Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Далее. Следующий клад – в те же годы – выпадает в другом ключевом пункте восточного транзита:

Сарское городище (Деболы), 820-ые. 7 целых монет и 51 обломок. /549/

Сарское. И тоже задолго до Рюрика.
Далее - Угодичи, Ростовский район Ярославской области. Дата младшей монеты: 813 г. Угодичи – это недалеко от Сарского, примерно в 16 км. Напротив Ростова, на другом берегу озера Неро. Очевидно, кто-то метнулся - от греха – по пути к Саровскому или обратно на тот берег и захоронил там денежки. Но не вернулся за ними.
В этом же регионе – Углич, Ярославская обл. Дата младшей монеты: 829 г. Тоже понятно – Волжско-Окский путь.
Далее идёт узелок возле Ладоги: Старая Ладога, 786 г., Княщино, 809 г. Княщино – тоже возле Старой Ладоги. Можем считать два этих пункта одним регионом, где тоже «гуляло» восточное серебро.
Ещё один кладоносный регион – на самом юге Руси (пока она степь не освоила): Черниговская область, с младшей монетой 788 г. - возле Старого Оскола с младшей монетой 809 года. - возле Каширы, на Оке. В последнем месте клад уже не только монет, но и весового серебра. Монеты рубленые и целые, серебряные бляшки и прутики. Младшая – 808 год. И ещё один клад рядом – 811 год.
Это, как видим, тот путь, о котором мы давеча говорили: Волга – Ока – Десна – Днепр. Далее, как говорится, везде: на север и запад через Гнёздово, на запад через Припять – Западный Буг – Вислу или же через Березину и Неман в Восточную Пруссию и на Балтику.
Итак, что получается?
Кладов меньше, чем хотелось бы археологам, но достаточно для реконструирования древних транзитов.
Что же, поробуем.
Мы пока не знаем, что везли продавать арабам. Мы можем судить только по остаткам из серебра в кладах на пути этих товаропотоков.
Первое обстоятельство очевидно: некто уже возил восточное серебро происхождением из Ирака, Хорезма, Табаристана и даже Африки задолго до Рюрика и его «официальных» русов. То есть до всяких русов и всякой Руси.
И следовательно, серебряный транзит существовал до неё – это она появилась затем на этом транзите. И в данном случае мы точно можем обойти старую истину: «Позже – не значит вследствие». Транзиты ценностей такой интенсивности со всею очевидностью притягивают тех, кто хотел бы взять их под свой полный и желательно единоличный контроль. Русь появилась именно вследствие транзита – и как механизм контроля этого транзита. И владычества над ним, естественно.
Но до этого пока далеко. Пока у нас есть некто, кто привоозил серебро. И, слдовательно, привозил. Куда?
При общем взгляде на карту кладов весьма выделяются три, а при известной гибкости взгляда – и четыре основных района концентрации кладов. Это шведский остров Готланд, это Восточная Пруссия, ныне Калининградская область, это территория вокруг Сарского-Тимерёва в Ярославской области и северное побережье бывшей ГДР. В последнем месте, правда, клады менее концентрировано лежат, но зато их там довольно много.
О чём это говорит?
Если считать, что арабское серебро шло от арабов, а не наоборот, то Сарское-Тимерёво самым естественным образом попадает на роль начального пункта «серебряного пути». Это, в общем, одна, можно сказать, «агломерация»:

Поскольку в Тимерёво никогда не было фортификации, зато есть богатейшие клады восточных монет, перед нами - чисто торговое поселение, зависимое от укреплённого Сарского городища… Поэтому Тимерёво – торговая фактория, окружённая ремесленным посадом, населённым представителями местных племён… /44/

Таким образом, Тимерёво представляло собою неукреплённое поселение. А рядом - могильник с огромным количеством норманнских вещей. Временем основания «агломерации» можно считать конец VIII века – да-да, эту же самую «эпоху первых кладов». Датирующим признаком является найденная здесь серебряная монета Идриса II конца VIII столетия.
То есть это то место, до коего первоначально довозили восточное серебро, и где с ним велись первые торговые операции после транспортировки с Востока. А также и не торговые, в результате чего невостребованые хозяевами клады оставались лежать в земле.
Из Сарского-Тимерёва разумный путь в Скандинавию, где окончательно «приземлялось» арабское серебро, один – по Волге до реки Тверца (ох, и вьются реки русские!), далее волок на Цну (где ныне город с говорящим названием Вышний Волочёк), беспроблемный переход через озеро Мстино в реку Мсту – откуда прямой (если бы не безумные пороги) путь в озеро Ильмень. Далее Волхов, Ладога, Балтика – и на месте, зарывай клад.
Очевидно и место окончания этого пути – Готланд. То есть вот он – первый бенефициарий. Вспомним вновь:

- именно через Русь в Скандинавию поступало более половины бывших там в обращении материальных ценностей. /177/

Трудно сегодня точно определить, какой из путей – Волжско-Волховский или Окско-Днепро-Двинский – был основным для готландских охотнков за серебром. Может, также и Неманский. А скорее всего, все вместе – в завимости от военной и политиеской конъюнктуры, а то и от личных пристрастий вожаков и кормчих их ватаг. Но в любом случае мы видим на Готланде один из центров аккумуляции арабского серебра.
Сложнее с другим центром – в Восточной Пруссии. Вот как-то не оставили они по себе славы мощных мореходов и рекопокорителей. И в отличие от скандинавов, не оставили в восточноевропейских лексиконах своей профессиональной торгово-мореходной терминологии. То есть складывается ощущение, что им серебро привозили, а не они сами за ним плавали. А зачем привозили?
Ответ, впрочем, прост. Янтарь. Восточная Пруссия – это сегодня 90% мировых запасов янтаря. Раньше его было больше, и лежал он шире – и на южном побережье Швеции, и в Дании, и в Северной Польше. На нём, на янтаре, как мы видели в предыдущих работах, вскормилось и поднялось немало интересных культур в этом углу Прибалтики. А оседлавшие первый «янтарный путь» от Балтии до античного мира через Альпы кельты вообще стали одним из великих народов античного времени.
Не новый ли это «Янтарный путь» перед нами? От пруссов – жёлтый камень, а от арабов – серебро за него. И некие посредники-перевозчики между ними. А уж те отдавали договорённую долю прусским контрагентам.
А дальше как раз понятно:

И много войн бывает у них…

В смысле – у пруссов. А где войны - там и стремление спрятать свои деньги. Особенно, когда сами пруссы –

- люди весьма доброжелательные. Они… протягивают руку помощи тем, кто подвергся опасности на море или испытал нападение пиратов. Тамошние жители очень низко ценят золото и серебро, а чужеземных шкурок, запах которых донёс губительный яд гордыни в наши земли, у них в избытке… - /29/

А ещё известно, что на этих незлобивых мирных пруссов, –

- названные русы нападают… на кораблях с запада.

Отметим в скобках на будущее: русы. На кораблях. С запада. Значит, со Скандинавии. Из Швеции и Дании. Излюбленные многими западные славяне на эту роль не годятся – они могли до пруссов пешком дойти.
Но так или иначе, и пруссы тоже оказались в числе бенефициаров от эксплуатации серебряных транзитов.
Понятен также и третий центр арабских монетных кладов - бывшая ГДР и Польша. Именно благодаря тому понятно, что центра здесь… и нет. Скорее, это можно назвать статистическим регионом: количеством на общем фоне выделяется, но структурно клады разбросаны. Такому явлению есть одно объяснение: здесь просто играла свою роль обычная торговля. Ведь здешние славяне, ободриты и поморяне, были сильно вовлечены в циркумбалтийские торговые отношения. То есть арабское серебро было для них прежде всего платёжным средством, перешедшим от скандинавов в процессе купли-продаж. Ну, и добычей, не без того. Известно участие поморских славян и в войнах против скандинавов, и в пиратских набегах. И вообще лихие это были ребята, вечно воевали, особенно друг против друга. А при той враждебности всех против всех, что зафиксировали в здешних землях исторические источники, неудивительно количество невостребованных вложений в матушку сыру-землю.
Какой же следует из этого вывод? Он складывается очень просто.
На выходе с востока и на входе в восточноевропейский транзит фиксируются скандинавы практически с самого начала серебряного потока на запад. На выходе из транзита фиксируюся тоже скандинавы. А другие участники процесса – через посредничество скандинавов, ибо вдоль рек-дорог нет их археологичесих следов. Ни пруссов, ни западных славян. Словене новгородские не считаются: они хоть и выходцы из польского Поморья, но давние, давно ставшие автохтонами вокруг Ильменя, а главное – ведут не товарное, а натуральное хозяйство. Не до серебра им.
Зато вдоль рек изобильно присутствуют археологические следы скандинавов.
Таким образом, вывод напрашивается сам. Посредниками на транзитном пути с востока на запад работали скандинавские рекоходцы, совмещающие в себе по необходимости воинов и торговцев. Те самые фелаги, которые мы разбирали в предыдущей работе. Больше некому.
И занимались они этим как минимум с конца 700-х годов.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments