Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Древнерусское вооружение - плюс от Степи

Любопытно ещё одно обстоятельство, о котором мы поговорим ещё в другом месте. На характер древнерусского вооружения – на сей раз в истинном смысле древнерусского, оружия вооружённых сил государства Древняя Русь – значительное влияние оказали и кочевники.

На территорию Древней Руси кочевниками были привнесены:
- сферо-конический шлем;
- сабля;
- наконечники копий типа V;
- топоры типов I, II;
- кистени;
- булавы(?);
- сложный лук;
- многие типы наконечников стрел;
- полуцилиндрический колчан с металлическими накладками.
Также практически весь комплекс, связанный со снаряжением коня и всадника, имеет корни в кочевнических древностях. Несомненно, что и ряд элементов костюма был перенят социальными верхами древнерусского государства от кочевников (кафтан, островерхие шапки, наборные пояса, сумки-ташки). Заимствуя предметы вооружения и костюма «русы» начинают постигать лошадь как средство ведения боя. Возможно, что одну из первых таких попыток зафиксировал византийский писатель Лев Диакон при описании сражения «русов» с византийцами под Доростолом (971 год).
В полной мере процесс взаимодействия двух «традиций» проходил в Х веке, но уже в начале этого столетия, на их основе начинается сложение собственного, оригинального комплекса вооружения, выразившегося и создании типов оружия, в большинстве присущих только древнерусской территории. Так, собственно к древнерусским можно отнести полусферические шлемы типа шлема из «Черной могилы», мечи типа А местный и типа Е (позднего варианта), топоры типов III и IV, некоторые типы наконечников стрел. Помимо создания собственных типов вооружения древнерусский комплекс заимствует ряд видов и типов оружия. И если проследить развитие древнерусского комплекса вооружения в XI-XIII веках, то станет очевидно, что больше он взял из второй «традиции», нежели из первой.


Заметим: именно привнесено на территорию. Не заимствовано (хотя и заимствовано, конечно, тоже), а привнесено. И могло это происходить только во времена тесного взаимодействия между русами и хазарами. Не тогда ли, когда первыми правил «хакан»? Когда русы фактически входили в качестве вассалов в состав Хазарского каганата?
Видимо, для законченности картины не хватает ещё одного, но важнейшего штриха. Эти вот самые

погребения в срубных гробницах,

где заметно

обилие и особое богатство украшений, изящество ювелирных изделий из золота и серебра, роскошные одежды, наличие большого количества диргемов в составе инвентарей,

и которые

резко подчёркивают принадлежность их владельцев к высшим кругам киевского общества, -

- эти вот самые погребения надёжно связываются с воинской, дружинной культурой русов! А она, в свою очередь, даже в погребальном интвентаре носит явные и прочные следы скандинавской культуры. Как, например, только что – в 2006 году – найденный близ Чернигова, в Шестовицах, один из военачальников эпохи Святослава:

Курган скрывал действительно уникальный погребальный комплекс.
…В яму была впущена срубная конструкция, сложенная из брёвен, диаметром 10—15 см «в обло» с остатком, причём концы нижних венцов на несколько сантиметров вошли в стены погребальной ямы и отпечатались в них.
В юго-восточной части ямы (в ногах у хозяина) лежал на животе с подогнутыми ногами, головой на северо-восток скелет взнузданного коня. На черепе сохранилась кожаная узда, богато украшенная десятками бронзовых бляшек различной формы, часть которых, судя по всему, была инкрустирована серебряной проволокой, а во рту — железные удила.
В центре камеры расчищен достаточно большой (длина 102 см) железный меч в истлевших деревянных ножнах, украшенный бронзовым наконечником с изображением извивающегося дракона в древнескандинавском стиле. Справа (к востоку) от меча лежал круглый деревянный щит, обтянутый какой-то богатой тканью, от которого сохранились только следы да отпечаток многоцветной позументной ленты на грунте. Судя по всему, щит прикрывал грудь умершего; в таком случае меч лежал справа от него. …В головах покойного был положен длинный боевой железный нож-скрамасакс с деревянной рукоятью, в украшенных роскошным прорезным орнаментом бронзовых ножнах, а у рукояти скрамасакса — парадный точильный брусок-оселок с отверстием для привешивания к поясу. Неподалёку покоился ещё один точильный брусок, подлиннее.
В северной части камеры, на дне, лежало грудой несколько предметов: кожаное седло, украшенное многочисленными бронзовыми бляшками и решмами (бляшки-погремушки) с привешенными к нему железными стременами с выгнутой подножкой; два плохо сохранившихся железных котла (или котёл и сковорода под ним) и большой ритон (сосуд для питья) из турьего рога, украшенного по поверхности накладками из тонкого серебряного листа, а по горловине — серебряной же пластиной, орнаментированной простым прорезным орнаментом в виде «городков». Между наконечником копья и седлом на полу камеры слабо фиксировались следы ещё одного или даже двух ритонов из турьих рогов, но уже размерами поменьше и без металлических накладок на них.
В северо-восточном углу камеры найден длинный железный наконечник копья, втулка которого была обтянута тонкой серебряной пластиной: а на верхней части древка закреплено около десятка обойм из такого же листового серебра. По-видимому, они служили для закрепления на древке флажка или штандарта. Судя по расположению в комплексе, копьё имело длинное древко, вследствие чего и было поставлено под наклоном: наконечник его опирался на верхний край ямы, а конец древка упирался в дно противоположной стенки камеры.
Кем же был этот воин из Шестовицы? Большинство предметов говорят о его принадлежности к дружинному сословию, причём, судя по богатству вооружения, к его верхушке, а наличие в могиле турьих рогов-ритонов позволяют предполагать, что он мог выполнять и жреческие функции. Однако такое сочетание функций могло быть только у вождя-жреца («хёвдинга» скандинавской мифологии), предводителя (или одного из предводителей) шестовицкой дружины. В пользу этого свидетельствует и парадное копьё с серебряной втулкой и закреплённым серебряными же накладками флажком-штандартом, чтобы во время боя воины его отряда всегда могли знать, где их вождь, и следовать за ним. Подобное погребение (правда, без копья) уже встречалось на Шестовицком некрополе. В кургане № 42 в камерной гробнице был погребён мужчина в сидячем положении, лицом на северо-запад; слева от него — женский скелет, а в ногах погребённых — скелет коня с подогнутыми ногами. В головах мужского скелета найдены меч типа Х, который по типологии Я.Петерсена датируется серединой Х века, с бронзовым навершием и рукоятью и наконечником ножен, украшенным композицией «Один с воронами», и другое снаряжение. Судя по всему, наше погребение тоже относится к середине Х столетия, к эпохе князя Святослава, а погребённый здесь воин был викингом.


Итак, перед нами очевидный древний рус, один из тех, чьими усилиями и подвигами была Древняя Русь и выстроена.
Ну, и культурка у него была – «Один с воронами»…
Типично славянская…

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments