Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Ещё раз, для точного понимания. Чтобы получить такое количество серебра, надо было продать на Восток 2 миллиона рабынь!
А где их взять в и доселе малонаселённой Скандинавии? Судя по археологическим и нарративным источникам, рабынь как раз в Скандинавию и везли. Как и рабов.Как и вообще всё, включая то же оружие. Ведь мечи скандинавов делались на самом деле на Рейне, и лишь немногие умельцы ковали их реплики на месте. И получается феерическая, на первый взгляд, картина: скандинавы просто всё везут к себе, одновременно получая за это серебро. Может такое быть?
Разумеется, нет. Не подходит даже самое очевидное объяснение: они серебро отнимали. То есть нападали, захватывали, убивали и грабили. Нет, всё это было, конечно. Но у тех же викингов не было атомной бомбы. И пулемётов не было. И даже завалященьких мушкетов. То есть они не превосходили технологически никого, на кого нападали. А следовательно, в боевых столкновениях с врагом несли сравнимые потери и по балансу побед и поражений в целом должны были иметь примерное равенство.
Собственно, об этом нам источники и говорят. Да, Европа молила о том, чтобы Господь избавил её от ярости норманнской. Но не более. Если почитать хроники, то сразу видно: как норманны нападали, так они и ответку получали. Да, были сокрушительные поражения на стороне их соседей. Но и норманны несли не менее оглушающие поражения и потери. Этакие были качели: нападут-разграбят, в ответ королевская армия выдвигается, уже она норманнов режет, имущество и пленных отнимая.
Кроме того, свежие подсчёты показывают, что у скандинавов-викингов-норманнов не было никаких громадных воинств. Просто демографическая ситуация не позволяла. И экономическая. Довольно убедительный разбор по этому поводу был сделан недавнона сайте "Толкователь" (http://ttolk.ru/articles/vikingi_ix-x_vekov_mogli_vyistavit_tolko_3-4_tyisyachi_voinov). Говоря о ресурсной базе Скандинавии, автор пишет, часто ссылаясь на того же Г.С.Лебедева:

Вся численность способных принимать участие в морских походах воинов скандинавских стран не превышала уже после эпохи викингов, в ХII-XIII вв., 70 тыс. человек. Это примерно каждый четвертый способный держать оружие мужчина. Такая оценка означает, что общая численность всего населения Скандинавии была около 1 млн. человек. …
Богатство среднего норвежского ярла оценивалось в количестве голов скота. В "Орозии" говорится о некоем ярле Охтхере, который владел 20 овцами и 20 свиньями, пахал сам на лошадях и считался при этом очень богатым человеком. …
По расчётам Г.С.Лебедева, численность вооружённого феодального класса (включая и мелких вассалов) всех скандинавских стран составляла тогда 12-15 тыс. человек. Итак, 15 тыс. воинов - это максимальная оценка военного потенциала всех скандинавских народов, если его существование поддерживалось почти исключительно внутренними ресурсами. …
Численность дружины конунга до XI в. редко превышала 80 человек, в то время как обычный ландмар (скандинавский аналог барона) имел под своим началом 40-50 воинов.

И вот эти мелкие банды награбили миллион килограммов серебра на далёком арабском Востоке? Не говоря уже о поменьшей мере 500 тоннах серебра из Западной Европы…
Нет, совершенно верный вывод делает автор данной статьи, анализируя статистику поступления этих денег по времени: источником военного расцвета викингов стала Русь.
Но как?
Чтобы ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на географическое и экономическое положение Руси.
Частично мы касались этой темы в предыдущих работах. Основная мысль заключается в том, что с географической точки зрения Русь лежит как раз на пути между благословенным восточным серебром и загребущими лапами скандинавов. То есть Русь, следственно, была транзитной территорией для перемещения ценностей и людей, которые желали эти ценности получить.
Русь,можно сказать, - дорога для этого. Серебряный шлях, если угодно.
Это первое.
Второе: в тогдашних природных и экологических условиях на территории будущей Руси главными дорогами были реки.
Не только потому, что на корабле можно провезти несравненно больше имущества и людей, нежели на коне, на верблюде, на санях и так далее. Прежде всего потому, что на Русской равнине росли густые леса.
Что это были за леса? Не нынешние, ох, далеко не нынешние. Таёжные, можно сказать, были леса. Жуткие. Совершенно непролазные. Попробуйте, пройдитесь по вековечному лесу пару километров! Взмокнете, проклиная эту прозрачную и призрачную зелень, расчерченную вертикалями мощных стволов, горизонталями ветвей, диагоналями лежащих на ветвях товарищей умерших деревьев. А какими словами вы будете говорить про зелень, вцепляющуюся в одежду корявыми пальцами сучков и кидающую под ноги варикозные шишки корней? А про ветки, норовящие розгами пройтись по телу и проверить глаза на текучесть? Про опасность заблудиться в этом однообразном разнообразии я уж молчу.
А ежели надо пройти не пару, а пару сотен километров? И при этом у вас не корзинка для грибов, а настоящий вес путешественника – оружие, вода, пища, мешок с необходимым грузом? Не погулять же, в самом деле, пошли? А протащите телегу с товаром! При этом на грейдер «Комацу» и бульдозер «Катерпиллер» рассчитывать не стоит…
Словом, во времена, о которых сейчас идёт речь, покрытые лесом водоразделы представляли собою настолько серьёзное препятствие, что даже разделяли единые этносы.
Вот, скажем, археологически днепровско-бужско-припятские славяне представляют одну культуру – лука-райковецкую. То есть представляли собою изначально некую культурную общность. А из истории нам тут по меньшей мере три племени известно – волынян, древлян и дреговичей. Расселилась общность вдоль разных рек, границами между которыми как раз леса и стали. А далее уже и различия начали накапливаться, в разные народы былую общность превращая. Ибо нет дорог через леса, а на лодках массовых контактов не обеспечишь.
Поэтому когда описывают, будто кто-то в те былинные времена ехал по лесной дороге, - не верьте. Не было таковых. Лишь при князе Владимире, что Красно Солнышко, что-то подобное дорогам наметилось. И когда сын его Ярослав мятеж поднял, -

- рече Володимиръ: «Теребите путь и мосты мостите» — хотяше бо ити на Ярослава, на сына своего…

Но, как видно, даже и в этом упоминании о событиях 1015 года показано повседневное состояние этих самых путей, которые ещё надо «теребить». А во-вторых, княжество Владимира Равноапостольного – это уже достаточно могучее для своего времени, единое государство, которое волевым указанием лидера направляло силы и средства на строительство городов, оборонительных валов, укреплений. Могло себе позволить и дороги проложить.
Которые, правда, при нужде снова «теребить» надобно…
А пока дорог нет. Даже по чисто экономическим причинам: трудозатраты при их прокладке и за сто лет не окупятся ценою перевозимого товара. Да и что возить по дорогам в условиях натурального хозяйства? Мешок овса в город? А где его взять, лишний овёс-то, чтобы продавать в товарных количествах? Хозяйство, повторюсь, натуральное, климат далеко не итальянский, почва тоже не чернозём. Нет производства в товарных количествах. И центров такого производства нет. А какие есть – торгово-ремесленные поселения имеются в виду, - так те расположены… на берегах рек!
Да и нет ста лет на эксплуатацию даже уже построенных дорог. Ибо портятся они. Через 3 - 5 лет снова лесом зарастают. Сначала кустарником, а затем и деревьями. И приказ «о проведении комплекса мероприятий на дорогах федерального значения по обеспечению бесперебойного и безопасного движения транспорта по дорогам в неблагоприятных погодных условиях» отдать некому – нет тут ещё «Росавтодора»…
Значит, только те «шоссе» сохраниться могли, по которым телеги сновали, как машины с «амр»-номерами по Рублёвке. Но кто ж в здравом уме представить может, что из Ростова, скажем, до Новгорода будет что возить с необходимой регулярностью. Хозяйство практически у всех натуральное ещё, товарной экономики пока не существует. Позже-то всё будет, и дороги торные между городами – но до того пара-тройка веков пройти должны…
Потому в реальности сухопутные пути здесь и тогда представляли собою максимум несколько натоптанных-наезженных колей вокруг больших населённых пунктов и городов. Пути от деревенек-весей, жмущихся к центру округи и его, по сути, обслуживающих. А в ответ землепашцы получали не производимые в деревне товары. Иноземный платок жене, бусы стеклянные – дочке. Ну, и себе рубаху какую – городскую, конечно, ибо такую та же супруга дражайшая сама никогда не выткет…
В общем, мысль, что в России дорог нет, а есть направления, должна была родиться ещё тогда. И дело не в качестве дорожного покрытия. А в том, что тогдашние люди зависели от рельефа куда сильнее, чем сейчас. Достаточно классического примера: почему, скажем, скандинавы стали отличными мореходами? Не потому, что им очень нравилось ходить по ненадёжной жидкой поверхности под студёными ветрами и тонуть в свинцовой воде. А потому, что чаще всего добраться от одного места до другого было проще на лодке или корабле, нежели пешком через горы и фьорды. А перед степняком ложился под копыта его коня практически ничем не ограниченный простор. Но в лесу он терялся, ибо не было здесь ни простора, ни даже просто привычного обзора вокруг.
Вот леса-то и заполняли территорию будущей Руси. И именно эта особенность природного ландшафта во многом определила её историю. А она, материалами нынешней археологии,  однозначно показывает: в совсем уж густых чащах люди не селятся. Прячутся, да, в леса подальше от приключений ненужных, - но даже и там селения тогдашние располагаются именно по берегам рек.
И реки для тех людей – дороги, по которым они общаются, ведут совместные дела или, соответственно, войны.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments