Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Ещё более детальные и интересные данные даёт совсем недавнее исследование специалистов из Медико-генетического научного центра и Института общей генетики РАН, которые в 2013 – 2015 годах брали образцы на анализ ДНК у местного населения как раз и интересующей нас Ярославской области. При этом брались образцы целенаправленно у людей, которые считают себя отдельными если не этносами, то популяциями: сицкарей (самоназвание происходит от речки Сить), кацкарей (самоназвание от речки Кадка), мологжан — потомков жителей города Молога, затопленного при строительстве Рыбинского водохранилища, и жителей Мологского района. Кроме них обследовалась, условно говоря, "контрольная" группа - коренное русское население Ярославской области по сборной выборке.
Важно, почему выбрали именно эти этнографические группы. Сицкари – группа малочисленная: взятые у них 30 образцов не родственных между собой мужчин охватывает практически всю популяцию (по разным оценкам, 500 – 2000 человек обоего пола и всех возрастов). Отличаются специфическим диалектом, резко отличающимся от других ярославских говоров, отличным антропологическим типом - невысокие, коренастые блондины, а также самосознанием: они считают себя потомками монголо-татар.
Кацкари считаются чуть ли не самопровозглашённой субэтнической группой русских, хотя сами считают себя народом, вроде казаков. Их тоже около 2000 человек.
Мологжане в некотором смысле похожи на них – общностью они себя тоже осознавать стали, так сказать, волевым решением: в 1960-х годах начали встречаться между собою жители затопленного при создании Рыбинского водохранилища города Мологи. Но нам они интересны тем, что, как считается, именно на территории города Молога были найдены наиболее поздние захоронения с элементами культуры мерян. Возможно, их след остался в жителях города.
И вот что выяснилось при исследовании Y-хромосомы по двум типам маркёров.
В целом в русском населении Ярославской области преобладают три гаплогруппы Y-хромосомы: R-M198 (34%), R-M458 (24%) и N-M178 (11%). Такой спектр, пишут авторы, типичен для русского населения средней полосы России. Что касается анализа по кластерам, то кацкари и сборная выборка по области вошли в общий кластер Центральной и Южной России, украинцев и белорусов. Но не вошли в кластер северных русских и финноязычных народов.
В общем, тут большое сходство с обычной русской выборкой, определяемой значительной принадлежностью коренного населения к гаплогруппе R1a.
А вот сицкари оказались генетически своеобразными, и вообще не воли ни в славянский, ни в финно-угорский кластеры. При этом они – вообще особые, с практически отсутствующей зоной генетического сходства с кем бы то ни было.
Зато мологжане вполне уместились в финно-угорский кластер, включая русских севера.
Очень интересную картину авторы исследования рисуют как раз вокруг принадлежности сицкарей по Y-хромосоме. Оказывается, 60% в этой группе составляют носители гаплогруппа R-M458 (или R1a1a1b1a1).
И вот тут прошу внимания: R-M458 всего через одну транзакцию исходит из R-Z282. А это у нас начальный кластер и для скандинавского R-Z284, и для центральноевропейского R-M458, и для восточноевропейского R-Z280. То есть здесь мы видим очень высокую долю мужчин не из "венедского" населения Русской равнины, а из западного края славяноязычного населения, с максимальной частотой в Польше, Литве, Чехии, Словакии.
Надеюсь, топоним Литва мне не одному здесь привиделся?..

Объяснить столь высокую частоту R-M458 эффектом основателя или иных вариантов дрейфа генов в популяции сицкарей нельзя – на сети нет кластеров, специфичных для сицкарей. Поэтому столь нетипичный для русских популяций спектр гаплогрупп у сицкарей может указывать на сохранение разрозненных следов популяции, имевшей в прошлом долгое самостоятельное существование и развитие, но ныне исчезающей, -

- пишут авторы исследования.
Хочется отлить в бронзе: долгое самостоятельное развитие в прошлом, но ныне исчезающая популяция.
Образовался этот кластер 4700 лет назад. Что означает – во время лихих разъездов шнуровиков по центральной Европе. И надо признать, что 60% этого маркёра в составе сицкарей – по-своему уникальное явление: даже в его "природной" среде, где он зарождался, в Польше, его объём не превышает 40%, в других регионах ещё меньше, а в России максимум - 14%. Отметим также, что эта гаплогруппа встречается у коми в 4% случаев, у удмуртов – в 2%.
Теперь мологжане. У них доминирует субклад, характерный для карел, вепсов, эстонцев - N3a4-Z1936. В то же время у тех же эстонцев довольно много N3a3- VL29, как и у саамов. Это, вне сомнения, другая часть финно-угорских мигрантов с Урала представлена, общий предок которых N-L1026 жил… 4700 лет назад! При этом для "чистых" финнов больше характерна та самая VL29 , а вот Z1936, "сыновний" для L1026 больше тяготеет к балтам.
Зато гаплогруппа N3a4 отсутствует у марийцев и удмуртов.
И ещё одна важная деталь из того же исследования:

Большинство российских граждан имеют подвариант N3a3-CTS10760; в сборной выборке Ярославской области в равной степени представлены подварианты N3a3-CTS10760 и N3a4-Z1936; а подвариант N3a4-Z1936 преобладает в генофонде популяции Мологи.

Итак, какие выводы мы можем сделать в результате наложения двух "карт" этих исследований друг на друга?
Мы видим отдельную генетическую картину по сицкарям и мологжанам. Причём если за первыми тянется след с западного края "венедского" мира, то для вторых характерен след с финно-угорского Урала. И если за мологжанами предположить связь с мерянскими предками, то сичкари очень похожи на мигрантов из состава "неизвестного народа".
Далее. От "настоящих" финнов далеки как эти возможные кандидаты на роль мери, так и те, кого сегодня прочат в их потомки. Марийцы с чувашами оказываются совсем отдельными от мери народами, возможно, восходящими к волжским булгарам (если связывать "однотипных" с марийцами чувашей с булгаро-суварами, да хоть и просто с суварами).
Зато в целом к населению Ярославской области, в котором должны быть гены мери, приближаются литовцы, русские Смоленска, Новгорода, а также мордва.
После чего вывод сам падает с неба, как яблоко на Ньютона: меря с генетической точки зрения не принадлежит к финно-угорским мигрантам с Урала, хотя, несомненно, приняла от них определённые генетические импульсы. Но больше в этом народе доли автохтонного волжского населения, пусть даже заговорившего некогда на финно-угорских языках.
В то же время с большой надёжностью можно реконструировать участие в сложении этого народа выходцев с западного края "венедского" леса. Откуда и приходит племя носителей браслетовидных колец.
Наконец, судя по сохранившейся генетической дистанции между пришельцами "венедами" и автохтонными финноязычными "волжанами", первые с последними в один народ всё же не смешивались. Иными словами, контакты "браслетников" с "дьяковцами" не переходили в формирование одной общности, хотя, несомненно, связь между ними была. Более того: скорее всего, именно она и закончилась молчаливым, без крови и разрушений растворении "дьяковцев" в "иммигрантах", с тихим, но теперь, как видим, уже не загадочном исчезновении. Именно как культурного, но не генетического феномена.
И об этом говорит, в частности, археология и культура.
Так, характерным этноопределяющим признаком финнов считаются так называемые шумящие подвески:

Глиняные лапы и кольца, вещи и амулеты, связанные с культами животных и птиц, проволочные височные кольца с замками в виде круглого щитка… шумящие привески в виде каркасного треугольника из проволочной косоплётки с шумящей бахромой из «утиных лапок», треугольников и «бутылочек».

А что мы видим в древностях мери? –

- Здесь же обычны привески с четырёхугольной или круглой плетёной или ажурной основой и с такой же шумящей бахромой, распространённые в могильниках мордвы, муромы и прикамских финнов.

Кроме того, типично мерянскими, как считает известный специалист по теме  Е.И.Горюнова, являются также шумящие привески в виде спаянных треугольником трёх или более плоских проволочных спиралей. Они встречаются в курганах Волго-Клязьменского междуречья. В суздальских и костромских курганах найдены привески, состоящие из трёх — шести спаянных проволочных колец с шумящей бахромой внизу.
Это – финские вещи? Да, похожи. Но… не совсем.
К тому же, что предельно важно -

- в большинстве случаев шумящие привески находят в подкурганных захоронениях, лишённых височных колец. Совместные находки этих украшений в одном комплексе сравнительно редки…

Однозначно: там, где шумящие подвески, лежат люди одной культуры, там, где кольца – другой. А совместные находки хорошо объясняются межэтническими браками. Возможно, даже нечастыми.
Вот и получается снова, что либо народ браслетообразных колец – не финны, либо финны – не меря.
Вот ещё свидетельство того, что "браслетники" с остатками дьяковцев могли жить в одном политическом сообществе-племени, но обычаев придерживался разных:

Фёдовский грунтовой могильник XI — XII вв., расположенный на Мете в Вышневолоцком р-не, содержал трупоположения с различной ориентировкой и древнерусским вещевым инвентарём. Неславянский характер большинства погребённых здесь проявляется в их ориентировке. …Очевидно господство здесь (61,5%) характерных для финно-угров меридиональных захоронений. На финское происхождение основной части погребённых в Фёдовском могильнике, по-видимому, указывает также ритуал разрушения трупов, отмеченный в 35 случаях. Характерные же височные украшения погребённых здесь представлены браслетообразными сомкнутыми кольцами.

Исчезло племя мери в ходе славянизации этих мест. Кстати, с участием словен и кривичей:

Современные говоры территории, которую в XII—XIII вв. занимало Владимиро-Суздальское княжество, сложились и развились на основе говоров словен новгородских и кривичей… Новгородские словене освоили левобережную часть Поволжья, а также осели по правую сторону Волги, на территории современных Ярославской и Ивановской областей… Кривичи, согласно диалектным данным, заселяли области по правую сторону Волги.

В XI веке мы видим, что –

- и втульчатые, и щитковые браслетообразные кольца выходят из употребления, что обычно объясняется славянизацией финского населения междуречья Волги и Оки. Можно полагать, что на смену этим украшениям пришли браслетообразные сомкнутые височные кольца. В XI— XIII вв. эти украшения носило уже не финское население лесной части древней Руси, а его славянизированные потомки. Поэтому вполне закономерно, что браслетообразные сомкнутые кольца обычно встречаются в славянских курганах и часто сопровождаются древнерусскими украшениями.

Любопытно, что именно меря исчезла в ходе славянизации. Не потому ли, что, в отличие от других финно-угорских племён в ней существовало давнишнее представление о «нечуждости» славянского быта и миропредставления?
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments