Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Примечательно при этом, однако, вот ещё какое обстоятельство.
При всём том, что скандинавов, вполне вовлечённых в окружающую среду восточноевропейского транзитного пространства, мы видим с конца VIII века, настоящие богатые захоронения скандинавского типа появляются здесь только через несколько десятилетий - в IX веке, даже в его второй половине. А основне богатые погребения – так и в десятом.
И вывод из этого обстоятельств остаётся сделать только один: кем бы ни были начальные, «местные» скандинавы, но они себе особых богатств не снискали, и на Ниццу и Лазурный Берег не заработали. Самодеятельность. А вот на волне, поднятой «Рюриком», сюда прибыли уже представители феодальной элиты. Конунги, хёвдинги и прочие члены структурированного общества. Словно слухи о восточных богатствах однажды перевалили за некий рубеж принятия решения. И если раньше по Аустрвегу ходили себе северные транзитники, знающие и специализированные именно на этом промысле, то теперь сюда прибыли другие. Только не для перевозки груза. А – контролировать таковую.
Об этом свидетельсвует второй период зарытия кладов на рассматриваемом пространстве. И тут, в 834 – 899 годах, картина расположения кладов эпохи уже другая.
Первое. Относительная доля кладов вокруг Тимерёво уменьшается, становится вровень со всем ладожско-волховским пространством.
Это можно объяснить общей войной на этой территории, которая, судя по археологии Ладоги и анализу письменных источников, шла здесь с 840-х до 890-х годов. И экспедиция легендарного Рюрика была частью этой войны. И прав, получается, был Нестор, когда рюриковых парней в Ростов отправил. Видно, и в самом деле подчиняли они эти места – причём далеко не мирными средствами.
Зато увеличивается доля кладов вокруг Гнёздово и почему-то в землях вятичей.
Это, скорее всего, объясняется тем, что в условиях войны на севере транзиты пошли по Оке-Днепру, а нелюдимые вятичи путешественников мизантропически резали. А деньги их зарывали. Или другой вариант - что-то с хазарским натиском на них. Трудно сказать определённо, но вспомним: именно на этот период приходится вторжение венгров в степи, построение крепости Саркел, поход русов на Константинополь (860 г.) с последующим визитом византийского эмиссара Константина (Кирилла) почему-то в Хазарию, вторжение печенегов в степи и их война с хазарами. А затем – и "мировая степная война" между печенегами, уграми, хазарами, болгарами и ромеями. И, наконец, присоединение древлян, северян и радимичей к Руси, сопровождаемое, как мы знаем, миротворческим сожжением ряда населённых пунктов вдоль Десны.
Готланд в качестве главного «сейфа» в это время остаётся, а вот пруссы уже всё - нет уже кладов у пруссов. Почему - не очень понятно. Ведь сам по себе народ этот ещё существовал и с земли своей не сходил. Единственное дружащее с экономикой объяснение – что на прусский янтарь кто-то наложил свою руку. Проще говоря, стал отбирать янтарь даром. Кто, когда, как? Такое ощущение, будто янтарную торговлю у него кто-то из рук вырвал. Или же у них прератились войны и конфликты, заставлявшие людей предусмотрительных прятать свои денежки подальше и понадёжнее. Но этого, в общем, ни из каких источников не следует. Так что оставим эту загаду загадкой.
На южном берегу Балтики всё остаётся по-прежнему: разрозненные клады, говорящие о прежнем поддержании торговых и военных отношений в циркумалтийской цивилизационной общности.
Что в целом может означать эта картина для состояния транзитных путей того времени?
Частично мы об этом сказали. Не будем предвосхищать будущее повествование, отметим лишь, что такое «движение» кладов соответствует эпохе, начавшейся с тяжёлой катастрофв, постигшей Ладогу в 840 году. Археология свидетельствует о громадном пожаре на уровне V яруса (это археологическая градация, соответствует времени около 840 – около 865 гг.), о превращении многих районов города в пустырь Зато там возводятся дома в традиции североевропейского халле. Захват города какими-то пришлыми норманнами подтверждается различными археологическими находками.
И именно в это время отмечается как увеличение числа кладов с куфическими монетами на севере Русской равнины, так и массовый приток арабского серебра в Скандинавию. Именно в 840-х годах. Словом, очень похоже, что захватчики - те самые летописные «варяги», что первоначально -

- имаху дань варязи, приходяще изъ заморья, на чюди, и на словѣнехъ, и на меряхъ и на всѣхъ, кривичахъ.

Историки склонны приписать то нападение шведам под руководством конунга Эйрика (умер около 871 года), -

- эпическая память которых сохраняла знание о владениях на востоке Балтики вплоть до начала XI в. (эпизод тинга в Уппсале в Саге об Олаве Святом). /225/

Впрочем, завоевание не было тотальным: рядом с пришельцами продолжали жить местные обитатели из автохтонных племён. Поэтому создаётся стойкое впечатление, что некто в Скандинавии попросту решил подмять под себя выходной клапан арабского серебра. То есть не закрыть транзит полностью, не забрать всё себе – что явно было бы сверх любых сил, - но отщипывать себе от этого потока долю малую. Причём опираясь не на силу, а на некую предтечу таможни, то есть на некую уже государственную структуру.
Понятно, что делиться хотели не все, отсюда и переток транзита на Окско-Днепровско-Двинскую трассу. Пусть люди Эйрика держат себе Альдейгьюборг, могли рассуждать те же готландские фелаги – а ведь ещё много должно было оставаться независимых ватаг, которые не собирались делиться ни с какими конунгами своей добычей, - но мы пойдём другим путём. Ещё и ближе будет до родного Готланда.
Не всем это должно было нравиться также и захваченных Эйриком территориях. Как и в коллективе других конунгов и ярлов Скандинавии. Так что когда летопись говорит о том, что потолковали местные и решили обратиться вновь к варягам – уже другим, ибо клады показывают, что не все сложили оуржие в борьбе с Эйриком, и вполлне могло закончиться дело это изгнанием его людей «за море» - могли они вполне столковаться.
Но то ли что-то пошло не так, то ли всё же не столковались, а условный «Рюрик» пришёл в Ладогу как такой же захватчик «таможни», как Эйрик, - но археология показывает, что город опять сожгли мало что не до основания:

- в середине 860-х гг. (около 865 г.) поселение очередной раз подвергается полному разгрому. Кроме мощного слоя пожара, драматичность этого события подчёркивают обгоревшие останки женщины и ребёнка, обнаруженные в заполнении дренажной канавки…
Плотность застройки на площадке Земляного городища на уровне VI (около 865-890-е гг.) и VII (890-е - 920-е гг.) ярусов заметно ниже, чем в предшествующие десятилетия IX в. /
225/

Псков и Изборск постигла та же участь. И другие поселения – тоже:

…между слоями 840-860 гг. и … 860/870-890 гг. археологи фиксируют огромный пожар… В огне… погибли и все остальные известные крепости Руси (Новые Дубовики, Сясьское городище, Холопий городок, Рюриково городище, Труворово городище, Камно и др.). /541/

Вот оно и объяснение – с точностью едва ли не до года, - отчего география кладов изменилась именно так, а не иначе. Что и свидетельствует беспристранстная археология:

- в 860-е гг. на севере Руси шёл рост монетных кладов.

Деньги закапывают в землю, как известно, для того, чтобы сберечь. Деньги не забирают из земли, как известно, потому, что некому забрать.
Но время всё сглаживает. И судя по «кладному» показателю, затихать та война начала там же, откуда началась, – в Поволховье. В первой половине 870-х годов клады в районе Волхова больше не зарываются. На прочем пространстве вплоть до Тимерёва – зарывают ещё и в 890-х…
При этом посторяется та же история, что в 840-х годах:

Начиная с 860-х гг. фиксируется регулярное, резко возросшее по сравнению с предшествующим временем, поступление восточных монет в Скандинавию. Данное наблюдение, очевидно, свидетельствует в пользу того, что первые династы создали для восточной торговли, которая проходила через Ладогу, особо благоприятные условия. /179/

Добавлю, впрочем: не только. Нельзя не вспомнить о приходящеммся как раз на 860 год налёте неких русов на ромейский Константинополь, когда греки откупились от русов совершенно гигантской данью. А вот почему деньги пришли в восточном исполнении, а не в византийском, - разговор другой и в другом месте. Впрочем, кто читал предыдущие мои работы, тот уже знает.
А вот далее начинается спад. И по словам Г.С.Лебедева, -

- нижняя точка серебра в России и Скандинавии – между 880 и 890 г. Их количество вновь растёт в 1-м десятилетии Х в.

Почему так? Можно себе представить несколько вариантов.
Первый: на Руси появилась некая сила, которая поначалу пропускала транзитников к источникам восточного серебра и обратно. Но затем решила иначе. «Теперь это – моя добыча», - заявил некто Шер-Хан и стал забирать всё серебро себе. Ибо раз деньги не доходили и до Скандинавии, значит, дело, очевидно, не в том, что жители Уппланда или Готланда проявили бесхребетный гуманизм и пожертвовали свою добычу на реконструкцию пострадавших Гард. А в том, что там появилась некая достаточно сильная власть, которая либо забрала всё себе, либо перестала пускать чужаков на восток, объявив данную территорию собственной вотчиной. И сумев убедительно добиться согласия с такой трактовкой принципа свободы судоходства.
Но наиболее логичным я лично считаю такое предположение. Базируется оно на том непреложном факте, что экономика тех лет и тех мест никак не позволяла ведение войны в течение десятилетий. Один, много два сезона порежешь соседей. Максимум. А дальше надо о пропитании заботиться: все враги уже ограблены, и награбленное съедено. А между тем множество пахарей отправились к богам, ибо соседи тоже не выворачивали с готовностью шеи, дабы их перерезать было легче…
Так что я бы реконструировал те события следующим образом.
В (условно) 865 году Ладогу захватывают некие чужие для этих мест скандинавы. Не жалеют они никого - режут, грабят, насилуют. Возможно, это конкуренты тех, кто захватил город в 840-х годах. Или дети конкурентов, когда-то укороченных на голову, лелеявшие планы мести, покуда не подросли до воинского возраста.
А затем – неизвестно, почему, может быть, и по призыву местных уцелевших в резне «золотых поясов», тогдашних олигархов, почему нет? – здесь появилась другая сила. Которая способна была дать укорот распоясавшимся захватчикам. И, видимо, она этот укорот дала – как водится, сантиметров на 30 ниже макушки. После чего начала строить в этих местах своё конунгство, которое и пресекло транзит серебра в Скандинавию.
Судя по материалам раскопок в Ладоге, конунгство это окончательно окрепло как раз в 890-х годах. Символом чего можно считать построенный в городе в 894 году «большой дом» из частей разобранных судов. То есть явный конфискат. Контрабандисты, что называется, не прошли – новой таможне стало за державу обидно.
А вот с начала X века новая власть государство своё укрепила, и транзит стал склоняться к успокоившимся уже местам – но уже соглашаясь делиться с тем, кто защитил своё право держать таможню убедительным образом.
Это и видно по третьему этапу заложения кладов на территории будущей Руси в 900 – 938 годах.
Мы знаем, что приход серебра в Скандинавию как раз начал увеличиваться. А вот параллельного роста количества кладов на севере – нет. Область «кладирования» куфических монет смещается к югу. Всё та же трасса Ока – Десна – Днепр.
При этом Готланд остаётся «чемпионом» по кладам, хотя заметно увеличивается доля Средней Швеции – королевских земель Инглингов. Это, конечно, не дань с Руси. Это, вероятнее всего, результат укрепления государства, при котором хорошо расцветает торговля во всяких Бирках и прочих торгово-ремесленных центрах.
При этом практически полностью пропали клады на южной Балтике – всего три, в Прусси всего один.
Зато, как сказано, на юге кладов много, хотя в довольно сильной россыпи. В качестве относительного центра можно назвать всё то же Гнёздово, появляются клады в районах Киева и Чернигова. Явное подтверждение историческим данным, что здесь также начинает формироваться один из протогосударственных центров, наподобие Ладоги, Гнёздова и Сарского-Тимерёва. И вообще становится довольно зримо, что прежние узкие транзитные «трассы», отмеченные кладами, не то чтобы расширяются, но теряют своё именно узкое значение. Чувствуется, что потоки серебра уже расходятся от них вширь – в центры городские, торговые, перевалочные, которых становится всё больше.
А это значит, что вокруг транзитных путей начинает вырастать государство.

ИТАК: Бенефициарами функционирования транзита арабского серебра на запад явным образом ыли скандинавы. Они же были и эксплуататрами этих транзитных путей. Они же и осаживались в ключевых пунктах этих путей, устраивая там подчас весьма большие и разноплановые поселения. Они же в дальнейшем и завоёвывали – в том числе друг у друга – эти ключевые пункты и поселения.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments