Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Глава 3. Неизбежность русов как явления

Итак, с путями, по которым серебро Востока в огромных количествах попадало в Скандинавию, мы разобрались. Более или менее понятны выгодоприобретатели в этом процессе – в основном, скандинавы, и исполнители –посредники и перевозчики – скандинавы же. Оно и логично: не гендиректоры фирм нанимали дальнобойщиков с фурами, чтобы те отвезил одно и привезли другое. Нет – захотел подняться, подумал, как добыть деньжат. А там и определился: к фелаге какой присоединился или, если авторитет и богатство позволяют, сам сколотил банду-команду. И дальше решил – в викинги ли податься, попиратстсвовать, монастыри и селения европейские позахватывать. Или же – в русинги: пройтись по Восточному пути до стран неведомых, богатых, расторговаться там, набить мошну серебром звонким, горячим. А там и домой вернуться зажиточным, уважаемым человеком!
Кстати, давайте сразу объяснимся по понятию «русинги».

Примечание про русингов

Русинг – понятие, зафиксированное юридически.
Во- первых, в «Правде Руской», составленной великим князем Ярославом Владимировичем, за гибкость морали прозванным Мудрым:

1. Убьеть муж мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братучаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову; аще будеть русинъ, любо гридинъ, любо купчина, любо ябетникъ, любо мечникъ, аще изъгои будеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положити за нь.

Во-вторых, во множестве других источников. Но коли уж мы заговорили о юридических документах, то можно сразу вспомнить мирный договор князя Ярослава Владимировича (полный тёзка, да) от 1189 года:

Оже тяжа родится бес крови, снидутся послуси, Русь и Немци, то вергуть жеребее, кому ся выимьть, роте шедъ, свою правду възмуть. Оже емати скотъ Варягу на Русине или Русину на Варязе, а ся его заприть, то 12 мужь послухы: идеть роте, възметь свое.

И так далее.
Понятно, что с течением времени смысл понятия эволюционировал. Даже и эти два документа двух Ярославов сравнить: видно, как из первоначально просто свободного мужа, хоть и первого в списке, русин всего через полтора столетия превратился в обозначение национальной принадлежности. Отсюдда понятно и то, что в догосудсрвтенный период Руси понятие русин могло означать нечтосовсем иное.
Тем не менее, очевидно, что и родовая связь, и этимологическая, и смысловая между этими понятиями должна была сохраняться. Нсмотря на видоизменения смысла, основа оставлась одна и та же: некто, принадлежащий Руси. Или руси – если взять первоначальное летописное обозначение этим термином некоего рода-народа, который якобы Рюрик привёл в качестве своего войска при «призвании варягов».
Итак, русин – человек из руси.
Отметим в скобочках: не русский! Русский – понятие притяжательное. То есть – принадлежащий руси. А саму русь образуют русины.
Постулировали.
Теперь дальше. Если русин выходец из варягов, как то утверждает летопись, а значит, из скандинавов, как синонимически стали уже во времена Ярослава Мудрого понимать эти два этнонима (впрочем, уже в 860 году напавших на Константинополь русов западные источники без всякого сомнения поминали как норманнов), - то, следовательно, это слово должно как-то отображаться в скандинавском языке. Точнее, в древнескандинавском. Или в древнесеверном, как угодно.
Тогда, чтобы дать в древнерусском окончание –ин, в древнесеверном это слово могло обозначаться только одним образом: русинг – rusing. От rus с помощью продуктивного суффикса –ing. Как вик-инг или var-ing, варяг.
А вот тут мы попадаем в ловушку. Почему varing  стало вар-ЯГом, а rusing – рус-ИНом? Русяг должно быть!
Не вступая в долгие филологические переливания из пустого в порожнее, выскажу главную, как мне представляется, причину этого. А состоит она в том, что в древнесеверном слово var- существует. Точнее, vār-, обозначающее в целом обещание, клятву (от древнегерманского *wērō, *wǣrō – обещание). Но такую надёжную клятву обозначающее, что этот корень вошёл составной частью во многие понятия, связанные со смыслом «надёжность», «защита», «охрана» и так далее. Например, vār-i – охранник или varnaðr – защита, охрана.
Отсюда продуктивно vāring – «поклявшийся охранять». Согласимся, важная профессия. Особенно, если вспомнить, что само понятие это пришло к нам от ромеев из Византии, где так называли скандинавских охранников базилевсов.
А вот корня rus- в древнесеверном языке – нет! Там есть ruz-ar – «русский», то  есть обратное производное уже от русского самоназвания. Есть rōs – «розовый». Есть roð -  «красный». Наконец, есть rōð-i – «грести». Пресловутое весьма понятие, много десятилетий уже вызвающее дискуссии.
Дело в том, что это слово даёт «гребцы», как вполне могли называть себя члены судоходных фелаг. Могли?
Ох, вряд ли! Они же были воинами. Воины могли грести, когда нужно, но от этого не переставали быть воинами. Будут воины понижать свой социальный статус до гребца? Особенно в общении с теми, с кого хотят поиметь дань и забрать его собственность?
Дело в том, говорят лингвисты, что само по себе rōð-i в «рус-» не превращается. А вот через финское посредство – пожалуйста: ruotsi. Отсюда – русы. Всё сходится, правда?
Да, похоже. С точки зрения лингвистики – может быть. А вот с точки зрения здравого смысла – вряд ли. Представим: здоровенный драккар с головой страшного дракона на носу причаливает где-нибудь возле Уусиккюля, с него сходят на берег одетые в броню воины с мечами и щитами, имея целью несколько отжать у местных аборигенов шкурок и женщин. И вот их вислоусый предводитель, грозно поводя глазами, говорит: «Мы – гребцы! Платите нам дань!».
И голоском ещё таким тоненьким, жалким…
Вроде как американский спецназовец, выбивая ногою дверь в иракской Фаллудже, командует: «Всем на пол! Не сопротивляться! Я – программист на php!».
Убедительно будет?
А между тем, это неизбежно получается, если послушать филологов-лингвистов (а уж историков, так и вовсе!), отключив здравый смысл. Ведь по-фински «гребец» - soutaja. Значит, чтобы до славян через финское посредство дошло именно «русы» от ruotsi - rōð-i, норманны должны были изначально представить себя именно так.
В общем, нет ни rus, ни, следовательно, производного от него rusing. Но ведь есть! Откуда же взялось?
А давайте зайдём с другой стороны того же уравнения. Корень «рус-» в русском языке имеется? Конечно! Рус-ый, рус-ло, рус-ак, рус-алка… И всё! Остальное – производные от этнонима «русский». Можете проверить по словарю Ушакова.
Что же, тем легче будет определиться, есть ли какая-то связь между корнем «рус» и этнонимом «рус». Попробуем?
Русый сразу снимаем. Тут лингвисты едины: «русый» восходит к общеславянскому «руд», где «-дс-» упростилось до «-с-». Ну, а «рудсый», «рудый» - это попросту «рыжий», производное от «красный». Кстати, на латыни «красный, рыжий» - russus, на германских – rot, red и так далее. То есть мы приходим к общеиндоевропейскому понятию.
У многих в истории, с тех ещё времён начания, постоянно играл соблазн и вывести «русов» из «рыжих» или «красных». Пожмём плечами: рыжих среди скандинавов (напомню: говорим о неких, пока неизвестных нам русах, а не русских, сложившихся в этнос из восточных славян, финно-угров, балтов и прочих, и даже нас, грешных, носителей доиндоевропейской гаплогруппы I1) – так вот, рыжих среди скандинавов куда как меньше, нежели блондинов. Да к тому же и не называли скандинавов русами. Русами называли только тех, кто располагался в будущей европейской части России.
Русак, в смысле зайца, тоже отводим: его специалисты безальтернативно выводят из «русый». Действительно, есть в егосерой шкурке отчётливый рыжий цвет.
Остаются «русло» и «русалка».
Скажу честно: я истекаю сладкой истомой от толкования филологами слова «русалка». Это просто великолепно! – оказывается, это –

общеславянское слово, образованное от русалия — название языческого весеннего праздника, заимствованное из латинского языка, где находим rosalia».

И далее – вызывающее буквально оргазм:

«Русалка буквально означает «существо, чествуемое в праздник русалий». /Этимологический словарь Г.А.Крылова// https://lexicography.online/etymology/р/русалка/

А что за существо-то? Отчего его чествуют? А ведь rosalia в Древнем Риме – «праздник роз». С чего это полудевка-полурыба перекинется к славянам от римских цветов? Где Рим, а где славяне? Когда был Рим и когда начались славянские мифы и сказки?
И потом, филологи, вы читали эти сказки? У разных народов представление о русалках разное, конечно, но если сложить объединяющую картинку, то это получаются довольно мрачные существа, связанные с потусторонним миром, причём с его злой стороною. Они могут утопить, могут защекотать до смерти, могут увлечь на тот свет – в общем, сущности, от которых лучше держаться подальше. И вот их-то славяне чествовали в праздник, заимствованный у римлян?
Нет, кабинетным умом можно, конечно, измыслить, что из седой древности в славянском эпосе сохранились некие рыбы-девушки. А потом славяне их переименовали в честь красивых италийских растений. Видимо, съезд филологов устроили, где и постановили. Но мы уж давайте как-нибудь обойдёмся без миазмов фантастики. Без фантазмов, проще говоря.
Некоторые этимологи, поразумнее, связывали русалок со словом «русло»; но, как грустно констатирует Л.В.Успенский, -

- беда в том, что у «русла» тоже нет более или менее ясной этимологии… / https://uspensky.lexicography.online/р/русалка/

Но по крайней мере, хотя бы смысловая связь между двумя этими понятиями существует. Русалки у нас – существа водные, речные. А у рек есть русла. Понятно, в общем.
Что же до смысла слова «русло» - он действительно тёмен. В словаре «ШИШ», как в шутку называла «Краткий этимологический словарь русского языка» одна из его авторов, мой учитель Тамара Васильевна Шанская («А что, Шанский – Иванов – Шанская, три автора», - смеялась она), так и записано:

Происхождение неясно. Возможно, образовано с помощью суф. –сло от той же основы, но в перегласованном виде, чтои ръвати.

Вот от этой идеи и стоит оттолкнуться. В русском языке есть несколько десятков слов, оканчивающихся суффиксом –ло. И как правило, в подавляющем большинстве они – производные от глаголов: «»правило» < «правити».
И далее, просто выборочно: «било» - «бити», «жало» - «жалити», «светило» - «светити», «одеяло» - «одети» и так далее. Легко самому попробовать.
Можно взять совсем древние, как минимум старославянские: «прясло» - «прясити», «прясьти»; «ремесло» от «рукомесло» - «рукомесити», гончарные ещё дела, когда глину руками месили; «масло» - от «мазати»; «свясло», значение которого – перевязь снопа – практически ушло, но происходит железно от древнерусского «съвѧсло» - то есть «связка» от «связывать».
В общем, не будем ломиться в открытую дверь: «русло» - по тому же правилу – от «русити».
А что такое – русить?
Нет ныне такого слова. Но вот в литовском – то есть одном из вариантов языка древней славяно-балтской общности – есть слово «русянти» (rusenti), то есть «медленно течь». Уже близко, правда?
А ещё есть в разных славянских языках слово «рух» - «движение». Оно же с похожими значениями существует в балтских языках – «деятельный», «подвижный». Есть оно и в германских языках – сравнте шв. rûsа «вырываться», ср.-в.-н. rûsch «нападение», д.-в.-н. rôsc, rôsci «ловкий, поспешный, свежий».
Да и в современном русском производные от это слова «рухнуть», «обрушиться» тоже, в общем, исходят от вполне энергичного движения…
Я больше скажу! – в древнесеверном есть корень *rūst, означающий… ага - «обрушенный»!
Таким образом, мы имеем дело с древним, если не общеиндоевропейским, то, по меньшей мере, понятным выходцам из ямной культуры, термином. И означал он движение. В том числе речное. Скорее всего, быстрое. В том числе, связываемое с речным течением.
А на Восточноевропейской равнине, где реки текут медленно и величаво, оно, слово это, гонор свой и энергию подрастеряло. И у людей славянобалтской общности – скажем, с времён днепро-двинской культуры – оно стало обозначать просто течение реки. Тем более что «течение» происходит от «течь», а «течь» в индоевропейских языках означает «бежать», «стремиться». «Утечь», «тикать» в смысле убежать/убегать – оттуда же. Вот и началась дивергенция двух синонимических понятий: «течь» от «текти» - это течение быстрое, а «русити» - течь медленно. И «русло» изначально – просто медленное течение.
Но на этой детали настаивать не буду, ибо неважно. Важно, что понятие «русить» оказалось связано с движением реки и, следовательно, по реке.
А как назвать того, кто русит по рекам? Не рус ли?
Конечно, а как иначе?
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment