Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

В жизни всегда есть место маньяку

Это жена была, которая первой сказала:
- Не мог бы ты обойтись без своих "педерастов"?
А надо сказать, что у меня никаких педерастов нету. Ни своих, ни чужих. Если не считать Шинигами. Но и его у меня, во-первых, тоже нету, а во-вторых, он не педераст. Но не могу же я ругаться словами: "японский бог Шинигами"! Вот и приходится употреблять медицинские термины. Да и слово вполне цензурное. Даже кто-то из литературных героев его произносил.
Но не подумайте, это я не литературную образованность свою хочу подчеркнуть. А только лишь желаю объяснить, почему я не могу назвать педерастами всю эту толпу, которая сегодня набилась в вагон на "Баррикадной". Да и было бы то погнушением против истины - в толпе ведь находились и женщины.
Так что назвал я их "эрастами". А кем их еще и назвать, если после их самовпихивания в транспортное средство оное поехало так, что чуть не цеплялось за стенки тоннеля?
А стоял я, надо сказать, в любимой позиции: у двери, читая газетку.
То есть это я раньше читал газетку. Покуда толпа этих потных эрастов не решила напомнить мне о мягкой прелести советской страшилки про нейтронную бомбу. И стишок про оную же, после которой "школа стоит, а внутри - никого".
Словом, не удалось мне дочитать занимательного иносказания про нынешний футбол и за каким фигом бразильцы приехали к нам играть при минус десяти. Свернул я газетку трубочкой и опустил ее туда, где ее одновременно могут удерживать оба кулака.
Не знаю, замечал ли кто-нибудь, но наукой давно установлено, что делать это оба кулака могут аккурат в районе причинного места. Причем установлено также и почему они это могут именно там: по наиболее распространенной гипотезе, это чтобы мужчины могли аккуратно писать. Правильно ставьте ударение.
Зачем руки такой же длины даны и женщинам, наука понять пока не может. Я же понял, но не скажу.
Но все это присказка.
А далее было то, что, подумав некоторое время о многолюдстве эрастов и необходимости возобновления производства нейтронных боеприпасов, я против воли вернулся мыслями к родной лавке. Которую аккурат только что покинул, и, по всей логике, думать о ней уже было вовсе незачем. И так там провел часов семь подряд.
И только я начал размышлять, можно ли отнести к эрастам босса Серегу, так долго вынудившего сегодня работать, или же его нельзя к ним отнести, потому как он-то домой поехал на "мерседесе"... -
- как заметил острый взгляд, кинутый на меня какою-то девушкой.
Так себе девушка, надо сказать.
Не то, чтобы я был в жизни особым привередой, но скопище эрастов вокруг к эротическим фантазиям никак не располагало. И на представительницу противоположного полы ныне можно было взглянуть без примеси тестостерона.
Так себе девушка. Но смотрит. Отвернется, снова посмотрит. Что-то нашла во мне, похоже. И как-то вроде даже смущается. Но как-то одновременно - хмуро. Вроде тоже о чем-то размышляет и понять тщится.
А понять что-либо действительно тяжело. Вокруг эрасты дышат, на "Беговой" их парочка вышла, но несколько еще впихнулись - в общем, не стал бы я в такой атмосфере проводить заседание секции социологии Российской Академии наук.
Похоже, девушка пришла к такому же выводу. Потому размышлять больше не стала, а повернулась еще раз ко мне, совершенно неприглядно сморщила лицо, показала зубки и...
...И хвать меня кто-то за газетку!
Ну, газетку-то я, понятное дело, удержал. Все же в юности я пятаков хоть и не гнул, но в армии нас научили кирпичи кулаками ломать. А уж газетку удержать, даже несмотря на прошедшие с тех пор перестройку, гласность и два путча с дефолтом - это я еще могу. Силача какого, пожалуй, не завалю, а это - смогу.
А с девушкой моею, которая только что была графиня исказившимся лицом бежит пруду, произошла мгновенная метаморфоза. Уж не знаю, чего она там задумала схватить у меня - а надо сказать, что зря она тщила себя надеждою: времена, когда при одной мысли о девушках, хотя бы и в метро, там было что хватать, кончились тоже еще до антиалкогольной кампании. Но лицо у нее снова неузнаваемо изменилось, озарилось... И несколько покраснело.
И тут меня осенило, словно математика при размышлении над незамкнутой цепочкой Тоды, исходя из теории Костанта для векторов Уиттеккра. Это ж она меня за маньяка приняла! Который в нее тыкается вовсе не газеткою! И размышляла она, похоже, над двумя вещами: как может тыкаться чем-то такой благообразный господин... и как это он может тыкаться, э-э... не прямо (а я действительно газетку не перпендикулярно телу держал, а вполне себе благонамеренно, вдоль оного), - а как бы от бедра. Как могла бы тыкаться манекенщица Синди Кроуфорд, если бы ехала в метро, исполненном эрастов.
Хотя, с другой стороны, нечем ей было бы тыкаться, несмотря на наличие бедер. На девушек у нее ничего нет, а "Комсомольскую правду" она отродясь в руках не держала...
В общем, мне стало жаль попутчицу. Хотел я даже было отдать ей газетку с морозоустойчивыми бразильцами, тем более, что обошлась она мне, можно сказать, бесплатно. Ибо утром, когда я в метро входил, к окошку кассы клубилась невообразимая очередь, а у турникета бился какой-то юноша. Мое лицо, видимо, показалось ему внушающим доверие, и он кинулся ко мне с просьбою провести его, так как он буйно спешит. Ну, я, понятное дело, карточку ему оставил, когда прошел. Он за мною пробежал тоже, после чего сунул мне ее обратно вместе с бумажкою. Как оказалось - пятьюдесятью рублями. На мой крик: "Да забери ты деньги, я просто так!" - он только махнул рукою, рухнул вниз по лестнице и вмыкнулся в последнюю дверь последнего вагона. И, соответственно, уехал.
Но потом я сообразил, что, во-первых, газетку купил раньше, чем встретил сего благородного юношу. А во-вторых, деньги его все равно были истрачены еще утром, на выходе из метро "Текстильщики". Когда стукнуло мне в голову купить нашим лавкинским феминам по тюльпанчику в честь Международного кошачьего дня.
Словом, не отдал я газетку той девушке. Что мне, кстати, после помогло установить истину: бразильцы приехали к нам играть в обмен на полтора миллиона долларов.
А виновница происшествия только и смогла, что пролепетать: "Извините..."
И тут же я сошел на достославной станции, где утром подвергся такому щедрому поступку со стороны юноши, а вечером зажал даже газетку для несчастной девушки.
Но уже на выходе я перестал корить себя. В конце концов, оказавшись хоть и фальшивым, но маньяком, крайне глупо было бы всучивать даме орган массовой информации только потому, что она за него по ошибке схватилась.
Нет у нас еще такого уровня свободы прессы.
Tags: Пешком по жизни
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments