Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Продолжение главы

Другие настоящие славяне

Кто у нас ещё остался из настоящих славян? -

- Се бо токмо словѣнескъ языкъ в Руси: поляне, деревляне, -

- этих посмотрели -

- новъгородьци, полочане,

- этих помечаем, -

- дьрьговичи, -

- этих тоже знаем, -

- сѣверо, бужане, зане сѣдять по Бугу, -

- посмотрим, как сидят, -

- послѣже же волыняне –

- готово.

Итак, первые новгородцы. Иначе говоря, словене новгородские.

Словене
Словене (или словене новгородские) занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Мологи.
Происхождения они тёмного, мутного.
Нет, с одной стороны, всё говорит за нормальный, славянский корень. Имя сохранили – славян. Летопись древнерусская относит их – к славянам. Захороненпия, по которым и археология их культурой новгородских сопок зовётся, - позднеславянские, курганные.
А в то же время надёжный – в данном случае, ибо своими глазами читаем мы речь новгородскую, на грамотах берестяных записанную – лингвистический маркер показывает, что много западнославянских элементов в речи той. Один выжига – из энтузиастов – высказался даже, что, мол, по-польски говорили новгородцы. Поляками были.
Между прочим, не совсем и врал:

Еще в прошлом столетии исследователи обратили внимание на близость религиозных воззрений, преданий, некоторых обычаев, а также географической номенклатуры новгородских словен и славян Польского Поморья. Было высказано предположение о расселении славян Приильменья из области нижней Вислы и Одры. В 1922 г. Н.М.Петровский выявил в древних новогородских памятниках письменности бесспорно западнославянские особенности. Позднее Д.К.Зеленин указал на западно-славянские элементы в говорах и этнографии русского населения Сибири - выходцев из
Новгородской земли.
Об этом же говорят черты сходства в домостроительстве Новгородского и Польско-Поморского регионов, а также в оборонном строительстве: детали городен новгородского вала XI в. и новгородского детинца имеют параллели среди военно-защитных сооружений полабских крестьян.


И черепа у словен – не наши, прямо скажем, черепа:

Узколицые суббрахикефалы Новгородчины обнаруживают ближайшие аналогии среди черепов балтийских славян, например – черепа ободритов, имеющие незначительную разницу в элементах… Это объяснимо тем, что и те и другие восходят к одним мезолитическим предкам.

Словом, те же краниологические серии археологи находят в могильниках Нижней Вислы и Одера, а также Мекленбурга и однозначно причисляют их к ободритам. То есть по локализации судя, это Osterabtrezi «Баварского географа», ободриты восточные.
Ободриты или, как их ещё называют, бодричи сыграли большую роль в истории. У них было столько «бодрости», что со своими славянскими же соседями лютичами они самозабвенно и люто резались лет четыреста. Покуда их обоих благодарно не вырезал сумрачный германский гений.
Ободриты, конечно, - не от «бодрости». От Одера – об-Одер-иты. Поодерцы. Откуда, возможно, и бодричи – если последние вообще не из «народной» этимологии. Насколько известно, пришли они на берег моря все из того же «угла» пражской культуры, откуда выплеснулся на Византию славянский поток. То есть из западной её части. И потому открытым вопрос остаётся – то ли вышли славяне непосредственно из праго-корчакцев и разошлись с будущими ободритами по азимутам. Оттого и имя славянское вынесли. То ли уткнулись сначала вместе с теми в серые воды Балтики и уж затем отчего-то выбрали северный Путь. А может, ободриты из славян – словен будущих новгородских вышли. Только не на север – на запад пошли.
В общем, не очень понятные по происхождению люди. Более того. Если предыдущая группа, племена лука-райковецкой культуры, свои «национальные» различия приобрели, на месте сидючи, развивая местную традицию, - то словене шли к своей новгородской ипостаси довольно извилистым путём. Они не могли пройти мимо балтов – но прошли. Можно с уверенностью полагать, что получили они от балтов отпор – как некогда готы. Даже если и победили их – поняли, что житья вместе всё равно не будет. Такая уж порода – самостоятельно жить не могут, но все чужаки мешают им жить самостоятельно.
А далее, обтекая балтов, неизбежно должны были славяне к Смоленской области уклониться. Где мы и замечаем сразу две вещи:

- в рамках конца VII-VIII в.в. над обитателями этого края нависла серьезная опасность. Повсюду стали сооружаться многочисленные городища-убежища... В конце I тысячелетия н.э. все эти городища-убежища погибли от пожара... Гибель городищ-убежищ, по нашему мнению, следует поставить в прямую связь с появлением в области Смоленского Поднепровья многочисленного нового, вероятно, кривичского населения –

-и –

ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировался не в районе озера Ильмень, как, кажется, можно ожидать, а в Смоленской области.


Доказательств, конечно, нет никаких, но я бы связал эти два эпизода. И именно что не вокруг кривичей, которые, вообще говоря, прошли на север раньше. Ещё точнее, прошли на север раньше те, кто лёг одним из камней в фундамент кривичей. Те, кто нёс с собою биологические признаки славян дунайско-балтийского региона и сведения о том, как там строились крепости провинциально-римского характера. Те люди, которые здесь, на балтском пограничье, в Белоруссии и Смоленской области, сформировались именно как кривичи. С участием –
- да, с участием всё тех же венедов.
Причём эмигрировавших из области непосредственно киевской культуры.
В самом деле –

Комплекс культуры длинных курганов Северной Беларуси ранней стадии имеет местные корни в памятниках III-V вв., в которых присутствует в качестве индикатора расчесанная керамика.

Длинные курганы, напомню, - отличительный признак кривичей. И киевцы с их расчёсанной керамикой оказываются их предками.
Далее –

- носители культуры ранних длинных курганов около середины 1-го тысячелетия н.э. продвинулись из Северной Беларуси на Псковщину и в верховья реки Великой.

При взгляде с другой стороны –

- могильники культуры длинных курганов обнаружены в восточной части Новгородской земли в бассейне реки Мологи. Население это было пришлым, явилось здесь в V веке, видимо, с Западной Двины и верхнего Днепра.

В то же время -

- открытие курганных могильников середины - третьей четверти I тыс. н.э. в Белорусском Подвинье делает уязвимым положение о северо-восточнославянской (кривичско-новгородской) колонизации Смоленской и особенно Полоцкой земель.

Таким образом, непротиворечивое объяснение этим археологическим свидетельствам одно: после V века, скорее всего, в VI, кривичи складываются в Белорусском Подвинье на базе пришлого европейского народа – не славянского! Ибо в «синодике» летописца их нет. Какого-то европейского, - а также местного элемента, близкого к киевской культуре, то есть венедов. Потому для латышей славяне – krievs, ибо с их точки зрения кривичи оказались частью венедов, то есть славян. Кроме того, в этногенезе этого народа присутствовали также какие-то балтские и финские элементы (ибо есть тому также свидетельства).
Затем под чьим-то давлением – мы уже знаем, но пока не скажем – кривичи сдвинулись частью на север и дошли через Псков до Ладоги, частью – на восток, где получили дополнительный заряд венедства и стали заметно для окружающих отличаться от своих псковских сородичей. А для нас воплотились в культуре смоленских длинных курганов. Частью же кривичи остались на месте и стали полоцкими кривичами.
Ну, собственно, понятно, что не они пожгли поздних венедов тушемлинской культуры. Если кривичи были здесь давно – а они были здесь давно, - то единственный, кто проходил эти места в соответствующее время, были словене. А то, как они сожгли Ладогу – до последнего человека, что достоверно показывает археология, - свидетельствует, что по меньшей мере одна из христианских заповеденй не по их душу была писана.
Она, заметим в скобках, вообще сильно не по славянскую душу была писана заповедь эта. То, что делали эти ребята в Византии, мы уже знаем по приводившимся здесь ранее описаниями Прокопия, современника первых натисков славян на Империю. Уж если Фессалоники эти добряки вырезали не просто со страстью, а даже с художеством, то отчего они должны были гуманно относиться к кривичам да венедам?
Ну, а далее славяне – словене – двинулись из этих венедских палестин на север. К Ладоге, которую они вскоре сожгут. Возможно, по следам кривичей и пошли. То ли досадили те им сильно, то ли венеды-тушемлинцы перешли к известной им партизанской войне. Вместе с кривичами смоленскими, скорее всего. Сказать об этом ныне ничего нельзя. Но факт, что словене далеко не слишком добровольно покинули эти места, ибо впоследствии несколько раз пытались вновь реколонизировать эти пространства. Точнее, на эти уже не претендовали, но на рубеже IX-X вв. новгородские словене заметной массою пошли расселяться в юго-восточном направлении. То есть обходя Смоленск – на Волок Ламский и будущее Подмосковье. Именно они, зайдя дополнительно в Волго-Клязьминское междуречье, зажали балтскую голядь – голиндов – в западном Подмосковье. В XI веке, уже вместе со смоленскими кривичами с верховьев Днепра словене снова надвинулись на голиндов. После чего ареал бытования тех сократился до района между Рузой, Сходней и Воскресенском. Затем их сократили до нуля. Что, в общем, доказывает правоту тех балтийских политиков, кто рвался под зонтик Североатлантического договора. С другой стороны, а нам на фига нужны F-16 на аэродроме в Луховицах?
Как бы то ни было, первоначально словенам достался хоть и обширный, но худородный кусок земли между Ильменем и Ладогой.
Археология их отличается рядом собственных особенностей.
Наиболее характерный вид погребения – так называемые «новгородские сопки». Это –

- высокие крутобокие насыпи с уплощенной или горизонтальной вершиной и с кольцом, выложенным из валунов в основании.


Сначала из этих валунов выкладывали кольцо размером под основание будущей сопки. В этих основаниях заметен зольный слой. При этом любопытно, что такие же зольные прослойки есть и в псковских «длинных курганах» кривичей. Есть предположение, что за этим кроются обряды, принятые словенами и кривичами от местных угро-финских народов. В таком случае последние должны были поучаствовать в генезисе как тех, так и других. Не тогда ли и «завелась» у будущих русских гаплогруппа N3?
Наиболее ранние захоронения в сопках отмечаются началом VII века. К этому времени словене уже добрались до бассейна Волхова. Захоронения делались только после трупосожжения. Причём кремация, как правило, проводилась на стороне.
Затем, в IX веке, на смену сопкам приходят круглые курганы, аналогичные тем, что появились и у других восточнославянских племен. Правда, словене при этом всё же оставили свой собственным обычай обкладывать основания теперь уже курганов традиционным кольцом из валунов.
Керамика ранних словен также носит на себе следы влияния и финнов, и балтийских славян:

Слабопрофилированные приземистые (низкие, но широкие) горшки с прямым или слегка отогнутым венчиком. Эти наиболее распространенная посуда весьма характерна для финских древностей Восточной Европы. …
Широкгорлые биконические сосуды с резким переломом в плечиках и чуть отогнутые венчики. Подобное в большом количестве находят в нижних слоях Старой Ладоги. Наиболее к ним близки биконические сосуды славян междуречья нижней Вислы и Эльбы.


В то же время эта посуда, конечно, явная наследница и часть пражско-корчакской культуры.
Земля словен – бассейн озера Ильмень. Более 70% их расположено здесь. Далее словене жили в верховья Луги и Плюссы, по верхнему и среднему течению Мологи.
Основным типом поселений были селища, что стояли вдоль берегов рек и озер, при впадении ручьев и оврагов, близ муст, удобных для занятий подсечным земледелием.
После продвижения и расселения словен в этих местах выяснилось, что тут, в окружении финнов и кривичей, не больно-то забалуешь. Как очень верно сказал известный и весьма вдумчивый писатель Сергей Волков, -

Вопреки сложившемуся стереотипу, племена, населявшие этот регион, вовсе не были дикими, малоразвитыми и безобидными. Наоборот, древних карел, емь, весь, эстов и легендарную белоглазую чудь соседи боялись, как огня – это были коварные и жестокие воины, и что немаловажно – их менталитет коренным образом отличался от менталитета индоевропейцев, которые все же имели общие корни и в общем-то схожие верования и обычаи. Отличался по одной простой причине - финно-угры индоевропейцами не были…

Пришлось задорным ободритам находить компромиссы. Каковые нашлись сначала в форме сотрудничающих, но практически не сожительствующих «концов» в городах – сначала Ладоге, затем Новгороде, или находящихся в тех же вооружённо-соседских отношениях рядом лежащих посёлках. Как в Новгороде же, которых из таких посёлков и был позднее собран.
Собственно, именно словенам, с их звероватостью, приводящей не к ассимиляции инородных племён, а к вооружённому нейтралитету с ними, мы и обязаны тем, что стали русскими. Ибо именно это неустойчивое равновесие прямо-таки звало любого умелого лидера обернуть его себе на пряники и власть. Что и было однажды реализовано русами. Был ли во главе их легендарный Рюрик или кто другой – но сухой язык археологии докладывает, что нечто похожее на описанную в летописи войну род на род здесь произошло. И что в результате здесь оказались скандинавы в роли сначала действующей, а затем и руководящей силы. После чего был достигнут окончательный компромисс.
Правда, словен после этого не стало. И кривичей. И финнов, что в той первой Смуте участвовали.
Все стали русскими.

Полочане
Кто они такие и почему названы в числе славянских «языков» - неясно. Большинство исследователей полагает их теми самыми полоцкими кривичами, о которых шла речь:

Длинные курганы Полоцкой земли идентичны таким же памятникам Смоленщины. Тождественны и круглые курганы с трупосожжениями на этих территориях. Погребальный обряд полоцких кривичей 11-13 вв. не отличается от ритуала смоленских кривичей. Как на Смоленщине, так и в Полоцкой земле распространены одинаковые браслетообразные завязанные височные кольца. Тождественны и другие украшения в курганах этих территорий. Таким образом, археологический материал не дает возможности считать полочан отдельной этнографической (племенной) группой кривичей....Назывались они «полочанами» исключительно по политико-географическим мотивам


Но тогда непонятно, отчего эти удостоились «ордена славянства», а те – нет. Возможно, случайность. Возможно, тот же случай, что и с вятичами –

- вятичи и до сего дне, еже есть Рязанци, -

- в то время как первоначальные вятичи с Рязанью разделены и географически, и по времени..
Территорией полочан считается местность вокруг притока Западной Двины – реки Полоты. На юге - до верховий реки Свислочь, на юго-востоке – до границы со смоленскими кривичами. На западе граничили с литовскими племенами.

Северяне
Происхождение их имени не очень ясно. Большинство авторов подводят его к названию племени савиров, входившего в гуннскую орду. Возможно, в этом есть смысл – определённые кочевнические влияния в культуре северян прослеживаются. В то же время В.В,Седов указывает на связь названия «севера» со скифо-сарматским миром, возводя этноним к иранскому слову «чёрный». И подтверждает это примером Чернигова, главного города северян, который был будто бы основан князем Чёрным и княжной Чёрной.
Трудно сказать. Конечно, обращение к сказкам не говорит о большой фундаментальности этого построения. С другой стороны, в легендах как раз подлинная – живая -история живёт подчас дольше, нежели в летописях. К тому же указывается ещё и на то, что в этом регионе известно несколько географических названий от того же аппелятива (реки Сев, Сава), иранское происхождение которых бесспорно.
В одном согласны филологи и историки – не могут «севера» происходить от славянского слова «север», указывающего направление части света.
Северяне жили в районе Десны, Сейма и Сулы. То есть это – тоже часть первоначального ареала арийских земледельческих культур лесостепного Поднепровья.
В целом это похожий на полочан случай. При всей несоизмеримости имеющихся данных. Ибо тоже непонятно, отчего они записаны в славяне. Потому что согласно современным археологическим воззрениям, к славянскому ядру в облике пражско-корчакской культуры северянг не имеют никакого отношения.
Впрочем, височные кольца у них, как у славян. Со своей этнографической особенностью – они спиральные.
Захоронения – тоже славянские. Пражско-корчакские и лука-райковецкие - курганы, содержащие остатки трупосожжений. В XI веке они сменились трупоположениями с ориентацией на запад. Впрочем, это уже в рамках древнерусской культуры.
Кстати, не смутные поляне, а именно северяне могут иметь отношение к созданию Киева. Во всяком случае, украинские историки видят на его территории не лука-райковецкую, а волынцевскую и роменскую культуру в качестве непосредственных предшественников древнерусской. Или, возможно, роменско-волынцевскую, ибо их в последнее время из-за явного родового сходства стали считать одной. А эту культуру надёжно отождествляют как раз с племенем северян.
Интересна предыстория этой культуры и, следовательно, этого племени.
В левобережной части среднего и верхнего Поднепровья до последних десятилетий VII века существовали две крупные культурные группы, о которых я уже упоминал. Лесостепные земли принадлежали носителям пеньковской культуры, а более северные области (поречье Сейма и Подесенье) заселяли племена колочинской культуры. Точная принадлежность их какому-либо этносу не доказана (с пеньковцами-антами всё же пока тоже только лишь гипотеза, хотя лично я – её сторонник). Но обе носят несомненные славянские черты.
Мы уже знаем, почему – это наследники киевской культуры.
У пеньковцев некоторые специалисты убедительно доказывают наличие кочевнических (тюркско-болгарских) элементов.
И тут снова сделаем маленькую паузу. Ибо снова сталкиваемся с уже знакомым нам феноменом: культура славянская, а народ… ну, не совсем. Или иначе: есть достоверно славянские элементы, но на базе каких-то иных этнических компонентов. Словно какой-то народ попросту прихватил и подхватил отдельные части славянской бытовой культуры. Или ему их вложили.
Или ввалили, как приговаривал мой родитель, обосновывая необходимость прибегать к физиологически болезненным методам увеличения количества ума у отпрыска.
Итак, снова появляется славянская культура на не убедительно славянском материале. То есть мы видим, собственно, что этот вот «умляут» - общекультурный навесок над различными этническими «буквами», превращающий их в новый звук, а слову с этим новым звуком придающий совершенно иное значение, - вот этот феномен снова проявляется в условиях славянской экспансии куда бы то ни было.
Снова мы видим: славяне – не этнос. Славяне – это культура. Всего лишь. Но и не меньше.
Но вернёмся к нашим баранам. То есть к северянам-волынцевцам-роменцам.
Появились они так.
В конце VII века развитие пеньковцев и колочинцев в Среднем Поднепровье было прервано, что обусловлено вторжением крупной массы нового населения. Как пишет В.В.Седов, -

- пришлое население оказалось более активным как в хозяйственном, так и в иных отношениях.

В каких иных, кроме хозяйственного, когда в те века все отношения-то и сводились либо к хозяйственным, либо к военным, уточнять, видимо, не надо.
В результате в Днепровском левобережье формируется новая культура – волынцевская, она же роменская. И носит она на себе родовые признаки ещё одной археологической общности - именьковской.
А та, в свою очередь, сформировалась либо в рамках черняховской, либо в тесном контакте с нею. Возможно, это и была та зона контакта иранцев с протославянами, от которой позднее и иранизмы в языке появились, и боги в пантеоне киевском. Когда северяне стали частью древнерусского народа.
Мешает, повторюсь, одно: мы не находим археологических следов такого протославяно-иранского симбиоза.
Как бы то ни было, затем именьковцы оказались довольно далеко от черняховского ареала – аж на средней Волге, в районе нынешней Казани. Куда принесли провинциально-римские пашенные орудия и культурные растения.. Поэтому многие разделяют логичное предположение, что эти эмигранты подались так далеко (кстати, вполне по-славянски ликвидировав местную финно-угорскую культуру) в результате гуннского разгрома черняховской державы и киевской культуры. То есть одни киевцы драпанули в будущие Брянские леса, где стали колочинцами, а другие праславяне - аж в Прикамье.
Но и там им вскоре пришлось невесело.
Беда в том, что Великая Степь постоянно выталкивала какие-то новые и новые ужасные орды. Вот только было сформировались на ошмётках расквашенных гуннов протоболгары – как появились авары. Авар болгары ещё пережили и даже создали государство Великую Болгарию. Но тут пришли тюрки. Затем хазары. Вряд ли они были так уж плохи к болгарам – что с них взять, кочевников, кроме скота и воинов? Но, видно и сами болгары разошлись во мнениях, с кем выгоднее грабить. Или вообще ни с кем, а – самостоятельно. Или вовсе не грабить, а как-нибудь жить самим.
Не достигнув согласия в рамках демократических процедур, эти ребята разделились, в общем, на три части. Похоже, вновь разорвались по несросшимся ещё окончательно родовым швам между оногурами, кутригурами и утигурами. Одни остались в Предкавказье данниками хазар, и ныне их потомки балкарцы там и сидят. Другие отправились на Дунай – часть к аварам, в Паннонию, часть – к славянам в нынешнюю Болгарию и Румынию. Их потомки тоже носят имя болгар.
А вот третьи подались сначала на левобережье Дона, а затем, видимо, под давлением тех же хазар, откочевали на Волгу. Ага, туда, к именьковцам. Эти болгары стали волжскими булгарами, и ныне те, кто считает (или хочет считать) себя их потомками, умеренно борются за то, чтобы их перестали приписывать к татарам.
Вот от этих-то, тоже по-своему несчастных, но ещё не лесных жителей, именьковцы и двинулись назад, на земли предков. Где встретили родственных их потомков, уничтожили и стали жить-поживать и добра наживать.
И вот тут какая-то часть бывших именьковцев - нынешних волынцевцев затронула и небольшой регион лука-райковецкой культуры в Киевском Поднепровье. И столица будущей Руси оказывается буквально форпостом этой культуры, которая вообще-то базируется по Десне, Суле, Сейму, Подонью, на правобережье Днепра.
Впрочем, оппоненты этой точки зрения считают, что ничего подобного не было, а земли будущих «полян» были форпостом пражско-корчакской культуры, развитием которой была лука-райковецкая. То есть частью той однозначно славянской археологической культуры, с которой, собственно, славян надёжно и аттрибутируют.
Спор этот обещает быть вечным. Ибо обе культуры поначалу были по-славянски убогонькими и археологически имели много схожих черт. Разве что жилищный вопрос эти люди решали поосновательнее – их землянки были относительно крупными, 6 х 6 метров. Но опять же – не все. По конструкции дома делились на два типа: одни строились из горизонтально расположенных бревен, другие из вертикально расположенных столбов, которые поддерживали стены, изготовленные из прутьев, обмазанных глиной.
Покойников хоронили уже знакомым нам традиционным образом: сжигали на стороне, затем пепел после сожжения помещали в урны. А те опускали в плоские (вот тут большое отличие) могилы.
Самым надёжным этнографическим признаком северян считаются спиральные височные кольца, -

- находимые по всему северянскому ареалу и почти нигде кроме него.

В целом роменская культура полностью связывается с северянами. Она нигде не выходит за их ареал и –

- не отмечена у их соседей.

Не любили за что-то соседи северян. Своими не признавали? Хотя похоронный обряд был у них вполне славянским: кремация на стороне, прах и кости складываются в глиняную урну (или без неё) в верхней части кургана. То есть киевское наследие вполне явственно.
Население волынцевских и роменских деревень выращивало скот, лошадей, коз, овец и свиней, ловило рыбу в близлежащих реках. От диких пчел получали мёд и воск.
Северяне, похоже, были и неплохими ремесленниками. В их кладах обнаружены разнообразные ювелирные изделия, искусно сделанные. Некоторые предметы являются имитацией известных прототипов, причем в них заметны черты, внесённые местными мастерами, как северянами, так и из других племен.
Возможно, такое свойство объясняется как результат –

- сильного влияния салтовской культуры, в которой соединились хазарские, булгарские и аланские черты. В районе распространения данной культуры – Причерноморье от низовий Дона и Донца, до Северного Кавказа, была развитая торговля, большие города и установившаяся система феодальных отношений.

В «Повести временных лет» говорится, что восточно-славянские племена платили дань хазарам. Следовательно, не удивительно, что салтовская культура оказывала влияние на северскую территорию.

Бужане
Про этих ребят сказать практически нечего. Упомянуты в ПВЛ, но ничего внятного про них не сказано. Археология тоже как-то не выделяется. Потому исследователи то ль от отчаяния, то ли от равнодушия приравнивают их к дулебам и/или волынянам и на том тему закрывают. Возможно, они не так уж и не правы: автор ПВЛ употребил их в том же ключе, что и полочан, за которыми собственного археологического и этнографического материала не просматривается.
Правда, уже разбиравшийся здесь «Баварский географ» упоминает –

- Busani habent ciuitates CCXXXI -

- то есть 231 город бужан.
Однако касается ли это «наших» бужан или речь идёт о каких-нибудь «бусанах» вообще сказочных, – неясно. Во всяком случае, оказываются они для Баварского географа во «второй» зоне племён – которые не граничат непосредственно с землями франков и сведения о которых он явно имеет баснословные. Тут у многих – невероятное количество городов:

(18) Глопяне (Glopeani), у которых 400 или чуть более городов.
(19) Журяне (Zuireani) имеют 325 городов.
(20) Бужане (Busani) имеют 231 город.

(22) Стадичи (Stadici), в которой 516 городов и народу без счёта.

(24) Унлицы (Unlizi, уличи ?) – многочисленный народ, 418 городов.

(27) Эптарадичи (Eptaradici) имеют 243 города.
(28) Увилерочи (Uuilerozii) имеют 180 городов.
(29) Заброчи (Zabrozi) имеют 212 городов.

(32) Хозирочи (Chozirozi, хазары ?) имеют 250 городов.

(34) Тафнечи (Thafnezi) имеют 257 городов.


Народу, конечно, без счёта, но всё же такое количество городов должно бы оставить следы в археологии. Даже если это не города, а просто «круглые замки» западных славян. Но тут и археология, как я сказал, практически нулевая, и племена все какие-то малоизвестные. У лютичей с ободритами по сотне не набирается – а тут у, прости Господи, эптарадичей почти двести пятьдесят?
Словом, бужане в этом документе явно находятся в области недостаточного знания. А коли так, то и нам полагаться на это свидетельство трудно.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments