Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские среди славян

Легче всего начать с Эссупи – тут нам всё-таки перевод дали.

Очень многие комментаторы с торжеством хватаются за это самое Эссупи. «Не спи! Ves uppi!» – громогласно напоминают они не самый удачный перевод Томсена и с наслаждением объявляют, что ничего общего с «эссупи» в этом не имеется, а «v» непонятно куда у Константина делось. Не спорю. Хотя, справедливости ради, отметим, что и «н» для славянского варианта куда-то пропало. С тем же успехом можно показывать пальцем и смеяться над фразой: «Э! Спи!», которая неоспоримо вытекает из слова, приведённого Багрянородным.

Но смеяться не будем. Будем разбираться.

Именно из шведского совершенно непротиворечиво восстанавливается «росское» значение имени первого порога.

«Не спи» – это означает: «будь внимателен, будь настороже!» Не так ли? Вряд ли это выражение употребляли в прямом смысле: думаю, спать перед первым порогом народ тянуло не больше, чем спать за рулём машины на горном серпантине.

А как в древнесеверном будет звучать привлечение внимания? Самым «багрянородным» образом: sjã – смотреть + up-p-i – наверх. И в целом – устойчивое словосочетание, которое переводится «будь внимателен».

Соответствие заданному императором слову практически полное. И даже в современных языках это выражение осталось практически тем же. Вспоминаем, например, шведский язык и немедленно находим: se upp – смотри внимательно, будь осторожен!

В общем, скажем так: до славянского «не спи» от «эссупи» дальше, нежели от «эссупи» до «sjã uppi».

Так что - Sjã uppi – будь внимателен!

Дальше у нас на очереди «Шум порога».

Он якобы по-славянски значит… А что, собственно, значит? Написано же: значит «шум порога». Это действительно по-славянски. А насчёт Геландри никакого особого указания нету. Ясно только, что не существует такого слова в славянском языке. Уж мы бы родное почувствовали. Как с «Вулнипрахом». А здесь – не чувствуем. Так что нет для нас, сирых, прямого запрета предположить, что «Геландри» всё-таки – тоже русское название. А не славянское.

И как только мы это предположим, открывается бездна вариантов. Особенно, если допустить возможность следующих толкований: gel-, gell-, gjel-, gjoll-, hel-, hjell- ,hell-, hjoll-. И на конце не только and-r, но и также hjand-. Что же видим? Gjal-l-a – громко звучать, орать + and-r-ja – путаница, беспорядок, смешение. То есть –

- Gjallandrja – ревущая путаница, ревущее бурление.

Не похоже ли на то, что и сегодня можно видеть под плотиной, там, куда падает вода?

Хотя мне больше нравится поэтический вариант. Gjoll – это вообще-то название реки в скандинавском аду. Одной из двенадцати, что пошли от Élivágar, ледяных рек, которые текли в Гиннунгагапе (Ginnungagap) - хаосе-пустоте, что существовал до создания человечества. Где-то так:

Вне Муспельхейма (Muspelheim) -

- мир огня на юге -

- лежит пустота, называемая Гиннунгагап, к северу от неё — Нифльхейм — мир грозной темноты и холода. В этом мире появился родник –

- или же колодец –

- Хвергельмер (Hvergelmer), и потекли из него двенадцать рек. Имя этих рек — Эливагар. Реки замёрзли и заняли Гиннунгагап. Когда ветер, дождь, лёд и холод встретят тепло и огонь Муспельхейма в центре Гиннунгагап, родится место света, воздуха и тепла. /156{C}/

В общем, Дух Божий метался там над водами, пока мозги Имира не были подброшены в воздух и стали облаками.

Впоследствии через Гьёлль по мосту Gjallarbrö проскакал Хермод, чтобы просить повелительницу ада Хель отпустить любимого всеми бога Бальдра.

Этакая древнескандинавская река Стикс.

Любопытно, что Gjöll – это ещё и название скалы, к которой прикован злюка Фенрир, – волк, который в день Рагнарёка проглотит Солнце.

Так что по мне - это самый тот вариант для поэтических убийц, какими были норманны: «Адская скала над бурлящим потоком Ада»...

Впрочем, можно непоэтично взять -

- gjalf-r – шум, сильный прибой, грохот волн

С помощью суффикса -and-, образующего причастие I, получаем -

- gjalfrandi – шумящий, грохочущий.

При том уровне искажений, что мы уже приметили в данном документе, перенос «р» на другое место – вещь вполне возможная.

Так что и тот самый «Шум порога» - тоже подходит. Только император перепутал – не по-славянски то было, а по-русски…

Дальше у нас идёт Леанди – якобы аналог Веручи, «Кипение воды». Но «Кипение воды» мы уже видели, а что такое Леанди по-древнесеверному? От ljo, ljo-r, leu- – резать, рвать, лишать + an-d-i – дыхание, дух. То есть тут перевод вообще оказывается прозрачным:

ljoandi - «Срывающий дыхание», «Обрывающий дух»!

Но опять же – есть вариант менее поэтичный:

ly-ja – ударять, бить, разбивать в щепы или на осколки.

И всё тот же суффикс -and- даёт нам ну полностью соответствующий источнику вариант:

ly-j-and-i = lyjandi – разбивающий в щепы.

И последний порог - Струкун. Это имя приводят в доказательство того, что «росские» названия – суть тоже славянские. Но Константин Багрянородный перед текстом эти языки явно проотивопоставляет.

Возможно, он что-то перепутал? Возможно. Ибо – отрицать глупо: Струкун единственное из «русских» названий, что звучит по-славянски. А давайте-ка задумаемся: а что это по-славянски значит?

Есть такое слово:

строуга – струя, течение

Отсюда названия кораблей – струги. Но согласимся: странное для порога название, связанное как раз с нормальным течением. Но – предположим. И посмотрим, что же у нас на древнесеверном получается.

А на древнесеверном оно звучит… – так же! «Струкун» - от strok-a = бить. Звучит на слух – «струкка». Соответственно, -

- strokand – бьющий.

Правда, этот вариант не нравится лингвистам. Это, говорят, не зафиксированная в древнесеверном, а лишь предположительно восстановленная основа. А регулярным глаголом для «бить» является strjúka.

Тогда у нас выходит strjúk-and. В общем, всё равно похоже, хотя звучит ближе к «стриканд», нежели к «струкун».

Но при этом совершенно рядом находится и –

- streng-ja – натягивать, усиливать, укреплять.

Это, конечно, уже довольно далеко от «Струкуна» - но зато совсем близко от «Напрези - натяни».

Тогда получается:

Strengand – натягивающий, напрягающий.

Соответствие очень близкое!

Впрочем, некоторые, соглашаясь с неотразимыми лингвистическими и логическими аргументами, цепляются за последнюю соломинку. Они утверждают, что росская номенклатура порогов употреблялась уже не всею русью, ко времени Багрянородного достаточно ославянившейся, а лишь некоторыми ограниченными отрядами скандинавов, входивших в состав руси.

Ну что ж, с этим трудно спорить. Разумеется, русь ославянивалась в процессе совместного жития с большинством населения управляемых ею территорий. И в процессе уже отмеченного нами неизбежного сотрудничества с элитами этого населения.

Но в любом случае вышеприведённое утверждение не имеет важного значения. Во-первых, за полной его недоказуемостью. А во-вторых – за отсутствием нужды в доказательствах.

Ибо Константин Багрянородный в том же своём труде указывал своему сыну, что по меньшей мере в то время, когда он создавал свои записки, -

а) русь фактически правит «под-данными», то есть облагаемыми ею данью славянскими племенами;

б) русь выступает на международной арене договорно-правовым субъектом;

в) русь организует «национальные проекты» среди покорённых племён.

Так какая разница, из кого состоит эта «направляющая и организующая»? Пусть она вообще будет передовым отрядом большевиков-коммунистов, представляющих негров преклонных годов, неведомо зачем выучивших русский в отсутствие в тогдашней Скандинавии какого бы то ни было Ленина! Тем не менее, эти «негры-большевики» дали название порогам на древнескандинавском языке. С определённым восточношведским флёром.

Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments