Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские среди славян




Примечание про подлинный русский язык

Вот что свидетельствует император Византии Константин Багрянородный в уже упомянутом труде примерно в конце 940-х – начале 950-х годов:

Росы же… спускаются в Витичеву, которая является крепостью-пактиотом росов, и, собравшись там в течение двух-трех дней, пока соединятся все моноксилы, тогда отправляются в путь и спускаются по названной реке Днепр.

Прежде всего они приходят к первому порогу, нарекаемому Эссупи, что означает по-росски и по-славянски «Не спи». Порог столь же узок, как пространство циканистирия, а посередине его имеются обрывистые высокие скалы, торчащие наподобие островков. Поэтому набегающая и приливающая к ним вода, низвергаясь оттуда вниз, издаёт громкий страшный гул. Ввиду этого росы не осмеливаются проходить между скалами, но, причалив поблизости и высадив людей на сушу, а прочие вещи оставив в моноксилах, затем нагие, ощупывая своими ногами [дно, волокут их], чтобы не натолкнуться на какой-либо камень. Так они делают, одни у носа, другие посередине, а третьи у кормы, толкая шестами, и с крайней осторожностью они минуют этот первый порог по изгибу у берега реки.

Когда они пройдут этот первый порог, то снова, забрав с суши прочих, отплывают и приходят к другому порогу, называемому по-росски Улворси, а по-славянски Островунипрах, что значит «Островок порога». Он подобен первому, тяжек и трудно проходим. И вновь, высадив людей, они проводят моноксилы, как и прежде.

Подобным же образом минуют они и третий порог, называемый Геландри, что по-славянски означает «Шум порога», а затем так же - четвёртый порог, огромный, нарекаемый по-росски Аифор, по-славянски же Неасит, так как в камнях порога гнездятся пеликаны.

Итак, у этого порога все причаливают к земле носами вперед, с ними выходят назначенные для несения стражи мужи и удаляются. Они неусыпно несут стражу из-за пачинакитов. А прочие, взяв вещи, которые были у них в моноксилах, проводят рабов в цепях по суше на протяжении шести миль, пока не минуют порог. Затем также одни волоком, другие на плечах, переправив свои моноксилы по сю сторону порога, столкнув их в реку и внеся груз, входят сами и снова отплывают.

Подступив же к пятому порогу, называемому по-росски Варуфорос, а по-славянски Вулнипрах, ибо он образует большую заводь, и переправив опять по излучинам реки свои моноксилы, как на первом и на втором пороге, они достигают шестого порога, называемого по-росски Леанди, а по-славянски Веручи, что означает «Кипение воды», и преодолевают его подобным же образом. От него они отплывают к седьмому порогу, называемому по-росски Струкун, а по-славянски Напрези, что переводится как «Малый порог»./206{C}/

Как-то так сложилось, что практически во всех многочисленных дискуссиях по поводу этой информации стороны быстро, почти сразу, срываются на определение того, кто такие русы. И вновь всё оборачивается лупцеванием друг друга идеологическими дубинками, на которых написано «норманнизм» и «антинорманнизм».

Мы же этого делать не будем. Какая разница, кем они были с точки зрения этнической? Ведь нынешних национальностей тогда не было, относить тогдашнего скандинава к нынешним шведам или норвежцам, а славянина – к русским или полякам бессмысленно и бесполезно. А с точки зрения того, кто есть у нас в предках – так клинической этнической чистоты ни у одного народа нет. Мы не веточки на древе с общими корнями, мы – узоры в калейдоскопе, из разных стёклышек сложенные….

Поэтому останемся вне этого детского сада и просто проанализируем текст просто с точки зрения теории информации.

Первая информема есть и самая важная: росы и славяне говорят на разных языках!

Эти языки порфироносный обозреватель противопоставляет точно так же, как ныне противопоставляются статьи в каком-нибудь словаре:

… по-росски Варуфорос, а по-славянски Вулнипрах…

…по-росски Аифор, по-славянски же Неасит…

…по-росски Струкун, а по-славянски Напрези…

На языке науки логики это называется логической противоположностью. Высокий – низкий, белый – чёрный и так далее.

Но раз языки разные – значит, само существование такого русско-славянского словаря доказывает, что они – два разных народа.

Для византийского императора это само собой разумеется. Языковое различие между русами и славянами для него естественно.

Более того – не для него одного. Византийцы и позднее это знали: как свидетельствует хронист Лев Диакон, они и позже, во времена войны со Святославом в Болгарии, засылали в лагерь русов лазутчиков, -

- владеющих обоими языками.

И что же это за языки?

Ну, со славянским языком всё ясно. «Островунипрах» мы, славяноязычные, поймём и сегодня. А что это был за второй, кроме славянского, язык, знать который нужно было лазутчикам, чтобы не попасть впросак на войне с нашими же, русских, предками?

Что ж, давайте посмотрим…

Мы примерно представляем, на каком языке разговаривают славяне. И в состоянии понять – хотя бы приблизительно – слова из древнеславянского языка. Может, сразу и не идентифицируем «гудьбу» как «музыку», но в контексте непременно обнаружим, что да – гудеть же!

И в этом смысле Островунипрах, Вулнипрах, Веручи, Напрези нам если и не совсем понятны, то свои.

Пусть на уровне подсознания, но мы их понимаем.

Поэтому первый вывод – в том, что мы понимаем славянские названия порогов, приведённые Константином Багрянородным! Через искажения, через ошибочные толкования, через работу со словарём – но понимаем.

Но…

Славяноязычному, понятны такие слова: Улворси, Аифор, Варуфорос?

Не буду вежественно говорить: вряд ли. Скажу чётко и прямо: нет. Аж колются – настолько чужие! А между тем, согласно Константину Багрянородному, это как раз самые что ни на есть русские слова!

С чем их связать, эти не наши русские слова? Точнее, с кем?

Логично было бы начать с тех людей, которые ходят через пороги. Ведь это их лексикон.

Следы той же топонимики мы находим информацию в другом, не зависимом от текста Багрянородного источнике. А именно – на по меньшей мере двух памятных камнях, что в массовом порядке возводили скандинавы у себя дома по погибшим родственникам или друзьям.

На одном из таких камней из местечка Пильгорд (Pilgard) на острове Готланд мы читаем:

biarfaa . statu . sis- stain // hakbiarn . brubr // rubuisl. austain . imuar // isafa . stain-. stata. aft. rafa // sub furi. ru-staini. kuamu // uiti aifur. uifil // --ub um /535{C}/

Это означает следующее:

Ярко окрашенные установлены эти камни: Хёгбьярн и его брат Хродвисл, Эйстейн и Эймунд вместе установили эти камни по Хравну к югу от Ровстейна. Они добрались вплоть до Айфора. Вифиль дал приказание. /282/

Айфор упоминается и ещё на одном руническом камне XI века:

liutr. sturimabr . riti. Stain . binsa . aftir . sunu . sina . sa hit. aki. Simsut ifurs . sturbi . -nari. // kuam . //. hn krik. //. hafnir. haima tu . //... -mu-... kar //... iuk ru-a... /554{C}/

То есть:

Льот, кормчий, воздвиг этот камень по своим сыновьям. Звали Аки того, который посе­тил Айфор. погиб вдали. Вел корабль // приплыл // он в грече­скую // гавань. Умер дома //... //... высек руны.

Значение слова Айфор мы ещё попытаемся найти, но вот его корень -

- for(-s) -

- весьма продуктивен в скандинавских языках. Подобные топонимы-гидронимы во множестве встречаются и в Швеции, и в Норвегии, и в Финляндии, и в Исландии. Например, в Швеции мы встречаем –

- Stоrfors, Degefors, Langfors, Hogfors, Djupfors –

- и подобные. В Финляндии с подобным корнем даже название столицы фигурирует – Гельсингфорс. На шведском языке, естественно.

То есть, такие топонимы – нормативны в нынешних скандинавских языках. Так ещё бы! – когда в предковом для них древнесеверном языке мы находим буквальное:

for-s, fos-s, - водопад; брызгать, фыркать, прыскать.

Слова «порог» нет, верно. Но его нет, скажем, и в немецком. В смысле сам «порог» есть, конечно, но вот в смысле речного – нет. Заменяется длинным словом Stromschnelle – «быстрота потока». Быстрина. Впрочем, немецко-шведский словарь, ничтоже сумняшеся, даёт перевод этому слову… ага – fors.

В общем, не будем наводить на плетень Бритву Оккама и мирно признаем fors – порогом. Речным.

И вот что тогда выходит на древнесеверном.

Улворси = Улфорс – на выбор:

Olmfors = бушующий, бешеный, штормовой, дикий, крутящийся порог

или

Ol(l)fors = от ремень, лента, угорь + порог, т.е. «извивающийся» порог.

Аналогичным образом просто и отчётливо понимается Айфор:

Eyfors = островной порог

Именно «ey», ибо «holm» - это, скорее, остров-холм, остров на море. А вот «ey» (а в древнешведской вариации – «ai») как раз этимологически близок с понятиями «вода, река». Впрочем, бывает по-разному – громадный остров Эзель на Балтике тоже идёт от Ey-sysla.

Ещё одно имя – «Волнового порога» - Варуфорос, – переводится с древнесеверного тоже очевидно:

Bõr-a-fors – волновой порог.

В общем, вот что значит плюнуть на идеологию! Ничего не вытягивали, ничего к ответу не подгоняли. Потянули за ниточку Айфора – и вытянули варианты, из которых как минимум два соответствуют славянским аналогам. Да и Улворси-Olmfors-Бушующий, признаем, от Веручи-Клокочущего не далеко ушёл.

Но вот дальше начинаются трудности. Какой-то -

- Эссупи, что означает по-росски «Не спи»…

Непонятный Геландри, звучащий ни разу не по-славянски, но по-славянски означающий «Шум порога»… И два названия вообще без комментариев – Леанди и Струкун…

Попробуем разобраться.


Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments