Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские среди славян

Глава 4. Необходимость русов как класса

Итак, русы – это не этнос. Это место в системе разделения труда. Это ниша в экономике. И значит, любым пришельцам надо было либо вписываться в эту систему – либо… либо разделить судьбу Наполеона. И иже с ним, до него и после него.
Но у процесса вписывания в систему была одна важная особенность: наличие местного населения. Сегодня, в демократические наши времена, мы бы сказали – с владельцем местных ресурсов. Однако и сегодня эта фраза – не более как дежурная идеологическая мантра, прикрывающая тот факт, что население является собственником ресурсов лишь номинально, по Конституции. Да и то не по всякой. А тогда и вовсе всем было понятно: владелец ты только того, что можешь эффективно эксплуатировать и не менее эффективно защищать. От таких как тот же пресловутый Торольв, с бессмертной фразой из саги о нём:

Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра.

Однако верно и другое: сопротивление местного населения против совсем уж откровенного беспредела тоже наличествовало. Практически всегда. И даже при полной несоразмерности сил ничто не мешает твоим уже бывшим под-данным в ответ на беспередел сняться с прежнего места и удалиться куда поглубже в эти бесконечные леса. А дальше ищи их там!
Только теперь они тоже умные-опытные, знают, чего от тебя ждать и пылают гневом и жаждой мщения. И ты можешь запросто превратиться в ёжика помимо собственного желания. Только вместо иголок в спине у тебя стрелы будут торчать.
Недаром тема противостояния с лесными северными охотниками бьярмами красной нитью проходит через скандинавские саги. И далеко не всегда в столкновениях с ними удача оказывалась на стороне скандинавов.
Так что ежели ты, русинг, окажешься менее удачлив, нежели Торольв, то будь любезен – клади зубы на полку или плыви дальше. В места, где живёт ещё не покорённый торольвами народ. А это значит – снова воевать. И, может быть, голову сложить. Оставив привезённую из Гард конкубину на произвол жены, а жену – на обольстителя Хрольва.
Это неприятно.
Таким образом, остаётся только один выход на тот случай, если ты прибыл пограбить эти места не на один раз, а планируешь делать это систематически. А именно: тем или иным способом обеспечить постоянство своего присутствия здесь.
А что для этого нужно?
Основное и главное: лояльность местного населения.
А как её добиться?
Тоже очевидно: открытого беспредела не допускать, нечто полезное давать, от чужих грабителей защищать. И, что немаловажно по тем временам, - родниться с местными элитами. Не сразу. Но в перспективе. Ибо полезно.
А у местных какой интерес лояльность к пришельцам проявлять? А простой. Те ведь и товара заморского подбросят, в хоязйстве нужного. И узорочье какое для жён и дочерей, орудия и оружие для тебя и сыновей продадут. И ещё чего полезного с дальней сторонки привезут…
Возвращаются они, к примеру, с добычишкой какой-никакой из дальнего плавания, с рухлядью заморской, с холопками на продажу, с денежкою… А тут ты – с мехами, заранее добытыми, с хлебушком и прочим угощением, с услугами своими – лодку там подправить, одёжу починить, ещё что-нибудь. Мало ли что воину после похода дальнего нужно! А он с тобою и серебришком за услуги поделится.
Взаимная выгода! Третье условие для плодотворной для обеих сторон лояльности.
Что мы и видим в истории той ранней руси, когда она должна была писаться ещё с маленькой буквы.







Вот что рассказывает, например, в своей интересной работе «Смоленское Поднепровье и путь из «варяг в греки» в IX - Х вв.» историк В.С.Нефёдов:

Современные представления о важнейших средневековых путях сообщения Восточной Европы предполагают возможность их стабильного долговременного функционирования только на основе сложной многоуровневой инфраструктуры, которая включала различные типы поселений, расположенных не реже, чем на расстоянии одного дневного перехода (ок. 40-50 км) друг от друга. Это в полной мере относится и к «смоленскому» участку пути «из варяг в греки».

Обратим внимание на принципиально важное замечание исследователя:

Картина заселения Смоленского Поднепровья и Подвинья демонстрирует практически полное отсутствие населения в последней четверти I тыс. н.э. в Велижско-Суражском Подвинье, в верхнем и среднем течении Каспли, в бассейне Березины, на Днепре от устья р.Катынка до окрестностей г.Орша включительно, а также в Смоленском Подесенье. На этих территориях не было благоприятных условий для пашенного земледелия, которое составляло основу хозяйства населения Смоленщины в VIII-X вв.

Вот так! Жить в этих местах неудобно и неэкономично. Но когда появляются проезжие ухари, позвякивая серебром, - за ними сразу же устремляется всё, что страстно желает разделить с путешественниками тяжесть их кошельков. И вокруг обеспеченной серебром потребности очень быстро возникает инфраструктура по её обслуживанию.
На обслугу вставало, естественно, местное население:

Почти все комплексы, соотносимые с горизонтами Е, Дн и Д (в целом), принадлежат культуре смоленско-полоцких длинных курганов или связаны с нею. Это свидетельствует о важной роли, которую автохтонное население Смоленского Поднепровья и Подвинья сыграло в формировании пути «из варяг в греки». /303/

Так что если кто-то будет у вас ещё спрашивать, как возникла Древняя Русь, отвечайте просто: её не создавали ни местные автохтоны, ни скандинавские пришельцы. Её создали потребности транзита и ответное предложение по обслуживанию этих потребностей.
Это - экономический базис первоначальной Руси. Всё остальное – надстройка.
Что же это за потребности, которые сближали пришельцев-транзитёров и местное автохтонное население?
Давайте для ответа на этот вопрос проделаем простую, но отчего-то избегаемую многими учёными операцию – соединим историю и здравый смысл.
Так вот. Перенвигались наши транзитёры на кораблях. Но мелкий ли, крупный корабль, это – технология. В начале которой - лесозаготовительное предприятие. Что это значило по тем временам? Что есть знатоки дерева, которое потребно для строительства кораблей. Что это дерево в доступности. Что есть склад для его хранения и время для его просушки. Есть возможности для его транспортировки из леса. Безопасной, кстати.
Затем - лесопилка. Потом деревообрабатывающая фабрика. Смоловарня. Металлозаготовка и металлообработка. И это снова - склады, логистика, транспорт. Подготовка кадров. Квалифицированный – не дрова рубим! – менеджмент. Над ним - руководящий менеджмент. Ещё, простите за выражение, маркетинг.Наконец, питание и социальное обеспечение. Охрана. Ибо любой пришедший покоритель речных русел должен отдавать себе отчёт в опасности просто отнять построенный кораблик - из-за угрозы несовместимого со здоровьем ответного насилия.
К чему я это веду, нарочно осовременив термины? Да к тому, что даже если постройкой кораблей занимается один мастеровой двор, жующий продукты собственного огорода, - никуда ему не деться от необходимости соблюдать соответствующий технологический процесс. А уж когда речь идёт о выпуске кораблей как товара…
Да, конечно, всё это будущие русинги могли производить у себя дома. И производили. Недешёвое было удовольствие, но мы знаем из истории, как конунги, ярлы и бонды строили себе корабли прямо на месте. Но! Во-первых, не сами строилии. То есть весь вышеописанный производственно-хозяйственный процесс всё равно должен был наличествовать. А во-вторых и главных: дойти до Руси могло морское судно, а вот для сплава по здешним рекам требовалось уже речное.
Ибо если есть цель пройти по реке, то корабль должен уметь причалить к берегу там, где нужно, а не там, где разрешающие глубины. Он должен уметь зайти в самую узкую протоку – вдруг именно там располагается то, что ты ищешь. Кстати, как мы знаем, именно там – в узостях речных истоков - словенские родовые веси и прятались.
А ещё на реке есть мели и перекаты. Нередко встречаются пороги. И не на всяком корабле их можно пройти. На морском – уж точно нельзя. Наконец, корабль должен быть достаточно грузоподъёмен и при этом остойчив, ибо у воинов иногда оказывается добыча.


Реконструкция корабля викингов (Цит. по: XVII)

Значит, что нужно? Значит, для начала нужен порт в точке «река-море». А при нём – обменный сервис. Оставил драккар, взял снекку речную. Или вовсе плоскодонку.
Например, сегодня неизвестно, насколько полноводным был Волхов в годы пресловутого «призвания варягов». Есть данные, что вплоть до Х века вода стояла ещё достаточно высоко, и по этому речному пути могли проходить даже большие корабли викингов. И лишь в Х-XIII веках уровень воды снизился на 1,5-2 м, что сильно осложнило судоходство. То есть заставило пересесть на суда более мелкие, так сказать, «каботажно-речные».
Детали купли-продажи-обмена-проката нам сейчас неважны. Но само наличие оных операций сомнений не вызывает:

А весной собрался он [Харальд Сигурдарсон] в путь свой из Хольмгарда и отправился весной в Альдейгьюборг, взял себе там корабль и поплыл летом с востока. …
Кальв и его люди пробыли в Хольмгарде, пока не прошел йоль. Отправились они тогда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг и приобрели там себе корабли; отправились с востока как только весной сошел лёд. …
Магнус, сын Олава, начал после йоля свою поездку с востока из Хольмгарда вниз [т.е. к побережью] в Альдейгьюборг. Стали они снаряжать свои корабли, когда весной сошел лёд. /121/

Обратим внимание на последнее свидетельство.
Мы видим, что русинги действуют по своему обычаю: снаряжают свои корабли самостоятельно. Но даже в этом случае всё равно они должны были пользоваться местным сырьём – лесом, смолой, пенькою для тросов, полотном для парусов. То есть мы возвращаемся к тому, что сказано выше: при своих собственных технологиях инфраструктуру пришельцы должны были использовать местную. Что и доказывают находки скандинавских корабельных заклёпок в той же Ладоге-Альдейгьюборге.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment