Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские среди славян

Иными словами, мы видим, что само Рюриково городище появились как столичный пункт неких скандинавских завоевателей, пришедших на эти земли около 840 года. Затем оно функционировало в качестве столицы в ходе серии войн и вторжений, охвативших Северо-запад Восточной Европы и продолжавшихся вплоть до 880 – 890-х годов. По закреплении власти завоеватели перестают нуждаться в укреплённом столичном пункте возле Ильменя и столицу свою куда-то переносят. Судя по тому, что в 880-х годах Киев начинает расцветать, а в 890-е годы некие русы, как говорит сразу несколько источников, вмешиваются в бушевавшую там тогда войну степных племён и даже Византии с Болгарией, -
- столица конунгства северных пришельцев перемещается именно в Киев.
Отзвуки какового события и дошли в виде легенд до первых авторов летописи, рассказавших о заявлении князя Олега Вещего, что отныне столица Руси здесь и расположится.
И вот для этого времени очень важно то, что говорит нам археологический комплекс в Шестовицах.
Шестовицы – это село возле Чернигова, где обнаружен некрополь, что явным и очевидным образом связан с городищем, которое ныне именуется Коровель. Археологи относят комплекс к Х веку.
Городище стояло на узком и длинном мысу при впадении в Десну реки Жердовы. Укреплено городище было настолько ххорошо, что аналогов таким укреплениям в те времена не было.
Судите сами. Внешний ров шириной до 12 м, глубиной до 3,5 м. За ним - первый вал, шириной около 25 метров! Вал! Основа в виде деревянных конструкций, засыпанных песком.
За ним – ров шириной 2,5 м, глубиной до 1 м. С внутренней его стороны - канавка с установленным в неё частоколом из брёвен диаметром 0,2 м.
Ров и частокол – так себе, надо признать. Но коннице и этого уже никогда не преодолеть. А для пехоты за этими – предварительными, так сказать, неким аналогом долговременной заградительной огневой точки, дзота времён Второй мировой войны – укрелениями следовала ещё одна, третья полоса обороны. Ещё один ров, шириной 7,5 м и глубиной более 3 м, и вал, ширина основания которого также 7,5 м. Но и того более! – за третьим рядом укреплений был ещё один ров - шириной до 4 м и глубиной до 1,5 метров!
Царьград какой-то, а не городище!
А сказать ещё более? – ещё отдельный ров шириной 22 м (!) прикрывал пологую стрелку мыса, неудобную для обороны. /189/

(Цит. по: I)

Но Коровель, судя по археологии, явно был важен в качестве не только военной, но и портовой структуры. Причём последнее было производным от роли этого населённого пункта как элемента большой транспортной инфраструктуры. Во-первых, недалеко (для плавстредства – плыви себе по прямой, даже если сама речка вьётся так, что голова закружится) – место впадения Десны в Днепр. Во-вторых, оная Десна уходит в самые глубины северянских и вятичских лесов. В-третьих, всего лишь через мощное Самодуровское болото, которое и сегодня не высыхает, а в те времена было куда более полноводным, - прямой путь на Оку и Волгу: Западная Двина - Днепр - Десна – Сейм – Свапа – Очка – Ока - Волга. Это тот самый древний «янтарный путь», о котором мы говорили ранее. То есть - вся связь Балтики с Востоком. Вплоть до Хорезма. Не случайно на этом пути возникли богатые города - Путивль, Рыльск, Льгов, Курск.
А у Коровеля? А у Коровеля – удобные гавани. А многочисленные находки ладейных заклёпок и гвоздей доказывают, что в них существовали и доки для ремонта судов. А остатки причалов и набережной – что тут и логистический центр располагался. Здесь же – место максимального сближения водной и сухопутной дорог из Чернигова в Киев.
Каков вывод? Тот, что с точки зрения обороны здесь самое правильное место для военизированного пункта контроля над такой важной водной трассой. Вот он и был здесь создан – опорный пункт. Только не фактория – хотя и торговали здесь наверняка – а опорный пункт уже государственной власти. И скорее всего – киевской. Время его возникновения как раз сходится с укреплением русов в Киеве и забирания ими под свою руку северян. Которых для этого следовало сначала отжать у волкохищных хазар, а затем и обеспечить им защиту.




Примечание про мировую войну между бандами

Очень интересные события описывает выдающийся русский исследователь М.И.Артамонов:

В 890 г. вспыхнула война между Византией и дунайскими болгарами. В византийском войске были отряды хазар, вероятно, присланные в качестве союзников из Хазарии по морю. Разгромив византийские войска, болгары с особой жестокостью обошлись с пленными хазарами: они отрезали им носы и в таком виде отправили в Византию. Не надеясь справиться с болгарами своими силами, император Лев VI в 894 г. отправил посольство к мадьярам, вожди которых Арпад и Курсан обещали ему содействие. Присланные греками суда переправили мадьяр на правый берег Дуная и те опустошили страну, грабя и убивая её население. Когда слух об этом дошёл до болгарского царя Симеона (с 893 г.), он вышел навстречу новым врагам, но был разбит и должен был искать спасения в бегстве. Мадьяры дошли до самой столицы болгар Преславы и захватили громадную добычу и множество пленных, которых затем перепродали грекам. Симеон вынужден был просить мира, но он не оставлял мысли отомстить врагам. Собравшись с силами и заключив союз с исконными врагами мадьяр — печенегами, он воспользовался случаем, когда основные силы мадьяр находились в походе, и вторгся в их страну. Печенеги и болгары жестоко расправились с оставшимися дома немногочисленными мужчинами и беззащитными семьями мадьяр, частью их вырезали, а частью заставили спасаться бегством. Вернувшиеся из похода мадьяры нашли свою страну опустошённой и потому решили поселиться на новом месте. /47/

Ну, далее понятно. Ставшие богатыми и холостыми венгры решили плюнуть на всё и удалиться за Карпатские горы в Паннонию, где можно было разжиться новыми женщинами, а заодно пощипать разжиревших после уничтожения авар франков. Там они и проживают поныне.
Плюнули и печенеги. Но в колодец. Ибо когда их по вечному закону степей в XI веке выставили с собственных кочевий торки, им не оставалось иного пути, как тоже бежать в Паннонию. Где их и встретили донельзя дружелюбные и крайне незлопамятные венгры…
Но это было гораздо позже. А начиналось вот с чего.
Свидетельствует император Византии Константин Багрянородный – который, как все мы, мог что-то путать, но едва  ли позволял себе лгать специально в работе, обращённой к собственному сыну в качестве инструкции по управлению унаследованным от отца государством:

Пачинакиты же… двинувшись на хазар войною и будучи побеждены, были вынуждены покинуть собственную землю и населить землю турок. Когда же меж турками и пачинакитами, тогда называвшимися кангар, состоялось сражение, войско турок было разбито и разделилось на две части. Одна часть поселилась к востоку, в краях Персии, - они и ныне по древнему прозвищу турок называются савартами-асфалами, а вторая часть поселилась в западном краю вместе с их воеводой и вождем Леведией, в местах, именуемых Ателкузу, в которых ныне проживает народ пачинакитов.

Патчинакиты, они же кунгуры – известные исторические печенеги. Турки – угры, иначе говоря, венгры. Корни их вообще-то в Предуралье, примерно там, где сегодня Башкирия, а в рассматриваемое время они жили, как видим, жили в Степи, покуда печенеги не разорвали их племя на две общности.
В скобочках заметим: многие спорят о том, где точно находилась эта Ателькузу, а нам это неважно. Важно, что позднее там поселились печенеги, а дислокация их племён нам известна прекрасно. Причерноморские степи – вплоть до русских земель на севере.

Через некоторое время пачинакиты, напав на турок, изгнали их вместе с их архонтом Арпадом. Поэтому турки, блуждая в поисках земли для поселения, явившись, прогнали обитателей Великой Моравии и поселились в их земле, где и живут теперь турки по сей день.

Большой специалист по хазарской теме С.А.Плетнёва описывает другое измерение этой же истории – с угла зрения хазар:

…В самом конце IX в. один из наследников Ханукки –

- брата Обадия, инициатора перехода хазар в иудейство, принявшего в конечном итоге власть над посткризискной Хазарией –

- попытался прервать их -

- печенегов –

- движение на запад. Он заключил союз с гузами, кочевым народом, жившим в приуральских степях, и те, «вступив в войну с печенегами, одержали верх, изгнали их из собственной страны». Печенеги, бежав оттуда, некоторое время бродили по разным странам, нащупывая себе место для поселения, пока не нашли его в Ателькузу. Воспользовавшись тем, что венгры ушли в поход и в кочевьях их оставались только женщины, старики и дети, печенеги, без труда истребив население, заняли чужие стойбища. Венгры, «возвратившись и найдя свою землю таким образом пустою и разграбленною, поселились в той стране, где живут ныне». И случилось это, пишет Константин Порфирородный, «50 лет тому назад», т. е. если вспомнить, что император сочинял трактат в 949—950 гг., в первые годы Х в. /347/


Итак, у нас расставлены теперь и даты: конец IX – начало X вв.
Таким образом, в конце IX века, в причерноморской Степи постепенно разгорается громадная война всех против всех. Византия против Болгарии, венгры в союзе с византийцами против болгар, печенеги против венгров, хазары против печенегов, болгары за печенегов, - словом, в некотором смысле всеобщая, почти «мировая» по степным масштабам война…

И именно в это время появляется в этих степных разборках ещё один фактор.
Чтобы разобраться, чем он был и чтоозначал, отметим прежде всего: начало функционирования укрепрайона возле Коровеля археологи относят к концу IХ века. И, что тоже характерно, появляется этот опорный пункт непосредственно после пожара, уничтожившего стоявший до того на том же месте северянский посёлок.
Те ли спалили северянский населённый пункт, кто затем выстроил там укрепление, либо кто-то ещё, а укрпеление выросло уже на пожарище, теперь уж не установить. Но археология свидетельствует однозначно: укрепление выстроили люди, в культуре которых с самого начала сочетались местные – в данном случае, северские элементы – с элементами, взятыми из норманнской традиции:

…На посаде уже в это время функционировали и стационарные жилые усадьбы, с типично славянскими полуземляночными жилищами квадратной формы с глинобитными печами и большими наземными с открытыми очагами, известными в Скандинавии. /190/

В те же годы также и в Чернигове проводится полная реконструкция защитных сооружений. Возводится мощная оборонительная линия на древнейшем детинце города – Цитадели, мощным валом и рвом ограждается новый район к северу от неё.
Для чего нужно было это, в общем, достаточно дорогое мероприятие – строительство крепости?
А вспомним: северяне – данники хазар. Причём, судя по результатам археологических исследований, - не так чтобы уж сильно хазарам «противные». Во всяком случае, элементы сотрудничества по крайней мере северянских элит со степняками прослеживаются. По оружию видно, по другим элементам – позднее будет ещё о том речь.
И радимичи хазарам подданны. Не потому только, что летопись так говорит. Мы ей не доверяем безоглядно и правильно делаем. Но хазарский флёр присутствует в археологии и здесь.
И вот тут… –

В лѣто 6392. Иде Олегъ на сѣвяры, и побѣди сѣверы, и възложи на нихъ дань легъку, и не дасть имъ козаромъ дани даяти, рекъ: «Азъ имъ противенъ, а вамъ не чему».В год 6392 (884). Пошел Олег на северян, и победил северян, и возложил на них легкую дань, и не велел им платить дань хазарам, сказав: «Я враг их, и вам <им платить> незачем».

В лѣто 6393. Посла Олегъ к радимичем, ркя: «Кому дань даете?» Они же рѣша: «Козаром». И рече имъ Олегъ: «Не давайте козаромъ, но мнѣ давайте».

Беседы эти кончались следующим образом:

Об одновременности отмирания роменской культуры на территории Подесенья говорит то, что все (!) указанные выше поселения погибли в результате пожаров. …золисто-углистая прослойка, зафиксированная им и интерпретированная как следы «кострища, разложенного на дне ямы на месте заброшенной и уже заплывшей землянки», ясно указывает, что и это жилище погибло в пожаре. Это предположение подтверждается и наличием слоя пожара, зафиксированного в разрезе рва. /107/

Вот так и были примучены северяне. И радимичи.
Князь Олег и действовал от имени «рода русского», и вёл его за собою. И археологическая преемственность в погребениях – полная. Во всяком случае, видно, что Олеговы русы, появившись здесь в начале Х века, быстро научились прекрасно пользовалось степными вооружениями. В Шестовицах обильно представлены далеко не только скандинавские –

- наконечники стрел различных типов, небольшой боевой топорик и обломки лезвий подобных же, железный сердечник от кистеня и костяное навершие от подобного же орудия меньших размеров, сабельная гарда… Воинское снаряжение представлено серией бронзовых и билоновых наконечников поясов и поясных бляшек (в основном, восточного происхождения)… снаряжение боевого коня… /190/

И пусть это ни разу не исторично, но именно здесь, возле Чернигова, могла взять, как пел Высоцкий, в нагайки волхвов-предсказателей дружина князя Олега. Во всяком случае, костяная обоймица от нагайки соответствующего времени здесь точно найдена…
И что ещё важно – эти русы действительно владеют собственным государством. Это подтверждается находкой –

- …византийской вислой свинцовой печатью (диаметр 23 - 24,5 мм) с изображением шестиконечного патриаршего креста на трёх ступенях и круговой греческой надписью (на аверсе) и пятистрочной греческой надписью (на реверсе), которая принадлежала одному из высокопоставленных чиновников византийской администрации - примикирию, императорскому протоспафарию и логофету геникона Льву. По мнению В.Булгаковой, указанный тип моливдовула датируется 900 - 912 гг., а его находка на городище связана с регламентацией положений экономических статей русско-византийского договора 907 г. /190/

То есть здесь, на Коровеле, фиксируется наличие дипломатических контактов русов с Константинополем – тех самых, свидетельства о которых донесены до нас в летописях, где приведён текст русско-ромейского договора. Иными словами, это они –

- от рода рускаго Карлы, Инегелдъ, Фарлоф, Веремуд, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Руаръ, Актеву, Труанъ, Лидул, Фостъ, Стемид, иже послани от Олга, великого князя рускаго, -

- оставили здесь одно из материальных свидетельств своей дипломатической миссии.
Судя по скандинавским древностям Киева, та их группа из местных, что была связана со Средней Швецией, жила здесь в 930 – 950-е годы. То есть при Олеге из «Кембриджского документа» - он же Х-л-г-у.
А вот позже, в 950 – 1000 годах появляется в могильниках Киева уже южноскандинавский флёр. Ютландский. Любопытно, что вскоре после этого времени, в эпизоде, относящемуся к 1018 году, появились строчки в хронике Титмара Мерзебургского о «быстроногих данах» на Руси:

В том большом городе, который является столицей этого королевства, имеется 400 церквей, 8 ярмарок, а людей – неведомое количество; они, как и вся та провинция, состоят из сильных, беглых рабов, отовсюду прибывших сюда, и, особенно, из быстрых данов (ех velocibus danis); до сих пор они, успешно сопротивляясь сильно им досаждавшим печенегам, побеждали других.

Возможно, речь идёт о скандинавах вообще, или о варягах-наёмниках, которых достоверно нанимал князь Ярослав, пока Хромой, но в будущем Мудрый. Но вряд ли. Те же богатые захоронения версию о варяжских наёмниках опровергают. Ибо тяжело себе представить продающим свой меч и жизнь человека, который способен обеспечить себе на похоронах целый корабль в качестве реквизита для сожжения.
Но самое главное – вот в чём. Если вести речь об эмиграционных пополнениях, то в Южной Руси их фиксируется всего два. Зато на севере они накатываются с неумолимостью морского прибоя. Здесь в изобилии представлены практически все известные скандинавские стили вплоть до начала XI столетия: «Хватающий зверь», он же Оссберг, типичный для IX века, Борре (конец IX – первая половина X вв.), Эллинг и Маммен (вторая половина X – начало XI вв.). И это, в общем, одностилевые комплексы. На юге же Осеберга нет, зато есть Рингерикс и Урнес XI века.
А значит, судя по этому наблюдению, первоначально власть «государственных» русов и концентрировалась на юге, вокруг Киева. И там они быстро обрастали теми самыми иноэтническими элементами, из которых формировалась та самая «интернациональная» русь, о которой мы говорили ране.
Зато на севере по-прежнему ватажничали всё новые и новые выходцы из Скандинавии. Иными словами, уйдя из Ладоги или Рюрикова, Олег это сделал по принципу «уходя – уходи». Ни Ладогу, ни Рюриково, ни Тимерёво с Сарским и Михайловским он больше не контролировал. Строительство и расширение Русского государства началось действительно из района Киева.
Это, кстати, объясняет многие до сих розно трактуемые факты. То, почему в дальнейшем восприятии жителей Древней Руси «Русская земля в узком смысле» ассоциировалась с Киевом и ближайшими к нему землями – отсюда «государственные» русы начали свою экспансию, отсюда выходили они покорять древлян, северян и прочих радимичей, создавая, собственно, Русь. То, почему киевские великие князья стремились рассадить своих сыновей по дальним городам: завоевали – посадили. То, почему Владимир брал Полоцк, – не только потому, что Рогнеда была неприступна, а её Владимиру очень хотелось… наказать. Но заодно и потому, что это была земля, киевским русам отродясь не подчинённая. А совсем не бесполезно было её подчинить. И тем более не вредно было бы её обложить данью.
Кстати, в этой связи и в скобочках укажем:

…при частичном доследовании инвентаря Чёрной могилы, самого большого древнерусского кургана, выяснилось, что на кострище размещались ладейные заклёпки - это характерно и для обрядности гнёздовских больших курганов; более всего сближает гнёздовские и черниговские большие курганы уникальная обрядовая черта - жертвенные котлы. Единственный большой курган, раскопанный на королевской усадьбе на о.Адельсё, возле Бирки, также содержал заклёпки на кострище и жертвенный котел. Большие курганы в Киеве… были разрушены… но, судя по тому, что Чернигов входил в состав Русской земли - княжеского домена в Среднем Поднепровье, а Верхнее Поднепровье со смоленскими кривичами платило дань Киеву, большие курганы принадлежали высшему властному слою Руси, возможно, представителям княжеского рода - «рода русского», упомянутого в договорах с греками. Можно предполагать, что этот род, судя по данным антропонимики и погребального обряда, сохранял свои «генеалогические связи» со скандинавскими - свейскими конунгами, что, естественно, способствовало «бесперебойным» контактам поселений, на которые опиралась власть княжеского рода, со Скандинавией. /336/

И в этом свете мы вновь видим нелепость вековечного спора антинорманистов с норманистами. Да, русы были родом из Скандинавии. Но Русь они строили-завоёвывали уже на паях с местными элитами, включая их в свой состав и сами растворяясь в них. И отвоёвывали свою землю как раз у скандинавов, вновь и вновь посылавших свои отряды в Восточную Европу, ходивших по тамошним рекам, захватывавших и продававших местных рабов и – главное! - везущих серебро мимо натруженных рук киевских володетелей прямо в Скандинавию.
Это было неприемлемо, этого было не должно быть.
И этого не стало.
Но вернёмся к Коровелю.
Что происходило дальше, показывает опять же археология:

В результате деятельности киевских князей в конце IX в. резко меняется политическая ситуация на Днепровском Левобережье, ранее входившем в сферу влияния Хазарского каганата. Последствием походов Олега можно объяснить полное исчезновение роменской культуры из области Нижнего Подесенья. Практически незаселенный участок между древнерусским Седневом и роменским городищем Слободка на всё последующее столетие определил границу между двумя культурами.
Процесс становления государственной власти на Левобережье послужил усилению оттока населения из этой области в районы Посеймья и Подесенья. Именно этим можно объяснить столь резкий рост количества и размеров поселений в Подесенье в середине и, особенно во второй половине X в. Несмотря на сильное культурное влияние Руси, проявившееся с начала X в., именно этот район дольше других сохранял свою самобытность. … Вероятно, автономным этот район был и в политическом отношении. Летописное упоминание об организации Ольгой в середине X в. погостов по Десне, по-видимому, относится лишь к нижнему течению последней, что находит подтверждение в данных археологии. Появление в конце X в. древнерусских дружинных пунктов в районе Трубчевска и Стародуба прекратило связь Среднего Подесенья с вятичскими и радимичскими районами. Примерно в то же время гибнет в пожаре крупнейший центр Северянского Подесенья — г.Новгород-Северский. На его месте тут же возводится небольшая древнерусская крепость. Видимо, опираясь на неё, в конце X — начале XI в. в полное подчинение Руси удается привести весь район. Примерно в одно время в результате пожаров гибнут все роменские поселения исследуемого региона. Ни на одном из них слоев последующего, XI в. не зафиксировано. /107/

Кроме того, рассказывают археологи, -

- другим важным направлением деятельности обитателей Шестовицы было, вероятно, участие в организации великокняжеского полюдья. Шестовицкое городище, расположенное в густозаселённой местности, в непосредственной близости от крупного города, каким являлся в это время Чернигов, почти идеально подходило для этой роли.
Это, в свою очередь, предполагало и участие в организации далёких морских походов для реализации собранного в полюдье, с предварительной подготовкой и оснащением соответствующих суден. Для этого необходима была деятельность многочисленных ремесленников, связанных не только непосредственно с судостроением, но и с добычей и обработкой железа, смолокурением и возгонкой дёгтя, изготовлением полотна и канатов и т.д. Часть необходимого сырья, несомненно, поставлялась в составе даней, однако предвидеть всё, как известно, невозможно. Следовательно, неизбежно предполагалось развитие и местного производства упомянутых видов продукции. Именно этим, вероятно, можно объяснить стремительное увеличение в это время площади посада и подола городища Коровель. /
190/

Разумеется, всё вышесказанное касается далеко не только потребностей, связанных с полюдьем. Ещё больше – вообще всех потребностей, связанных с дальними походами.
А также – с войной.
Ибо что означает, когда к чьим-то данникам приходит чужая банда и говорит, что платить те отныне не прежней «крыше» будут, а им? Понятно, что при таком своём подходе к чужим экономическим интересам русы неизбежно становились одними из участников «мировой войны» в Степи.
Во всяком случае, мы встречаем два похожих свидетельства из разных источников.
Вот «Повесть временных лет» вспоминает о венграх – аж дважды! –

- идоша угри чернии мимо Киевъ послѣже при Ользѣ –

- и – год 898:

В лѣто 6406. Идоша угре мимо Киевъ горою, еже ся зоветь нынѣ Угорьское, и пришедше къ Днѣпру, сташа вежами; бѣша бо ходяще, яко и половци. И пришедше от въстока и устремишася чересъ горы великыя, иже прозвашася горы Угорьскыя, и почаша воевати на живущая ту.

А некий венгерский анонимный хронист XII века, создавший анналы под названием «Деяния венгров», сообщает:

Достигли они –

- т.е. угры –

- области русов и, не встретив какого-либо сопротивления, проникли до самого города Киева. А когда проходили через город Киев, переплывая через реку Днепр, то захотели подчинить себе Королевство русов. Узнав об этом, вожди русов сильно перепугались, ибо услышали, что вождь Алмош происходит из рода короля Аттилы, которому их предки платили ежегодную дань. Однако киевский князь собрал всех своих вельмож и, посоветовавшись, они решили начать битву с вождём Алмошем... Тот же киевский князь, отправив своих послов, призвал на помощь семь куманских вождей, своих самых верных друзей...

Но ничего у русов в битве якобы не вышло, продолжает автор, и они бежали за стены Киева. Тем временем –

- вождь Алмош... подчинил себе землю русов и, забрав их имения, на вторую неделю пошли на приступ Киева.

Русы запросили мира…
Понятно, что здесь перепутано достаточно много.
Князь Алмош – он же Алмуц – едва ли мог быть вождём венгров, потому что есть сообщение, что до того он отказался от власти в пользу своего сына Арпада.
А куманов, т.е. половцев, в этих местах ещё и в проекте не было. И те семеро «куманских» друзей князя Олега, которых он звал на помощь, очевидным образом были на деле печенегами. И не такими уж неудачниками, как то изобразил венгерский хронист. Ибо, по логике, как раз в то время, когда одни венгры осаждают Преславу, а другие Киев, очень плодотворным может оказаться набег на их беззащитные вежи в Ателькузу… А значит, русы не отсиживались за стенами Киева в качестве беспомощных жертв, а вполне были в курсе всех геостратегических раскладов в Степи. И оказывали на них достаточно влияния, чтобы суметь организовать диверсию по венгерским тылам.
Но в принципе, детали эти нам неважны. Главное, что картина в целом представляется вполне историчной. Русы, придя неизвестно откуда, взяли под контроль дотоле бывший под хазарами – а иначе, как мы помним, чисто географически быть не могло – Киев. И неизбежным образом начали накладывать руку на хазарских данников – тех самых северян и радимичей, о чём мы уже говорили. А что им, русам? – хазары-то заняты. Они с печенегами и болгарами увлечённо режутся. Хозяйство, можно сказать, на произвол судьбы оставили. А зачем им хозяйство, коли они за ним как следует следить не умеют?
Понятно, что едва ли каган в Итиле воспринял такой образ действий с удовлетворением. Ну, а решив огорчения своего не скрывать, он поручил своим вассальным уграм вынести – лучше сказать, нанести - протест наглым захватчикам. Что те и не преминули сделать, особенно если учесть информацию арабских авторов, согласно которой –

- мадьяры господствуют над всеми соседними славянами, налагают на них тяжёлые оброки и обращаются с ними, как с военнопленными. /576/

А поскольку угры были практически во всё время своего пребывания в Причерноморье подручниками у хазар, -

- они жили вместе с хазарами… воюя в качестве союзников хазар во всех их войнах -

- то не ошибёмся сильно, если предположим, что оброки на славян угры налагали либо на подряде, либо на откупе у хазарского кагана. Скорее, на откупе, ибо, судя по свидетельству Ибн Русте, мадьяры самостоятельно определяли дальнейшую судьбу славян: они –

- отводят этих пленников берегом моря к одной из пристаней Румской земли, где и продают их в качестве рабов.

Об этом же говорят сведения о том, что венгры платили хазарам некие подати. Вряд ли это была какая-то прямая дань – не те между ними отношения. А вот откуп, некая фиксированная сумма за право взимать дани, - это, пожалуй, больше похоже на правду. Тем более что в истории тому мы тьму примеров знаем. Да и пронесённое через века стойкое «дружелюбие» венгров к русским не может объясняться ничем другим, как застарелой обидой за лишение «законного» заработка. Пусть об этом никто лично сегодня и не помнит, и в подобных формулировках, естественно, не думает, - но мы-то знаем, как тягостно-прилипчивы образы, сложившиеся в незапамятные времена. Вон мы тоже печенегов с половцами до сих пор не любим, хоть и нет их уже много веков. Или с татарами вон: сжились, сроднились, уважаем – а как напряги какие, немедленно вспоминаем – одни Калку и Батыя, другие Казань и Ивана Грозного.
Таким образом, русы под предводительством князя Олега обидели не только хазар, но и непосредственных сборщиков дани - угров, лишившихся законного дохода.
Кстати, в этом свете похоже, что первоначальный славянский посёлок в Коровеле спалили всё-таки русы. Отнимая его у венгров…
Так или иначе, Чернигов существовал до князя Олега и был захвачен при князе Олеге. И сразу поставлен – в договорах с греками – на второе место после Киева. Это естественно: на месте Киева тогда было три сельца и, судя по всему, хазарская крепость. Олегом и занятая.
То есть столицы как таковой не существовало, а Олег предпочёл назначить таковой некий свой центральный управленческий пункт. И в этом случае Шестовицы-Коровель играли роль уже киевского опорного пункта, призванного контролировать возможные мятежные поползновения северян-черниговцев.
А ещё бы и не быть поводу для мятежей! Такая торговля от северян в руки столичных уходила! Тем более что –

- раскопки черниговских курганов и открытого недавно грунтового некрополя, на котором на сегодня исследовано уже свыше 1 800 погребений, выявляют значительную социально-имущественную дифференциацию населения и характеризуют Чернигов этого времени как один из крупнейших городских центров Руси, с могущественным боярством и многочисленной дружиной. /190/


В общем, опять вспомним: 890-е годы, годы bellum omnia contra omnes, общего развала и захватов… Без опорного пункта не обойтись никак.
Вот Коровель таковым и должен был стать…
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments