Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

14.1. Меря

Меря, один из персонажей в предании о призвании варягов, - один из, может быть, наиболее загадочных участников всей той истории.
В этом народе всё нелогично. Неведомо откуда взялся. Неведомо в кого эволюционировал. Что по себе оставил, куда-то исчезнув. Почему вообще куда-то исчез, после того как обжил гигантские пространства от нынешнего Санкт-Петербурга до нынешней Нижегородской области?
Неизвестна даже его этническая принадлежность. При том – вот парадокс! – что никто в этой этнической принадлежности не сомневается…
Но по порядку.
Меря впервые упоминается в недатированной части «Повести временных лет»:

На Бѣлѣ озерѣ сѣдять вѣсь, а на Ростовѣ озерѣ меря, а на Клещинѣ озерѣ сѣдять мѣря же.

По контексту судя, да и из употребления временных форм видно, что летописец описывал современную ему ситуацию. То есть, самое раннее – в 1060-е годы какая-то меря "сидела" по Ростовскому и Клещинскому озеру.
Это – первая странность: ведь меря, согласно преданию о "призвании варягов" подвергалась всяческим насилиям находников из-за моря:

В лѣто 6367. Имаху дань варязи, приходяще изъ заморья, на чюди, и на словѣнехъ, и на меряхъ и на всѣхъ, кривичахъ.

Это ж какие такие сборщики дани должны были от берегов Балтики доходить до Ростовского озера? Каким это образом, интересно узнать?
Вопрос второй: а куда делась меря из последующих раскладов? –

И изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собѣ володѣти. И не бѣ в нихъ правды, и въста родъ на род, и быша усобицѣ в них, и воевати сами на ся почаша…
Идоша за море к варягом, к руси. … Ркоша руси чюдь, словенѣ, кривичи и вся: «Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нѣтъ. Да поидете княжить и володѣть нами».

Пропала меря – и из гражданской войны, и из призвания варягов!
Впрочем, оно и понятно: ведь никакой мери в землях вокруг Ладоги, затронутых этим событиями, не было! Нет там мерянских памятников. Но летописец-то про науку археологию ещё ничего не знал! Меря у него просто взяла и исчезла.
Впрочем, кстати, и не единожды. Точно так же этот этноним появляется в недатированной части "Повестей временных лет" несколько раз – в основном, в списках разных упоминаемых летописцем по случаю народов. Затем летопись упоминает это племя как субъект в последний раз под 907 годом:

В лѣто 6415. Иде Олегъ на Грѣкы, Игоря оставивъ Кыевѣ. Поя же множьство варягъ, и словѣнъ, и чюди, и кривичи, и мерю, и поляны, и сѣверо, и деревляны, и радимичи, и хорваты, и дулѣбы, и тиверци, яже суть толковины; си вси звахуться Великая скуфь.

И всё! Больше мери нет, и в делах государства она нигде и никогда не участвует. В списках "русей", с которыми отправляются на ворогов киевские князья, она больше не фигурирует:

Игорь совокупи воя многы — варягы, и русь, и поляны, и словѣны, и кривичи, и тиверцы, и печенѣгы… -

- но нет мери!
Более того, она не фигурирует даже там, где ей самое место: в тех рассказах летописи, где действие происходит в её местах, с нею и вокруг ней.
Ну, например.
Рассаживает Владимир своих сыновей по землям:

И посади Вышеслава в Новѣгородѣ, а Изяслава в Полотьсцѣ, а Святополка в Туровѣ, Ярослава в Ростовѣ. И умершю же старѣйшому Вышеславу в Новѣгородѣ, и посади Ярослава в Новѣгородѣ, а Бориса в Ростовѣ…

Вот он у нас, мерянский Ростов. Сажает туда Владимир сперва умнейшего,  а затем любимейшего сына. А сам начинает –

- ставити городы по Деснѣ, и по Устрьи, и по Трубешеви, и по Сулѣ, и по Стугнѣ.

От печенегов защищаться. Дело всенародное – мобилизуют всех:

мужи лутши от словенъ, и от кривичъ, и от чюдии, и от вятичь, и от сихъ насели и грады…

То есть даже вятичей, покорность которых Киеву была ещё очень под вопросом, поверстали в трудармию, даже словен и чудь с севера завезли, - а меряне где? Любимому сыну вручённые и дань дающие?
В очень странной роли предстаёт меря в летописи: то в войнах участвует, дань платит – то исчезает невесть куда…
Нет мери и в летописном рассказе о действиях ярославских волхвов в 1071 году, которые у женщин продукты изымали, а княжеские дружинники их за это карали. И только нынешние историки видят в обряде изымания продуктов очевидные черты финно-угорской традиции… -

- зафиксированной П.И. Мельниковым у мордвы.

Причём тут мордва, если там должна жить меря?
Но есть к этому народу и ещё вопросы. И отнюдь не по легендам летописным возникшие…
Например, не очень ясно, что у нас с мерянской археологией, - хотя она упоминается едва ли не в каждой книжке по истории Древней Руси.
А что неясно?
А неясно, относится ли относимая к мерянам археология – к мерянам!
Традиционно мерю и весь относят к носителям дьяковской культуры, в то время как мордву, мурому – к городецкой культуре.
Они похожи. Обе происходят из культуры сетчатой керамики (она же культура ложнотекстильной керамики), та, в свою очередь, стартует от культуры ямочно-гребенчатой керамики.
О последней мы довольно подробно говорили в книге "Русские до славян", где делался вывод, что это — плод совмещения первонаселения этих мест в лице древнейших европейских охотников и собирателей, охотников и собирателей из лесостепной зоны Восточной Европы (из региона днепро-донецкой культуры) и снова охотников и собирателей с Урала, генетически родственных якутам. Эта культура была географически очень широко распространена, от Фенноскандии до Урала, что, похоже, объяснялось взаимным заимствованием технологий, но относительно слабым слиянием населения. То есть если ничто не давит и не заставляет, то квантовые изменения обществ не очень ярко выражены. Хотя и оттесняли друг друга, не без этого.
Время бытования этой культуры 7 – 4 тысячи лет назад.
Прямо на её месте и образуется около 3,8 – 3,5 тысяч лет назад культура сетчатой керамики, причём воздействие на неё оказывали носители фатьяновской культуры с запада и поздняковской – с юга. Обе последних древними своими корнями уходят в степную ямную общность 5,6 – 4,3 тысячи лет назад.
Расположившись от Фенноскандии и Ладоги до среднего Поволжья, она, как считается, и породила целый пласт финно-угорских археологических культур дьяковского, городецкого и ананьинского круга.
Дьяковская культура зародилась около VII века до н.э., то есть ещё в рамках бытования культуры сетчатой керамики. Расположилась она на территории Ярославской, Владимирской, Тверской, Вологодской, Московской, Ивановской, Костромской и Смоленской областей.
Культура мощная, жила долго – до VI—VII веков н.э. Строила укрепления и города, интенсивно занималась сельским хозяйством – более слабым земледелием, более мощным скотоводством.
Отметим сразу: археология фиксирует "наслаивание" на неё некоего "балтского" элемента – на деле же элементов "венедской" днепро-двинской культуры. Причём наслаивается так интенсивно, что идут дискуссии о "славянском происхождении" части дьяковских памятников.
При этом, однако, заметно, что надвигались дьяковцы с запада, причём жестоко пластали в ходе столкновений живших здесь носителей фатьяновской культуры. Вплоть до полного уничтожения целыми поселениями. То есть военный костяк у племён дьяковцев однозначно присутствовал.
Жили родами по отдельным городищам (откуда и разговор про военный костяк, ибо одними мужчинами одного рода много чужаков не напластаешь). Планировка традиционная, подсказанная жизнью: на высоких мысах при впадении рек в другие, треугольной формы, защищённые рвом и частоколом. Московский Кремль в этом смысле может служить иллюстрацией, тем более что одно из дьяковских городищ на Боровицком холме и стояло. Это можно трактовать в смысле того, что дьяковцы не дураки были и друг с другом портиться, кровушку пустить. Хотя, в общем, не ясно, что было делить: все жили вровень, скромно так – металла мало, орудия костяные и каменные, керамика грубая…
Жили дьяковцы во времена расцвета культуры в длинных домах на семью, площадью 50-70 кв.м., делившихся на несколько помещений и заселяемых одной большой семьёю. К концу бытования культуры распространены стали квадратные дома площадью 20 кв.м., построенные из брёвен, закреплённых на опорных столбах. Это тоже понятно: климат, как мы помним, в VI – VII веках сильно ухудшился в результате вулканического извержения, и дьяковцы, похоже, нашли хороший способ избегать заметания жилищ снегом зимой и затопления водою летом.
Не исключено, а, вернее, высоко вероятно, что именно от подобных домов  повелась в русском фольклоре традиция рассказов об избушках "на курьих ножках", где жили ведьмы-колдуньи. Потому что контакты между скифами-земледельцами и дьяковцами наукой зафиксированы, а историческая и культурная связь между скифами и нынешними русскими сомнений не вызывает.
В начале нашей эры дьяковцы начинают бить пушного зверя в промышленных масштабах. С III века здесь появляется чернолощёная керамика - не очень понятно, кем-то принесённая (но среди соседей такую никто не изготавливал), то ли изобретённая самими технология. В принципе, ничего особо уникального в ней нет, но здесь одинаково вероятны оба пути. Или даже синтетический вариант: чернолощёная керамика встречается в черняховской культуре (явно упёртая во время набегов на Римскую империю), а контактов между черняховцами  и дьяковцами исключить нельзя. Вернее, они отмечаются – через сарматов.
А то и меха стали добывать и продавать им же для дальнейшей реализации тем же ромеям. Тем более что и ювелирное искусство тогда же начинает развиваться. Да и римская фибула среди находок присутствует.
Иное дело, что развитие это не на заимствованных образцах, а собственное – ну, так, видать по всему, что дьяковцы были людьми жёсткими, самостоятельными, себе на уме.
Отметим среди украшений бронзовые изделия, орнаментированные разноцветной выемчатой эмалью, бантиковидные нашивные бляшки, серьги с трапециевидными подвесками, зерни, украшенные парными шариками, ажурные застёжки-сюльгамы.
Среди, как считается, предметов культа встречаются глиняные зооморфные фигурки, женские статуэтки, а также так называемые «пляшущие человечки» с высоко поднятыми вверх руками. Присутствуют также изображения медведя и утки.
Интересно, встретится ли что-нибудь похожее среди "мерянских" древностей?
Далее важное: самые смелые археологические толкования относят последние археологические свидетельства дьяковской культуры к VIII веку. Считается, что это связано с постепенным её вытеснением балтами:

К VI веку вся территория дьяковской культуры от Средней Оки на юге до Верхней Волги на севере была заселена балтоязычными племенами.

Предлагаю это тоже запомнить, имея, однако в виду один простой вопрос: а с этими племенами кто-то разговаривал, чтобы определить, балтоязычны они или как? Может они на суахили разговаривали? Да, это я про всю ту автоматически балтскую атрибутацию культур из времён и пространств очевидного балто-славянского единства. Точнее, даже так: пред-балто- и пред-славянского.
Но сколь ни катай во рту понятие "балты", это не отменяет главную проблему с дьяковцами-мерею. И заключается она в том, что первые славянские поселенцы появляются на "дьяковских" землях лишь в IX—X веках. То есть перерыв между концом одних и появлением других достигает минимум 100 - 200 лет (а по реальным подсчётам и 200—300), но при этом славянские переселенцы каким-то образом унаследовали финскую топонимику.
Что остаётся?
Остаётся только два выхода из этой археологически-лингвистической загадки: либо предполагать сохранение дьяковцев на лишние два века вопреки данным раскопок, кстати, достаточно полным, - либо предполагать наличие здесь некоего населения, которое и передало финские названия подселившимся славянам.
Это было балтское население? Да пожалуйста! – вопрос терминологии.
Или, может быть, стоит принять второе предположение?
Как о нём пишут, -

- устанавливается взгляд на более раннее проникновение славян в поволжский регион (с конца IV—V в., предположительно под влиянием гуннского нашествия). Академик В. В. Седов называет это «первой волной славянского переселения»; её свидетельствами являются височные кольца, близкие позднейшим кольцам кривичей, находимые в частности в позднедьяковских слоях.  … Современные авторы уже выделяют в Волго-Клязьменском междуречье мерянскую культуру VI—IX вв. как метисную финско-славянскую.

Да-да, это предположение и стоит принять. Как единственное возможное и довольно хорошо при имеющихся данных доказанное.
Да, было такое славянское население. И это то самое "неизвестное славянское племя", о котором шла речь в предыдущей главке.
Ещё раз кратко и тезисно о нём – уже в контексте якобы дьяковской мери.
Итак, была проблема: не ясно, кому принадлежат браслетообразные сомкнутые височные кольца. Проследив расселение племени, женщины которого носили такие украшения, мы увидели, что оно расселялось в Полоцком Подвинье, Смоленском Поднепровье и части районов Волго-Окского междуречья. Эти люди были настолько, по-нынешнему говоря, толерантны, что запросто вливались влившись в местную среду, не гнушаясь тем, чтобы хоронить умерших в общих  некрополях.
Этакие "стволовые клетки" этногенеза…
Далее мы увидели, что это были люди тушемлинско-банцеровской культуры, которую археологи затрудняются правильно отнести к славянам или балтам, но мы-то знаем, что потому и затрудняются, что это – не те, и не другие, а до-славянские и до-балтские венеды.

Вот, собственно, они и есть те "славяноморфные" поселенцы, что добрались до дьяковцев до "классических" славян, успели пообщаться с ними до их угасания (в котором не исключено, что приняли участие, тихо, но упорно ассимилируя) набраться топонимов, некоторой культурной и технологической преемственности и позднее передали это славянам. Но при этом сами не стали финнами, а сохранили свою самоидентификацию, одним из символов которой стали те самые женские височные кольца, кои эта люди сохранили вплоть до татарского нашествия.
Собственно, после этого оставалось только согласиться с В.В.Седовым в том, что в летописи эти люди вошли под именем меря:

…когда летописец писал, что «перьвии насельници в Новегороде словене в Полотьски кривичи, а в Ростове меря...», он имел в виду, по всей вероятности, славян, занявших земли мери, а не финноязычное население этого края.

Вот этой мерею теперь и займёмся. Ибо отдельным феноменом русской истории она всё же осталась.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments