Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Олег Гориславич против Владимира Мономаха-2

И вот ведь какая получается связочка нежданная между Владимиром, Мономахом будущим, и Ярославом Мудрым бывшим, между внуком и дедушкою…
И вот ведь ещё что примечательно. Во времена Олега Святославича и врага его Владимира Всеволодовича имя Святополка, как видим, среди князей вполне нормально смотрится. Даже великий князь с таким именем щеголяет.
То есть не вредное оно, это имя, не замаранное. Не Окаянный, не О-Каин-ный ещё тот, старый Святослав в памяти людей. И легенда о Борисе и Глебе, братьях-агнцах, ещё не сложилась. Складывается только – ибо в эти как раз годы, незадолго до Смуты Олеговой тела их в церкви перезахоронили. И потому полно складывается ощущение, что описание злодеяний Святополковых тогда в летописях и «Сказаних» появилось, когда усевшийся, наконец, на Киевском столе Владимир Мономах указание дал: под соответствующим идеологическим углом историю убиения Бориса и Глеба описать.
И только после этого имя Святополк стало практически ругательным. Ну, а уж «окаянный» вовсе в базовую лексику русского языка вошло.
Но без того схожесть событий впечатляет. Сравним. Вернувшись чуть назад.
Итак, спуковым крючком всех событий стала смерть Свястослава, отца Олега, и последовавшее всего через полгода после неё бегство его сына из дома дяди. С этого началась вся свистопляска.
Так что же это за кошка, а вернее - целая пантера чёрная впрыгнула в жизнь бывших союзников? Откуда вдруг это ожесточение, после которого отрезан путь назад, в прежнее состояние общей корпорации Рюриковичей?
А давайте-ка снова вспомним современника нашего князя Юрия Оболенского. И предков его Ольговичей, детей Олега Святославича, донёсших до наших дней чуждую для Рюриковичей гаплогруппу R1a1. Откуда она взялась в Ольговичах?
Так вот. Не оттуда ли всё ожесточение войны, настоящей войны на истребление, что возникла между Рюриковичами после необъяснимого бегства Олега из дома Всеволода, где дотоле он вполне себя уютно чувствовал?
Не из-за того ли, что однажды вдруг выяснилось, что кто-то из князей, считавших себя Рюриковичами, не то что не член их «совета директоров», но не годится даже на то, чтобы в сенях его стоять? Потому что он среди этих «директоров» – никто. То есть – вообще никто! Приблудок. Бастард…
Не то ли и открылось тогда в Чернигове меж Всеволодом и Олегом?
Упоминаний в тогдашней прессе - летописях – правда, нет. Так и кто ж расскажет… Это ж грех на всю княжескую корпорацию! Потому что – тогда этого не знали, но мы-то знаем – ежели у Ольговичей стоит в хромосомах метка, относящая их к R1a, то, значит, согрешила мать Олега с кем-то из местных, славянского происхождения мужчин. И хорошо, если с воеводой каким. А если – с конюхом из дворцовой обслуги?
А ведь похоже, что именно кто-то в ранге конюха и оказался отцом Олега. Воевода – всё ж, в наших понятиях, дворянин. Там ещё думать надо. Не всякий бастард – звание позорное. Иные бастарды знатных персон сами королями становились…
Но тут мы видим, что род Рюриковичей Олега Святославича исторг слишком быстро и слишком решительно. И значит, явно адюльтер его матери – или его бабушки Ирины-Ингигерды, если иная гаплогруппа вторглась в род Рюриковичей на её сыне Святославе, - был не просто изменой мужу. А изменой позорной, изменой с низшим по рангу и происхождению…
Олег же, судя по всему, то ли не поверил в такое обвинение, то ли не согласился с ним. Да и как согласиться! Это же означает, что он – даже не бастард. Уже это-то его, князя, выводило из высшего общества. Но хотя бы оставляло благородным человеком. А ототца-конюха быть зачатым? В холопьего сына превращаться? Чтобы Мономах мог велеть его пороть на конюшне?
А ведь Олег не один живёт. Детки у него. Всеволод, Игорь и Глебушка. И Машенька – от обретённой (или приставленной к нему) в византийском плену жены Феофании Музалон. Их-то как – изгоями, что ли, сделать? Нет, добьётся он своего, кровью врагов смоет позорный навет - или позорную правду - со своего имени!
Кстати, вот тоже любопытно. А на каком, собственно, основании греки могли задерживать у себя пусть и удельного, но суверенного князя? Члена корпорации Рюриковичей? Который войною на них не ходил, преступления не совершал и вообще с Царьградом в контрах не замечен? Не потому ли, что тоже информацию имели, что разрешено с ним обращаться не как с князем природным? А как с бастардом безродным…
Но так или иначе, а через некоторое время Олег вернулся в Тмутаракань. Где и отомстил тем, кто выдал его ромеям:

И исѣче козары, иже бѣша свѣтници на убьенье брата его и на самого…

Но дальнейших боевых действий против своих врагов на Руси он, то ли князь законный, то ли бастард приблудный, не предпринимал. Целых десять лет. Скорее всего, выжидал, когда умрёт законный великий князь Всеволод.
Наконец, -

- в лѣто 6601, индикта 1 лѣто, преставися великый князь Всеволодъ, сынъ Ярославль, внукъ Володимеръ, мѣсяца априля 13 день…

На стол Киевский садится второй сын Изяслава – Святополк. Ибо старший – Ярополк – в борьбе с Ростиславичами-изгоями как-то тоже взял и помер. Да не просто помер, а убит был. Собственным дружинником и после целой череды запутанных событий. Тою же, похоже, умелой рукою запутанных.
Сначала Ростиславичи бегут от Ярополка. Но скоро возвращаются и выгоняют Ярополка из Владимира-Волынского. Однако Всесолод, великий князь, посылает на них карательную экспедицию во главе со своим сыном. Ага – Владимиром! Мономах возвращает Ярополку Волынь, зато привечает его врага Давыда Игоревича. А когда Ярополк высказывает недовольство этим, Мономах попросту выгоняет его и вообще отдаёт Владимир-Волынский Давыду.
Хороши, однако, амбиции у дяденьки – гонять ближайшего законного наследника главного трона в стране, будто пса шелудивого! Будто знал, что не отомстит тот ему, когда власть примет. Или – знал, что не отомстит?
И ведь и впрямь – не отомстил Ярополк! Не смог – выбыл из числа претендентов на Киевский стол по объективной причине: зарезал его собственный дружнник по имени Нерадец…
Так и хочется верить, что бился после этого Мономах головою о стену в горе и досаде! И, ведимо, из желания загладить вину свою невольную вызвал из Новгорода второго сына Изяслава Святополка. И отдал ему Волынь. А Новгородское княжество сынку своему Мситславу отказал. Ну, некому больше оказалось…
Но вот Всеволод умирает 13 апреля 1093 года, и Святополк становится по закону великим князем Киевским.
Интересно, как ведёт себя в это время Мономах:

Володимеръ же нача размышляти, река: «Аще азъ сяду на столѣ отца своего, то имамъ рать со Святополкомъ узяти, яко то есть столъ отца его переже былъ».

То есть Владимир Всеволодович вовсе не считает Святополка, законного наследника, достойным престола. Но от активных действий его заставляет воздерживаться… Что? Уважение к праву?
Ой! Да руководствуясь правом, он бы вовсе не позволял себе мыслей, указанных в летописи, – то есть явно по его указанию в неё внесённых! Ибо при нём уже эти события описывались.
Или… переписывались.
Одним словом, самое умное было для Мономаха – выжидать. И без него есть кому действовать активно. А потому можно позволить себе остаться в белых одеждах.
Дальше – словно по сценарию:

И… приде Святополкъ Киеву … и сѣде на столѣ отца своего и стрыя своего.

Всё хорошо. Но –

- в се же время поидоша половцѣ на Рускую землю, слышавше яко умерлъ есть Всеволодъ, послаша послы къ Святополку о мирѣ. Святополкъ же, не здума с болшею дружиною отнею и строя своего, но свѣтъ створи с пришедшими с нимь, изоимавъ послы, всажа вь погребъ.

Естественно, это было равно объявлению войны.
Ответ закономерен:

…слышавше же се, половцѣ почаша воевати.

И тут происходит странное. Отчего-то никак не хотели с врагами давними воевать на сей раз киевские -

- мужи смысленѣи: «Не кушайся противу имъ, яко мало имаши вой».

Это они князю своему советуют. Великому. После чего не отделаться от возникающих вопросов: кто это имеет мало воинов? Князь великий Киевский? А куда это они подевались? Куда пропала армия государства Русского?

Он же рече имъ: «Имѣю отрокъ своихъ 8 сотъ, иже могуть противу имъ стати».

Что-о? Что это за войско для великого князя? Это ж не более чем личная дружина, что он из Турова с собою привёл! Где полки киевские? Где народ? Половцы землю пустошат, а киевляне смотрят на нового великого князя и плечами пожимают?
Ой, не бывает так! Ой, авторитетный кто-то за кулисами всего этого стоит…
Вот кто?
Олег – далеко. Да и… далеко. Где эта Тмутаракань? Про неё вон и поговорка-то соответствующая…
Правда, у Олега – прямой контакт с половцами. А также – со всей приморской вольницей. И интерес у него есть. Свали он Святополка – его очередь на трон наступает. Брат Давыд уступит. Отречётся. Чересчур святоша.
Ради этого можно и посражаться. Особенно руками половцев. Они ж не Тмутаракань разорять будут, а земли соперников.
Но… Слишком далеко Олег от раскладов киевских. Политика – это ведь дело такое: пока руку на пульсе держишь – что-то значишь. Как отпустил – всё. Почему любимым политическими приёмом – когда убийство не годится – всех правителей остаётся почётная отправка соперника или просто неугодного деятеля послом в Свазиленд. Или в какую-нибудь другую важную африканскую страну.
Так что, сидя в Тмутаракани, Олег не мог держать руку на пульсе. Его роль в политической пьесе, в общем, - злого дюдюки за степями, за морями, за горами и долами. Половцев поганых на землю Русскую наводить.
И кто тогда за кулисами? Тот, очевидно, к кому советники добрые, армию неизвестно куда девшие, за помощью обратиться предложат. И они предложили:

- смысленыи же глаголаху: «…пошлися къ брату своему Володимеру, дабы ти помоглъ».

Интересно как получается. У великого князя Киевского всего восемь сотен воинов, а у Владимира Всеволодовича, сына только что скончавшегося властителя, - столько, что его глава государства о помощи просить вынужден. Так не к Мономаху ли, сыну Всеволодовлю, и ушла вся та армия киевския? Тогда ведь с этим просто было: захотел боярин отъехать - и отъехал к другому покровителю.
А вскоре Мономах уже и командует объединённой армией, в коей у него – большинство его воинов. И советует. И, что примечательно, все те же «смысленные мужи» - с ним.
По сути, Мономах и становится по факту главным властителем на Руси. А великий князь Киевский царствует, но не правит…
И вот тут появляется снова Олег. Которому сей политический пассаж никак не мог понравиться.
И началось!

Были вечи Трояни,
минула льта Ярославля;
были плъци Олговы,
Ольга Святьславличя.
Тъй бо Олегъ мечемъ крамолу коваше
и стрелы по земли сеяше.
Ступаетъ въ златъ стремень въ граде Тьмуторокане,
той же звонъ слыша давный великый Ярославль,
а сынъ Всеволожь, Владимиръ,
по вся утра уши закладаше въ Чернигове.
Бориса же Вячеславлича слава на судъ приведе
и на Канину зелену паполому постла

за обиду Олгову
храбра и млада князя.
Съ тоя же Каялы Святоплъкь полеле яти отца своего
междю угорьскими иноходьцы
ко святей Софии къ Киеву.
Тогда, при Олзе Гориславличи,
сеяшется и растяшеть усобицами,
погибашеть жизнь Даждьбожа внука,
въ княжихъ крамолахъ веци человекомь скратишась.
Тогда по Руской земли ретко ратаеве кикахуть,
нъ часто врани граяхуть,

трупиа себе деляче,
а галици свою речь говоряхуть,
хотять полетети на уедие.

Да, объективно если – натворил князь Олег делов.
Но если взглянуть на ситуацию с его точки зрения, то… То и чёрт с ними, с галками! Тут о всей жизни всего рода речь идёт!
Что же в итоге?
Тмутараканский князь теперь уже вполне себе Гориславич - является на Русь в союзе с половцами, которые опять жгут, убивают и в рабы людей захватывают:

Се уже третьее наведе Олегъ поганыя на Рускую землю, его же грѣха дабы ̀и Богъ простилъ, понеже много хрестьянъ изъгублено бысть, а другое полонено бысть и расточено по землямъ.

Однако не повёл Олег половцев на Киев. А –

- прииде к Чернигову. Володимерь же затворися в городѣ. Олегъ же прииде ко граду и пожьже около града, и манастыри пожьже. Володимеръ же створи миръ со Олгомъ и иде из города на столъ отень до Переяславля, а Олегъ вниде в городъ отца своего…

Отвоевал, значит, Олег себе свой Чернигов. А Владимира и унизил, и «понизил» - Переяславль куда менее значимый город, нежели Чернигов.
Переиграл сам себя Владимир Всеволодович? Ведь не стал Олег далее нападать на Святополка, не стал отбирать у него великое княжение. Не дурак оказался. Соблюл законность. Словно чувствовал, что как только уже он будет объявлен наследником стола Киевского, так тут же найдутся те, кто расскажет, какой он на самом деле «законный». И тогда он потеряет вообще всё!
Но и для Мономаха промежуточный итог вполне удовлетворительный. Олег, что называется, «получил плохую прессу»: летописи его ославили чуть ли не исчадием ада, сочинители и литераторы стали упражняться в позорящих кличках. Святополк тоже дискредитирован: политик плохой, военачальник никудышний, государственный деятель отвратительный.
Зато сам Владимир Всеволодович – в самых белых одеждах. Аж нимб светится. И внушает доверие народу. А это доверие уже позволяет ему совсем иначе с конкурентами разговаривать. Особенно – с Олегом.
Так, однажды сын Мономаха Мстислав – то есть двоюродный племянник Олега Святославича – одержал блестящую победу над своим двоюродным дядей. Кстати, 19 лет всего парню было. Ростов и Суздаль отобрал, разбил Олега ещё раз… а затем изронил таковы слова:

И посла къ Олгови, глаголя: «Не бѣгай никаможе, но послися ко братьи своей с молбою не лишать тебе Русьской земли. А язъ послю къ отцю молится о тобѣ.

Это, подчеркну, двоюродный племянник говорит! Законному наследнику трона! И предлагает этому первому (не считая мямли Давыда) после нынешнего великого князя претенденту на киевский трон не более и не менее как - молить братьев об уделе на Русской земле!
И ещё раз подчеркну: молить братьев предлагается тому, у кого прав на «Русьскую землю» больше, чем у них всех!
С чего это щенок так обнаглел? От побед великих разум помутился? Так победы и поражения тогда об руку ходили, что пример Олега и показывает. Не такой это был и повод, чтобы плевать на законы.
Или Мстислав что-то знал? Например, что законы – они для Рюриковичей писаны. Но не для Олега! И что потому Олег действительно находится в ситуации, когда его вовсе могут земли лишить, вообще княжения не дать – и по очевидной для всех участников политического процесса причине…
И что показательно - реакция «Гориславича»:

Олегь же обѣщася тако створити.

Кому? Этому сопляку мономахову? Чей и отец-то призрачными правами на великое княжение обладает?
Или - тому компромату обещался, на который родственничек младший намекнул?
Кстати, интересным в этой связи кажется и то, что Олега автор «Слова о полку Игореве» именно «Гориславичем» обозвал. Ведь это же, если вдуматься, оскорбление! Это не прозвище или кличка, что к имени прилагается. Это ж целого князя отчества лишили! Отца лишили, можно сказать!
Да, может, ради словца бойкого. Литераторы, что с них взять…
А может, и не только…
Но, в общем, усидел Олег. Отвоевал свой Чернигов окончательно. Чем и удовлетворился.
А вот у Русской земли появился неформальный пока что, но очень влиятельный лидер. На гонениях Олега выросший политически. Показавший альтернативность свою в сравнении с простыми князьями – авторами вечных усобиц.
И вот уже Мономах посылает мужей своих с упрёками к великому князю Киевскому:

«Что се створилъ еси в Русьской землѣ — уверьглъ еси ножь в ны? Чему еси ослипил брата своего? Аще бы ти вина какая была на нь, обличилъ бы пред нами и, упрѣвъ бы ̀и, створилъ ему. А ныне кая вина до него, оже ему се створилъ еси?»

И уже оправдывается перед ним великий князь Киевский:

А неволя ми главы своея блюсти. И не язъ его слѣпилъ, но Давыдъ, и велъ ̀и к собѣ

Закономерный итог:

Того же лѣта, мѣсяца октября у 20, приде Мьстиславъ, сынъ Володимерь, с новгородци, бѣ бо Святополкъ с Володимеромь рядъ имѣлъ, яко Новугороду быти Святополчю и посадити сынъ свой в Новѣгородѣ, а Володимери сына своего посадити Володимеру. И прииде Мьстиславъ Кыеву, и сѣдоша в ыстобцѣ, и рекоша мужи Володимери: «Се присла Володимеръ сына своего, да се сѣдять новгородцѣ, да поемьше сына твоего, идуть Новугороду, а Мьстиславъ да идеть Володимерю». И рекоша новгородци Святополку: «Се мы, княже, прислани к тобѣ, и рекли намъ тако: не хощемъ Святополка, ни сына его. Аще ли двѣ головѣ имѣеть сынъ твой, то посли ̀и. Сего ны далъ Всеволодъ, ускормили есмы собѣ князя, а ты еси шелъ от насъ». Святополкъ же многу имѣ прю с ними, онѣмь же не восхотившимъ, поемьше Мьстислава, поидоша Новугороду.

Хороший такой разговорчик горожан с главою корпорации правителей земли Русской! Ты кто? Великий князь? Ну, так ежели хочешь сынка своего живым видеть – не надо его в Новгород посылать!
И главное - слушается великий князь!
А сынок Владимира так и остаётся рулить вторым по значимости и первым по валовому внутреннему продукту княжеством Руси.
А сыну «гендиректора» Ярославу Святополчичу остаётся хлопотное и не очень богатое Владимиро-Волынское княжество.
Собственно, на том можно и считать оконченной повесть сию. Владимир Мономах  более с великим князем не считался. Ну, а когда в 1113 Святополк умер, в Киеве начались волнения, и -

- послашася паки кияне к Володимеру, глаголюще: «Поиди, княже, Киеву; аще ли не поидеши, то вѣси, яко много зла уздвигнеться, то ти не Путятинъ дворъ, ни соцькихъ, но и жиды грабити, и паки ти поидуть на ятровь твою и на бояры, и на манастырѣ, и будеши отвѣтъ имѣти, княже, оже ти манастырѣ разъграбять». Се же слышавъ, Володимеръ поиде в Киевъ.

А Олег… А Олег смирился с тем, что не бывать ему великим князем Киевским. Что его потолок – удельное княжество. Не бедное, конечно, но…
Да и то хорошо, что хоть так-то всё обошлось. А то ведь слова Мстислава о том, чтобы молил Олег братьев не отбирать у него землю, -
- не забываются такие слова…
И вот как раз это смирение такого яростного и упрямого воина и убеждает больше всего в правоте сегодняшних генетиков. Олегу явно дали понять: твоего места в лествице - не существует. Следующий по старшинству – Владимир. А ты… А ты довольствуйся Черниговом и ни в каких великокняжеских раскладах не участвуй.
Происхождение не даёт…
Но только после этого уже никогда не объединялась Русская земля. Ни под властью одного князя, ни под коллективным руководством. Такой, расколотой, монголы её и захватили.
И хоть удалось тогда отстоять хоть вассальный, но суверенитет для северо-восточной части территории Руси, а только окончательное единство власти восстановила Русь только при Иване Грозном.
Половину тысячелетия спустя.
Вот вам и метки на хромосомах…
Tags: Русские и славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments