Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские и славяне

Отметим, что и одежда муромских мужчин также выделяется рядом самобытных черт по сравнению с мужскими нарядами синхронных финских племён Поволжья. А в их вооружении встречаются мечи – ладно, один меч – но из Восточной Европы V—VII веков, ромбовидные наконечники копий из Восточной Европы же VI—VIII веков, причём у мордвы такие были редкостью. Не любили их там.
В скобочках отметим, что возле Мурома были обнаружены три меча каролингской работы: два, датируемые концом IX - началом XI века и один, вероятно, XI века. Это, разумеется, уже более позднее время, но этот факт пригодится нам в дальнейших разысканиях того, о чём мы давно не говорили, но не забыли – пути дедушки Хёгни от шведской Уппсалы до деревни Колетино Кадомского района Рязанской области.
Да, это я намекаю на то, что кроме именьковских "прошельцев"-пришельцев в этногенезе муромы участвовали, похоже, и другие.
Смотрим.
Характерным признаком муромы считаются браслетовидные серебряные кольца с обрубленными концами. И этим мурома отличается от соседних эрзя и мокша, где женщины в указанное время носили височные привески с бипирамидальным грузиком, и лишь   XI-XIV вв. показывает, что в мордовском женском головном уборе в этот период происходят существенные изменения. Бытовавшие до этого почти тысячу лет височные подвески с грузиком сменяются новым типом украшения - височными кольцами. В золотоордынский период этноопределяющим признаком головного убора мокши становится перстневидное височное кольцо с завитком на одном конце.
Любопытная эволюция височных колец муромы: сначала они перстневидные, а затем… браслетообразные.
Браслетообразные!
Разберёмся?
Что касается перстневидных колец, то они встречаются у разных славянских племён, например, у древлян, у которых, однако, одновременно есть и собственно свои – эсоконечные. Вообще, как пишет В.П. Левашова в своей работе "Височные кольца", -

- перстнеобразные проволочные кольца… были очень широко распространены по всей территории северо-западной и северо-восточной Руси и поэтому не могут служить локальным или хронологическим признаком.

А вот что касается браслетообразных, то В.В. Седов говорит о них вот что:

В VII — начале VIII в. в рязанско-окских могильниках в небольшом числе появляются и браслетообразные височные кольца, свидетельствующие о незначительной инфильтрации в эти земли славян другой племенной группировки. (Седов В.В. Из этнической истории населения средней полосы… С. 63.)

Это были простые браслетообразные кольца с обрубленными концами, небольшого диаметра (7—9 см). Позднее, с VIII века, непосредственно из них развились уже височные кольца щиткового типа.
Что, есть повод подозревать и здесь "неизвестное славянское племя"? Пожалуй, да. И вот почему.
Пра-мурома и другие финские племена Поволжья начинают складываться в ходе разложения единой городецкой культуры в I – II веках нашей эры. Разложение не было одномоментным, так что памятники на территории, прилегающей к нижней Оке, которые можно соотнести с начальной муромой, начинают явственно видеться с V века. То есть это вещи уже с вполне своеобразными особенностями, характерными для позднейшей муромы.
Но очень интересное совпадение заключается в том, что в том же V веке на Верхней Оке прекращает своё существование и куда-то смещается мощинская культура. Мы о ней уже говорили ранее, в главке о вятичах, и здесь я могу только повторить: сколько бы ни соотносили эту культуру с летописным народом голядь, и сколь бы ни приписывали голядь к балтам, - в ней объективно можно видеть только одно: ещё один осколок лесного балто-славянского единства, которое логичнее всего назвать единством венедским. Которое, впрочем, единством никогда не было, а было чем-то вроде радуги, когда не можешь определить, где кончается один цвет и начинается другой.
Так и с голядью. Народ "галинды" довольно долго встречается на страницах синхронных источников, ещё начиная с "Географии" Птолемея II века н.э. и заканчивая хронистами Тевтонского ордена в XIV веке. Вот только упоминают его в привязке к территории Восточной Пруссии и Польши. То есть на классической территории венедов. И есть голядь на восточном краю венедской "радуги". Не факт, что это родственные народы, а не простое совпадение. Но даже если и родичи, то мощинская культура, к которой приписывают голядь, является ответвлением юхновской культуры и в ряде особенностей роднится с днепро-двинской культурой. А с данной культурой, полагаю, нам давно всё ясно.
Кстати, по этой самой причине родственность галиндов и голяди становится под очень большой вопрос. Ибо юхновская культура никак не может быть связана ни с галиндами II века, ни с их предполагаемыми предками. А вот близость мощинцев – кем бы они ни были – к днепро-двинской культуре даёт нам связь их с носителями тушемлинско-банцеровской культуры. Тем самым "неизвестным славянским племенем".
И в итоге выстраивается у нас вот такая географически-хронологическая цепочка. Живёт у нас с V века до н.э. на пространстве неправильной трапеции Чернигов – Брянск – Орёл – Курск юхновская культура. Граничит со скифами, нося у них, возможно, имя гелонов. Контактирует с тиссагетами городецкой культуры, меха через них у дьяковцев выменивает.
Но в III веке до н.э. на скифов обрушиваются пришельцы с запада, в результате чего возникает зарубинецкая культура, представляющая собою незавершившийся квантовый синтез пришельцев и местных. Сидят зарубинцы в целом вдоль Днепра от Тясмина на юге до Березины на севере и представляют собою, в общем, жутко агрессивную стаю. Нет, не все – кто раньше землю пахал, так и пашет, а вот интервенты образовали правящую верхушку и принялись домогаться до всех соседей. И если уж они до Македонии добирались и Македонию задирали, то и соседним юхновцам-гелонам покою от них тоже не было. А нечего на пути северных мехов сидеть.
Понятно, что от такой жизни множество "низовых", "податных" зарубинцев, бывших скифов-пахарей, подались к северу, в спокойные благословенные леса. И на месте юхновской постепенно образуется, начиная с I века н.э., почепская культура.
А всё это время по соседству, на верхней Оке, бытует с VI вв. до н.э. верхнеокская культура. И родственна эта культура… да, всё той же вездесущей днепро-двинской!
Граничит она с лесостепью и от такой хорошей жизни обзавелась примерно равным количеством селищ и укреплённых городищ - 69 и 51 соответственно. Но это не особенно помогло, когда во II-III вв. н.э. в регион верхней Оки началась инфильтрация новых групп населения родом с Десны, носителей той самой почепской культуры. Понятно: они тоже искали менее затейливого существования, нежели в соседстве с избиваемыми сарматами зарубинцами, да ещё когда на тёплые трупы наползают уже мерной поступью готы вельбарской культуры…
В результате квантового взаимодействия пришельцев с аборигенами и складывается на рубеже III и IV столетий мощинская культура. Которая похожа одновременно и на днепро-двинскую, и на юхновско-почепскую-зарубинецкую.
Тем временем на месте зарубинецкой формируется на рубеже II/III веков постзарубинецкая киевская культура. Это когда воинскую элиту зарубинцев вырезали сарматы, а к оставшимся земледельцам, на свою сакральную родину, вернулись бежавшие было в венедские леса сородичи – потомки скифов-пахарей. Естественно, сильно овенедившиеся за 300 лет жизни в древних чащах.
А потом, в 370-х годах, с востока на населённые готами таврические степи, где уже блистала складывающаяся интернациональная империя, культурно отражённая в черняховских древностях, - ворвались гунны. За незлобивость прозванные "Бичом Божьим".
Остатки готов они подчинили, готские дружины включили в своё войско, готских риксов сделали своими вассалами, а заодно принесли восточные ценности и киевцам. Но поскольку те шибко не любили черняховцев, то уцелевшие с гуннами стакнулись и начали вырезать чересполосно залезшие на их территорию готские поселения.
Готам это пришлось как-то не по сердцу, и под водительством рикса Винитария они, выпроставшись постепенно из-под подчинения ушедшим далеко на запад гуннам, отправились в карательную экспедицию. В результате которой киевцев разбили, а 70 вельмож во главе с князем Божем распяли:

Подражая доблести деда своего Вультульфа, хотя и был ниже Германариха по счастью и удачам, с горечью переносил подчинение гуннам. Понемногу освобождаясь из-под их власти и пробуя проявить свою силу, он двинул войско в пределы антов и, когда вступил туда, в первом сражении был побеждён, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покорённых.

Правда, как видим, в изложении Иордана мученики фигурируют под именем антов, но само имя Винитария (Vinithario – даёт Иордан) говорит о тех, кого он на самом деле победил. Ведь по-готски Winiþarius происходит от –

– Winiþ-s – «венет», «сорб», «славянин» -

- и –

- harjis – производное от о.-герм. *χarjōnan, имеющего значение «опустошать», «подвергать разграблению» (отсюда и нынешнее немецкое verheeren – опустошать, разорять).

Таким образом Винитарий у нас получается по-готски *Winiþa-harjis – «разграбивший, опустошивший винитов».
«Венетоопустошитель»!
Вот он, круговорот венедов в природе!
Но в середине 400-х годов гуннская лоскутная империя развалилась после убийства Аттилы. И времена начались ещё более увлекательные: осколки и ошмётки гуннской орды, с включёнными в неё по ходу завоевания восточными, степными, северокавказскими, германскими, балканскими, славянскими народами, обрушились на всё, что можно было пограбить, желательно, безнаказанно. Если уж до Вислы такие "гунны" доходили, - о чём вообще можно говорить! Да и конец Западной Римской империи был в немалой степени следствием распада империи гуннской…
Да плюс вспомним ещё и про климат: тот же V век – время холодное и дождливое, реки переполняются, болота становятся озёрами, плодородные поймы уходят под воду. А там ещё и климатическая катастрофа 535 года тёмно-серой краски в эту пасмурную картину добавила.
И побежал народишко со своих мест, кто куда мог. Киевская, протославянской экстракт почившей от сармат зарубинецкой, разбежалась от ставшего чересчур докучливым соседства Степи частью аж на средний Дунай. А в основном, что логично, в близкие брянские, смоленские и прочие леса. Где и дала начало очень многим квантовым импульсам – как для формирования новых культур, так и для значимых подвижек в жизни прежних.    
Tags: Русские и славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments