Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские среди славян

Но вновь возникал тот же вопрос: а где их взять, эти меха? Или, вернее, у кого их взять? Не будет же частная военная фелага сама бегать по лесам с луком и стрелами, пытаясь подстрелить в глаз белку или горностая? Нужен кто-то, кто это будет делать по своей инициативе, профессионально и производительно, и у кого добытое можно будет дёшево приобрести, а лучше – бесплатно отнять. Верне, обменять на вообще бесценное. В конце концов, у добытчика куниц и соболей имеется его собственная жизнь, которую он с радостью у тебя выкупит. Ничего личного, как говорится, только бизнес. У меня нет к тебе ни ненависти, ни даже враждебных чувств. Но твои меха мне нужны, а ты – нет.
Однако здесь есть и проблема. Как правило, люди не хотят расставаться с жизнью. И с собственностью. А потому граждане в те буколические времена поголовно были вооружены и поголовно, хотя и в разной степени, владели боевыми навыками. И главное, жизнь была такою, что эти навыки нередко приходилось пускать в дело, а потому при любом порядке совместного жития немедленно организовывалась совместная оборона, а с нею – и от неё – власть. Или наоборот, не важно.
Потому просто прийти с оружием и отнять собственность с его помощью было проблематично. И чем крупнее поселение – тем проблематичнее. Одиночного лесовика-добытчика задавить нетрудно. Деревенька-весь – уже цель посерьёзнее, хотя, понятно, смерды никак не опасные противники профессиональным бандитам. Но весь как место поселения одного рода – часть задруги, соседского объединения нескольких родов и их, соответственно, весей.
У задруги уже, как правило, имеется какая-никакая, но организованная боевая сила. Пусть из юношей, не отягощённых семьями, пусть собирающихся временно, когда не идут полевые работы, пусть занятых чистым и бескровным молодечеством, ища больше приключений, нежели участвуя в реальных боевых действиях. И пусть это, в современном понимании, этакая подростковая банда или, в лучшем случае, нечто напоминающее добровольную народную дружину, - но тем не менее это уже боевое подразделение, освященное традицией, благословлённое старейшинами родов, предназначенное быть защитником свой задруги. Пусть это временные боевые образования - но они есть, и через них прошли в юности все мужчины задруги, и при необходимости они все встанут под её… ну, знамён тогда не было – значит, под тотем или ещё какой вексиллум местного пошиба.
А задруги, как правило, объединены в "народ" – людей одной местности, одного языка, одного закона, одного народного собрания и одного совета старейшин. У людей индоевропейской языковой принадлежности это объединение величается фольком, фолком, полком и выставляет на войну тот самый полк. До тысячи мужчин, хотя, конечно, цифра эта сильно гуляла в зависимости от конкретики места и времени.
И, наконец, ещё выше по организации было племя – союз фолков. Собственно, и отдельный фолк часто представал как племя, ибо в жизни, понятно, всё не так однозначно, как в армии. Где тоже далеко не всё однозначно. Но всё же племя было, как правило, шире объединения нескольких задруг, обживших одну долину или одну речную пойму. Оно и формировалось-то, как правило, вокруг и силами одного или нескольких фолков, подчинявших себе другие. Как правило, после того как обзаводились сильным лидером или группой пассионарных товарищей, в конечном итоге выделявших из своих рядов сильного лидера. Племя, образно говоря, это – вождество нескольких "народов", говоривших на одном языке.
Это и были "люди". Это были "мы". А остальные – точно "немы" и уже не совсем люди, а "нелюди" и чужаки. От которых только зла и ждать…
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments