Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские среди славян



Хотя уточним, в том числе и на будущее: укрепления. То есть – готовность к обороне. И соответствующий гарнизон, надо полагать.

Из кого он состоял? На это у археологии ответ тоже есть. В Гнёздове, точнее, в его громадном некрополе обнаружены в богатых погребениях конические и сферо-конические шлемы. Напомню: к строго скандинавским относят лишь сферические шлемы. Они разных форм и технологий изготовления, но в целом хорошо изучены и потому хорошо узнаваемы. А вот что касается конических шлемов, появившихся не позже 900 г. и сменивших в середине и второй половине X в. полушаровидные и полуяйцевидные каски, то их все разумные исследователи относят по происхождению к восточным:

…конические шлемы известны на юге и востоке СССР по изображениям и находкам последней четверти I тыс. н. э. В свете этих данных гнёздовский шлем — один из древнейших конических наголовий в Европе — совсем не обязательно северный или западный по происхождению. Возможно, мы имеем здесь памятник, отмечающий путь проникновения азиатских конических шлемов в Европу, где они обрели свою вторую родину.

Генезис русских сферо-конических золочёных шлемов указывает на азиатский Восток. Ещё Д.Я. Самоквасов сопоставлял по форме шлем из «Чёрной могилы» с ассирийскими образцами. Плавно изогнутые, вытянутые шлемы известны на территории СССР со времен Урарту.

шлемы

(Цит. по: 175)

И что же получается? Картина маслом получается. Сначала воинское сословие Гнёздова носит в основном норманнские шлемы. Но достаточно рано – во всяком случае, близко к формальному образованию древнего Русского государства при Олеге (или кого-то ещё, попавшего под этим именем в легендарную часть летописи, но перенёсшего столицу своей руси в Киев) – сюда приходят восточные военные технологии. Почему приходят? Да очевидно! Потому что, во-первых, Гнёздово лежит на Янтарном пути, то есть на транзитном пути на Восток и с Востока. А во-вторых, Гнёздово оказывается в сфере влияния новой столицы и тамошней руси – а та, в свою очередь, оказалась в постоянном контакте со сферой влияния Востока. Через хазар, конечно.

Что это означает? Гарнизон ассимилируется? Скорее, русифицируется. То есть будучи уже в силу своего положения не пришлым, сменяющимся контингентом временных транзитников, а крепко осевшим на месте воинским формированием, гарнизон Бирки неизбежно и естественно подпадает под местные культурные влияния. И он… перестаёт быть норманнским! Он ещё, возможно, говорит по-скандинавски, но мыслит уже по-местному. И кто он в местных понятиях? Да, рус. Не норманн уже. Ибо те по-прежнему приходят и проходят. Н они – всё больше чужаки. По той простой причине, что их интересы не совпадают уже с интересами местных. Потому что интересы местных воплотили в себе и представляют уже – русы.

Но и это ещё не всё. Людей – так уж сложилось – тянет к противоположному полу. Люди в итоге женятся. А на ком женятся остающиеся в Гнёздово и переходящие в социальную страту русов норманны? А женятся они вот на таких девушках:

Этническую ситуацию в Гнёздове характеризует комплекс височных колец, исследованный Т.А.Пушкиной: из 55 экземпляров два пластинчатых кольца (найденных на поселении) можно считать «местными» - относящимися к культуре длинных курганов; среди прочих имеются характерные параллели в некрополях Киева и Бирки (свидетельствующие опять-таки о восточноевропейском культурном воздействии на скандинавский город). Впрочем, по убедительному мнению Ю.М. Лесмана, к одному из таких типов - проволочных с завязанными концами (13 экз. в Гнёздове) - восходят позднейшие браслетоообразные кольца смоленских и полоцких кривичей. Другой распространенный тип (13 экз.) - проволочный с эсовидным завитком - распространён как у восточных [вплоть до псковских кривичей], так и у западных славян. Не менее важно, что как височные кольца, так и некоторые типы керамики и другие отдельные находки свидетельствуют о двух основных славянских регионах, откуда они проникали в Гнёздово. Это северянское (роменское) Левобережье Днепра и Моравия (Великая Моравия).

А что происходит с русом в одной семье с женщиной местной, в данному случае – славянского происхождения? Он неизбежно воспринимает многое из её обычаев, даже образа жизни. Потому что именно она, местная женщина, живёт здесь в своей культурной среде. А он, оставшийся здесь – можно сказать, понаехавший, можно сказать, эмигрант, - живёт в окружении культуры чужой, С которой так или иначе обречён сжиться, даже властвуя над её носителями.

Вот потому и видим мы - что на примере шлемов, что на примере оружия, что на примере основных предметов быта, - как местные гнёздовские русы, хоть и захоронены ещё по норманнскому обычаю в срубе, но на практике, но по жизни уже демонстрируют признаки смешанной культуры.

То же, кстати, касается и языка.

Ведь женщина, как известно, любит ушами. И если ты её языком не владеешь, то тебе трудно с нею объясниться. Но с нею – ладно. По жизни научится, совместной. Как и ты от неё – прежде всего, местным бытовым понятиям. Но ребёнок до 5 лет воспитывается на женской половине – пока его в первый раз отец на коня не подсадит. И от кого, получается, сын скандинавоязычного руса свой первый язык выучивал? И как быть с сыном, с коим ты вдруг бессловесен оказываешься? Нет, и это, конечно, не вопрос. Жизнь показывает, что дети в межнациональных браках достаточно легко усваивают оба языка родителей. Но для сына всё равно основным будет уже язык славянский. Ибо все вокруг – от жены и сына до ключиницы и холопа твоего говорят на нём. А для внука этот язык станет уже практически единственным. Легко посмотреть, с каким трудом и каким воистину титаническим подвигом сохраняют владение русским языком в какой-нибудь Франции внуки эмигрантов «первой волны».

И только, надо полагать, только регулярная подпитка русских «гарнизонов» новыми и новыми транзитниками из «метрополии», да сохранение древнесеверного как языка воинского поддерживало ещё его существование в качестве в определённом смысле «языка межнационального общения». Но как мы видим по записям Константина Багрянородного, уже в середине X века славянский язык стал равнозначным русскому в топонимике. А далее прежний русский язык мог только отступать, неостановимо замещаясь славянским. Вот так и «ославянились» русы…

Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments