Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские среди славян

Итак, что у нас получается с Ладогой?
А то, что «рюриковцы» приходят… не в славянский город! А в скандинавский. В 840 году именно какие-то скандинавы захватывают Ладогу и остаются в ней жить в качестве доминирующей силы. И оставляют однозначно скандинавские археологические следы. То есть получается, что наднациональная до этого  фактория Ладога в результате завоевания становится скандинавским опорным пунктом Альдейгьюборг. А передовым боевым укреплением и по совместительству резиденцией конунга (ибо Ладога – не столица, она во всеобщем восприятии так и остаётся торгово-обслуживающей факторией) становится Рюриково городище на острове при истоке Волхова из Ильменя.
И всё это действительно похоже на ту картину, которая и нашли отражение в начальных строках первой русской летописи, где -

- имаху дань варязи, приходяще изъ заморья, на чюди, и на словѣнехъ, и на меряхъ и на всѣхъ, кривичахъ.

Нормальная практика, известная из прошлого, из саг и и летописных записей: появились новые пришельцы из Скандинавии, которые обложили данью местное население. Но на сей раз они оставили оккупационный гарнизон. Ибо как раз в 840 – 850-е годы фиксируется мощная вспышка норманнской экспансии в Европе. Примечательным образом она совпадает с отливом первой волны восточного серебра в Бирке. По какой причине пресёкся в те годы восточный транзит, можно пока только гадать. Но утолять серебряный «голод» норманны пошли по двум традиционным путям: ограбление Западной Европы и попытка подчинить себе сеть восточных факторий.
Вот тут-то и сгорает Ладога, которая лежит в начале восточного транзита…
Но поскольку приток серебра в Скандинавию не возобновился, то причина «серебряной блокады»  явно не в Ладоге. Не в том, что в ней засел некий жадный «таможенник» в лице какого-нибудь местного князька, наложившего свою лапу на транзит, - тогда мы видели бы какое-нибудь скопление восточного серебра вокруг Ладоги. Но раз его нет, то причина перерыва в транзите лежала где-то дальше на восток. А дальше – это, собственно, Булгар и Хазария.
И, очевидно, именно это обстоятельство понудило захватчиков Ладоги остаться в ней и заодно оставивить свой след в слоях 840-х годов:

Около 840 г. поселение гибнет в пожаре и на нём отчетливо фиксируется новая группа населения, определённо скандинавского происхождения… /225/

Как говорится, с паршивой овцы хоть шерсти клок. Нет доступа к восточному серебру, зато никуда не делся доступ к северным мехам. Вот эту дань «варяги» и «имаху». И относительное преобладание западного серебра над восточным в эти годы в определённой степени должно было оказаться обеспеченным успешной меховой торговлею в Европе.
Можно ли идентифицировать этих завоевателей? Можно. Но, естественно, осторожно, ибо при имеющихся источниках и отсутствующей – повторимся с унынием – машины времени мы можем лишь попытаться что-то реконструировать. С известными допусками.
Оговоримся сразу, что нападали на ладожских жителей не шведы. И не датчане или норвежцы. Потому, во-первых, потому, что нападали… шведы. И датчане, и норвежцы. Но – будущие. Потому что в рассматриваемое нами время не было ещё ни шведов, ни датчан. Ни норвежцев. А были, повторимся,  семьи, роды, фюльки. У коих общего было – похожий язык и обычаи. Но кои идентифицировали себя не по национальности, а когда по месту проживания, когда по имени предводителя-главы-хёвдинга, когда – по имени ярла, власть которого распространяется на данное место.
Ярлов тогда в Скандинавии было не сосчитать. Вон в Норвегии едва ли не на каждом фьорде собственный ярл сидел. А фьордов в Норвегии мно-ого!..
И что интересно – как раз к 840 - 850-м годам масштабную экспансию викингов по всем азимутам как раз и возглавляют уже не безвестные хёвдинги и слуги ярлов и конунгов, а сами ярлы и конунги. Отчего как раз с этой эпохи и входят в эпос – вроде знаменитого Рагнара Волосатые Штаны с его сыновьями.


(Цит. по: XIX)

Конунги ведут за собою уже не отдельные драккары или небольшую группу их – а целые флоты в 100-150-200 кораблей. А это 6-15 тысяч воинов. Необоримая сила для той феодально-раздробленной Европы, где и армия в 3 тысячи профессионалов – большое войско богатого короля.
В эти же годы викинги начинают не просто захватывать и грабить монастыри и города, а при возможности захватывать целые территории. И поселяться там. Соответственно, вожди и командиры викингов становятся местными феодалами. К примеру конунгами Ирландии. Или графами Шартрскими во Франции.
Так что не будет большой вольностью предположить, что нечто подобное пережила и ладожская фактория. Некий норманнский ярл или конунг привёл сюда уже не банду, но войско, а по результатам нападения решил тут и остаться. Если не сам, то оккупационным гарнизоном во главе с надёжным исполнителем конунговой воли.
Кто был этим оккупантом?
В сочинении исландского поэта Снорри Стурлусона «Хеймскрингла» («Круг земной») есть упоминание о тинге - народном собрании, которое состоялось 15 февраля 1018 года в Упсале:

Некий Торгнир сказал тогда: «Торгнир, мой дед по отцу, помнил Эйрика Эмундарсона, конунга Уппсалы, и говорил о нём, что пока он мог, он каждое лето предпринимал поход из своей страны и ходил в различные страны и покорил Финланд и Кирьялаланд, Эйстланд и Курланд и много земель в Аустрленд».

Не исключено, что именно Эйрик нападал и на Ладогу в это время, который –

- ходил с боевым щитом повсюду в Гардарике.

Дед по отцу – это, следовательно, прадед. То есть Эйрик Эмундарсон, которого прадед, надо полагать, видел лично, раз помнил, жил примерно 60 – 70 лет назад от даты 1018 года. Для этого времени мы знаем ещё одного Эйрика – Победоносного. Но для воспоминания об этом конунге не нужно было ссылаться на прадеда: Эйрик Победоносный умер практически на глазах взрослых участников тинга - в 994 году. Значит, покорил «много земель в Аустрленд» именно Эйрик Эмундарсон.
Считается, что он умер в 882 (или в 871) году. В преклонном возрасте – то есть по времени жизни вполне подходит на роль завоевателя Ладоги. И то, что конунгство Эмундарсона начинается в 867 году, ничего не меняет: то было конунгство в Уппсале, но до того он должен был где-то и в чём-то прославиться, раз о нём вспоминали как о завоевателе. Вот в Аустрленде он и пролавился. В том числе и захватом Ладоги с последующей оккупацией и взятием дани.
Впрочем, оно и не важно. В смысле – не важны имена нападавших. Важно, что появляются в Ладоге -

- варязи, приходяще изъ заморья.

Надо полагать, жившие здесь уже век местные скандинавы тоже не были в восторге от поступившего предложения. Потому как в симбиозе жили не шведы и славяне, а конкретные Gude, Добръıнѧ, Hyväri. И стояли за ними их роды, а не народы. И если надо, защищали от норманнских агрессоров свой город вместе Ulfr, Волъчии Хвостъ и Hukku. И вполне могли –

- изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собѣ володѣти…
.
А последовавшее затем –

- …и въста родъ на род, и быша усобицѣ в них, и воевати сами на ся почаша -

- если оно было, тоже вполне логично. Ибо, конечно же, лично из тех людей никто и не думал ни о каком симбиозе и создании нового народа. Тогдашнее согласие было продуктом не взаимного непротивления сторон, а вовсе даже наоборот. Чтобы кто-то кому-то начал рубить корабли, заказчик в те времена первым делом не кошель открывал, а занимался тем, что в летописи сформулировано блестящим понятием «примучить». И чтобы отучить этого «примучивателя» от подобной нерыночной практики, - так же как от того, чтобы дальше он, высадившись у дальнего селища в лесу, не отнимал шкурки попросту, - должно было состояться немало кровавых схваток. Покуда не вырабатывался подписанный кровью симби… э-э, договор: я тебе столько-то шкурок, а ты мне столько-то денег.
Не мир, но меч несли тогда друг другу люди. И уж затем мечами выковывались компромиссы, приводившие к симбиозам, а затем – и к новым, объединённым этносам…
Вот как раз подобного рода симбиоз, генезис которого мы уже разбирале ранее, и мог вынести однажды критику захватчиков на всеобщее обсуждение. Тоже, по тем временам, не словами, а – топорами да копьями, Вот и получилось в итоге, что –

- изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани…

А уж дальше... На самом деле не столь уж важно, произошло «призвание Рюрика» в результате некоего межэлитного соглашения во избавление от разорительной всеобщей розни или же «Рюрик» попросту возглавил карательную экспедицию в наказание за изгнание «варягов». А затем проспонсировал нужную запись в анналах, передав сочинителю хроники богатый грант в виде сохранения ему жизни. Факт, что в 865 году кто-то ещё раз нападает на город, после чего он надолго приходит в запустение. А при дальнейшем развитии предстаёт в качестве нормативного для скандинавской цивилизации торгово-ремесленного поселения.
Столицей же очередного завоевателя осталось Рюриково городище. Которое, видимо, и называлось Хольмгардом, каковой топоним и остался в скандинавских сагах обозначением будущего, появившегоя только в 930-х годах Новгорода.
Поэтому в сущности с приходом «Рюрика» ничего не изменилось. Пришла новая армия скандинавов. Разрушила, ограбила, сожгла. Подселилась. И… столкнулась на захваченной территории со сложившмся порядком вещей. И могла его только принять – ибо, согласимся, само овладение Ладогой, по призыву местных ли деятелей, по собственной ли инициативе могло иметь целью только овладение входом в зону серебряного транзита. Закономерны и дальнейшие попытки рюриковцев – согласно и летописи, и археологии) продвинуться по северо-западным рекам вплоть до Ростова и Мурома. Ибо что пользы от входа, если не контролируешь саму зону?
Таким образом, так называемое призвание так называемых варягов вовсе не является ключевым событием начальной русской истории. Эксплуатация транзитных путей как совместное дело местных и пришлых элит продолжилась. Просто в составе русов появился ещё один элемент. В конечном итоге обречённый так же переработаться в этой общности в новое этническое качество, как она перерабатывала всех, в неё вошедших. Синтезировала. Сначала в русов. А затем – в русских.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments