берегу Чёрного моря примерно напротив Крыма, там, где сейчас стоит Синоп. Следовательно, описанное нападение с точки зрения стратегической представляет собой театр военных действий шириной 200-300 км и глубиной, пожалуй, не меньше.
Что автоматически означает 10-15 дневные боевые действия. Даже если бы русы, или кто там понимается под этим именем, не воевали, а просто делали пешие марши, не вступая в соприкосновение с противником. Если то были морские переходы, принципиально это картины тоже не меняет – когда на собранном точно по параметрам корабля викингов судне в 1893 году прошли от Норвегии до Ньюфаундленда, средняя скорость составляла 8,5 км/час, то есть 4,7 узла. Это под парусом и без остановок.
Далее. Русская армия, со своей стороны, должна была насчитывать достаточно бойцов, чтобы безусловно нейтрализовать фемное ополчение. Если считать по средним показателям в три турмы от фемы, в три банда в турме и три гекатонтархии в банде, то в той же Вифинии противостоять русам могло до 3000 воинов, не считая милиции. Значит, русов  должно было быть не меньше. Умелых флотоводцев и бойцов.
А теперь вернёмся к волынцевским «русам» В.В.Седова. Живут они, условно, в районе Сум - Харькова – Курска – Белгорода - Липецка. Лесостепь, дубравы, хмельные полыни по холмам, овраги, болота и крутящие хула-хуп задорные речки.
В деревнях обнаружены железные ножи для плугов, серпы и точильные камни. В могилах встречаются стеклянные и пастовые бусины, браслеты с утолщёнными концами, железные ножи и кольца. Население волынцевских и роменских поселений выращивало скот, лошадей, коз, овец и свиней, ловило рыбу в близлежащих реках. От диких пчёл получали мёд и воск.
И нам надо думать, эти вот добрые любители мёда собрались в дружину массою не менее 3 тысяч копий, сплавились к Чёрному морю, переплыли его и обрушились на Римскую Империю, поставили её на уши, побили народа немерено и вернулись обратно?
А ведь флот, даже из однодеревок – это не шутка. Даже если допустить, что однодеревка – это действительно всего лишь долбёнка из распиленного вдоль ствола дерева. Флот в перерывах между молотьбой ячменя и просеиванием проса не построишь. И в землянку шесть на шесть не спрячешь. Строительство флота необходимо означает необходимость лесопильни + деревосушилки, от осадков укрытой, + обрабатывающего производства + логистики + рабочей силы + питания + обслуги + жилья + охраны + финансов + порта. И самое главное – власти, чтобы всё это организовать, контролировать, направлять и держать в кулаке.
И где это всё у «Русского каганата» северян? Масштабная флотская инфраструктура существовала тогда только в Византии и в Скандинавии. Ну, если брать Средиземное море – то ещё у арабов. В остальной Европе флоты были так себе. Даже у Англии в это время флота нет! У франков флота нет! Есть у викингов, да. Но и у них всего 150 кораблей штурмуют Париж и берут его. Так Рагнар Мохнатые Штаны до сих пор в героях легенд и фильмов ходит!
А тут такая мощь - откуда? Где её выковали? В речке, которую запросто перелетит яблочный огрызок, брошенный мальчишкой в приятеля на другом берегу? Ну, и где следы соответствующей военно-морской базы на берегах северских рек?
Так что не будем искать кошку в клетке тигра. Или её там не было, или он её всё равно съел.
Кстати, а ещё воинству нужно оружие. Каким оно было у северян? Наверное, там вся земля усеяна железом от мечей, топоров и кольчуг – коли уж с Империей на равных дрались?
Да нет, оказывается. Судя по результатам раскопок, у волынцевских «русов» внятного вооружения… вообще не находится!
Как пишет в своей профессиональной археологической работе по холодному оружию Днепровского Левобережья X-XI вв. А.В.Зорин, -

- Клинковое оружие на северянской территории представлено редкими образцами мечей, сабель и палашей.

Или такое имеется наблюдение –

- Крайне редкие находки мечей на Днепровском Левобережье …

Любопытно окончание этой фразы:

…объясняются, помимо иных причин, ещё и тем влиянием, что оказывали хазары на своих данников в том числе и в области вооружения.

Исследователю оружия достаточно этого, а нам интересно как раз другое:

…на своих данников…

Собственно, материал А.В.Зорина «Русы и северяне: из истории военного противостояния» неопровержимо доказывает: оружие северян – в основном хазарского типа и «заточено» под задачи конницы:

Довольно полно представить комплекс вооружения славян мы можем только на примере северян Битицы, где найдена сабля салтовского типа с наплывом вместо перекрестья, кистень, булава, небольшой железный щит, боевые топоры, наконечники стрел, копий и особенно много дротиков. Судя по находкам снаряжения коня, только часть северянских воинов были пешими, другую, очевидно, небольшую, часть, как и в аланском войске составляла лёгкая конница, -

- пишут в статье «Вооружение и военное дело Хазарского каганата» А.В Комар и О.В.Сухобоков. Казалось бы, неплохо. Есть что вбить в голову хитрому греку! Но!
Беда в том, что Битицкое городище погибло в результате военного разгрома в первой половине IX века. Ага, как раз тогда, когда хазары начинают в этих местах свои крепости строить! Странное совпадение, не правда ли?
Особенно, если вспомнить, что северяне именно хазарам дань платили…
И после этого на северянской территории более нигде не прослеживается столь крупных центров, которые могли бы выступать как средоточие дружины и княжеской власти. Об этом же печально говорит и В.В.Седов:

Определить, где была столица Русского каганата, пока не представляется возможным. Не исключено, что таковая в этом зарождающемся государстве ещё не сформировалась…

Хороша империя без столицы! Да куда ж каган северский, русский, пассионарных юношей и девушек из провинции собирал, которые под ним, императором, карьеру сделать желают? Где он дружину могутную поил-кормил? Где купечество его богатое торг вело? Где он с адмиралами флота своего могучего собирался, морские походы на сильнейшую империю того мира измысливая? Где собирался ответных послов принимать, коли уж свои были посланы с верительными грамотами от бездомных северян сначала к кагану за агреманом, а затем к императору византийскому с предложениями дружбы? Вот спросят их, почётных и важных: «А столица-то ваша где? Куда заверения дружбы направлять?»
А те этак смущённо ковыряют ножкой пол, опустив глазки долу…
В общем, ответ на всё один. Раз у «волынцевцев»-северян столицы не было, то, значит, не было и её «заказчиков» - князя, дружины, государственной и торговой элиты. Что, в общем, свидетельствует об одном: не было тут никакого каганата. Напротив, после 830-х годов волынцевско-северская цивилизация входила в состав стороннего государства.

Таким образом, отдадим северянам северяново – ёмкий был народ, многогранный, - но не будем путать их с теми, с кем они воевали и кому они долго не покорялись.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments