Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские среди славян

Ещё один клад, зарытый где-то в те же годы, мы находим на восточном краю будущей Руси:

Сарское городище (Деболы), 820-ые. 7 целых монет и 51 обломок. /549/

Примерно здесь же ещё один - Угодичи, Ростовский район Ярославской области. Дата младшей монеты: 813 год. Задолго до Рюрика и почти за четыре десятилетия о первом упоминании русов в источниках.
Угодичи – это недалеко от Сарского, примерно в 16 км. Напротив Ростова, на другом берегу озера Неро.
В этом же регионе ещё клад – Углич, Ярославская обл. Дата младшей монеты: 829 год.
Третий ареал залегания кладов – на севере. Как бы верхний угол треугольника, хотя в реальности надо говорить об одном – история покажет, что главном – из входных створов русского транзита. Старая Ладога, младшая монета 786 г., Княщино – тоже возле Старой Ладоги - с младшей монетой 809 г.
Наконец, ещё один кладоносный регион – на самом юге Руси: Черниговская область. То есть не треугольник у нас получается, а ромб. Это клад с младшей монетой 788 г. Ещё один - возле Старого Оскола с младшей монетой 809 года.
И немного выпадает из нашей "геометрии", но очень важен пункт возле Каширы, на Оке. Здесь найден клад уже не только монет, но и весового серебра. Монеты рубленые и целые, серебряные бляшки и прутики. Младшая – 808 год. И ещё один клад рядом – 811 год.
Итак, что получается?
На первый вывод намёк уже был: очевидно, что некто уже возил восточное серебро происхождением из Ирака, Хорезма, Табаристана и даже Африки задолго до Рюрика и его «официальных» русов. То есть задолго до всяких русов и всякой Руси.
Куда же "некто" отвозил серебро?
Очевидно, туда, где его в раз, на порядки больше, нежели на территории будущей Руси.
Так вот, при общем взгляде на карту кладов весьма выделяются три, а при известной гибкости взгляда – и четыре основных района концентрации закладок восточных монет. Это шведский остров Готланд, раз. Это Восточная Пруссия, ныне Калининградская область, два. И северное побережье бывшей ГДР, три. В последнем месте, правда, клады менее концентрировано лежат, но зато их там довольно много.
Итак, оставим пока на будущее выяснение взаимоотношений между этими тремя регионами, точнее, между теми их жителями, которые закапывали у себя восточное серебро. Отметим лишь один маленький штрих, на который указал один из интересных исследователей данной темы, выступающий в сети под ником dubadam:

арабского серебра в кладах Готланда почти столько же, сколько в кладах остального мира, включая и остальную Скандинавию, и арабские страны.

И паки: что получается? То, что поскольку "пунктом приёма" этого "цветмета" была Скандинавия, прежде всего Готланд, то и этим "некто" могли быть только скандинавы. Преимущественно готландцы. Вероятно, в силу своей определённой оторванности от "материковой" Скандинавии с её межплеменными и межконунговыми разборками выходцы с этого острова изначально специализировались не на войне, а на торговле. Возможно, некоторую роль в этом сыграла готская экспансия времён Великого переселения народов, забравшая с Готланда всех пассионарных бойцов и тем обрёкшая оставшихся на менее гибельные бизнесы.

Самые ранние клады Готланда, появляющиеся в первый период обращения дирхема (770 - 833 гг., по Янину – Фасмеру), невелики по размеру, состоят из арабского серебра с небольшой примесью сасанидской монеты. Во второй половине IX в. (особенно после 860-х годов) количество и размер кладов резко увеличивается, появляются сокровища, насчитывающие свыше тысячи монет… увеличение «серебряного потока», несомненно, связано с развитием отношений между скандинавами и восточноевропейскими народами. На рубеже IX-X вв. в кладах вместе с арабским серебром появляются характерные восточноевропейские вещи, (гривны глазовского типа, известные от Прикамья до Финляндии).

Вот нам и главные бенефициары восточного торгового транзита – скандинавы, готландцы. Если, конечно, не предполагать вслед за славянофилами, что могучие свидомые славяне посвящали свой досуг добыче и поставке серебра недоразвитым норманнам.
Второе, что мы видим с очевидностью: что серебряный транзит существовал задолго до Руси и русов как исторических персонажей. Но Русь появилась затем географически именно на путях этого транзита.
Понятно, что позже – не значит вследствие. Тем не менее нетрудно увидеть, что будущие основные центры Руси возникли… как раз возле тех мест, где с самого начала серебряного транзита обнаруживаются основные центры зарывания кладов.
Почему?
Ну, с точки зрения экономической, да и чисто человеческой, перевозка ценностей такой интенсивности, какую мы видим на скандинавско-арабском транзите, со всею очевидностью притягивают тех, кто хотел бы поиметь с этих ценностей свою небольшую копеечку. Или большую. Или вообще взять сей "серебряный шлях" их под свой контроль. Желательно полный. И желательно единоличный.
Иначе говоря, к ценностям тянутся мечи. И на этом пока остановимся. Хотя и истину Мао Цзедуна о винтовке, что рождает власть, будем держать на задах сознания.
Клады указывают и на собственно транзитные маршруты.
Если считать, что арабское серебро шло от арабов, с чем, видимо, трудно не согласиться, то самый восточный ареал залегания кладов - Сарское-Тимерёво - самым естественным образом получает роль начального пункта «серебряного пути» через Русь. Ибо, как мы помним, первыми пунктами условного "Востока", где начинался сбыт скандинавского экспорта, были Булгар и Хазаран. На Волге лежащие. Отсюда и получается, что "агломерация" Сарское-Тимерёво была тем местом, до коего первоначально довозили восточное серебро, и где с ним велись первые торговые операции после транспортировки с Востока. Или – последние сборы экспортов перед перемещением их в ареал "Востока":

Поскольку в Тимерёво никогда не было фортификации, зато есть богатейшие клады восточных монет, перед нами - чисто торговое поселение, зависимое от укреплённого Сарского городища… Поэтому Тимерёво – торговая фактория, окружённая ремесленным посадом, населённым представителями местных племён… /44/

Местных-то местных, но характерно, что рядом - могильник с огромным количеством скандинавских вещей. О чём это всё говорит рассмотрим позже. А пока отметим, что временем основания сарско-тимерёвской «агломерации» можно считать конец VIII века – да-да, эту же самую «эпоху первых кладов». Датирующим признаком является найденная здесь серебряная монета Идриса II конца VIII столетия.
Из Сарского-Тимерёва разумный путь в Скандинавию, где окончательно «приземлялось» арабское серебро, – по Волге (через внутренние реки-волоки нынешней Ярославской области) до реки Тверца, далее волок на Цну (где ныне город с говорящим названием Вышний Волочёк), беспроблемный переход через озеро Мстино в реку Мсту – откуда прямой (если бы не безумные пороги) путь в озеро Ильмень. Далее Волхов, Ладога, Балтика, Готланд – и на месте, зарывай клад.
Однако мы видим и второй транзитный маршрут: Ока – Десна – Днепр. Далее, как говорится, везде: на север и запад через Гнёздово, на запад через Припять – Западный Буг – Вислу или же через Березину и Неман. И через ту самую Восточную Пруссию, где наблюдается ещё одно крупное скопление кладов.
Попробуем разобраться, почему – здесь? Вот как-то не оставили пруссы. по себе славы мощных мореходов и рекопокорителей. И в отличие от скандинавов, не оставили в восточноевропейских лексиконах своей профессиональной торгово-мореходной терминологии. И в истории Востока и Византии пруссы как-то вовсе не отмечены, в отличие от русов и норманнов. Складывается ощущение, что им серебро привозили, а не они сами за ним плавали.
Тогда - зачем привозили? Ответ прост: янтарь. Восточная Пруссия – это сегодня 90% мировых запасов янтаря. Раньше его было больше, и лежал он шире – и на южном побережье Швеции, и в Дании, и в Северной Польше. На нём, на янтаре, как мы видели в предыдущих работах, вскормилось и поднялось немало интересных культур в этом углу Прибалтики. А оседлавшие первый «янтарный путь» от Балтии до античного мира через Альпы кельты вообще стали одним из великих народов античного времени.
Мы также видим из истории, что пруссов – которые себя, кстати, так никогда не называли, - долго, вплоть до XIII века, никому не удавалось покорить, тем более – завоевать. Хотя жил он издревле на самом краю европейской цивилизации, начиная с античности и был прекрасно известен с тех пор. Хотя и под разными именами. Суров был, видимо, народ, хотя и не агрессивен:

- люди весьма доброжелательные. Они… протягивают руку помощи тем, кто подвергся опасности на море или испытал нападение пиратов. Тамошние жители очень низко ценят золото и серебро, а чужеземных шкурок, запах которых донёс губительный яд гордыни в наши земли, у них в избытке… - /29/

Но недаром древний источник отметил о пруссах:

И много войн бывает у них…

Ну ещё бы, если янтарь ценился не меньше серебра.
Так что же - не новый ли «Янтарный путь» перед нами? Не тот, что вёл во времена оны из этого угла Балтики к платёжеспособному покупателю древней Греции и Рима, а тот, что открыли для арабов готландские торговцы-транзитёры? По тому же принципу, что был открыт путь меховой: берём, неважно какой ценой или за какую цену, местный ресурс, транспортируем его на Восток, там получаем серебро – и вуаля!
Вот вам и объяснение кладов восточного серебра в Восточной Пруссии. У этих суровых ребят янтаря особо не отнимешь, и готландцы, нанимающие военно-торговые фелаги, предпочитают не настраивать такой выгодный рынок против себя. А потому спокойно отдавали договорённую цену прусским контрагентам и везли уже свой янтарь арабам.
А пруссы серебро зарывали. Понятно:

И много войн бывает у них… -

– а где войны, там и стремление спрятать свои деньги. А ещё известно, что на этих незлобивых мирных пруссов, –

- названные русы нападают… на кораблях с запада.

Отметим в скобках на будущее: русы. На кораблях. С запада. Значит, со Скандинавии. Из Швеции и Дании. Излюбленные многими западные славяне на эту роль не годятся – они могли до пруссов не на кораблях, а пешком дойти.
Понятен также и третий центр арабских монетных кладов - бывшая ГДР и Польша. Именно благодаря тому, что центра здесь… и нет. Количеством кладов на общем фоне ареал выделяется, но структурно клады в нём разбросаны.
Такому явлению есть одно объяснение: здесь просто играла свою роль обычная торговля. Ведь здешние славяне, ободриты и поморяне, были сильно вовлечены в циркумбалтийские торговые отношения. То есть арабское серебро было для них прежде всего платёжным средством, перешедшим от скандинавов в процессе купли-продаж. Ну, и добычей, не без того. Известно участие поморских славян и в войнах против скандинавов, и в пиратских набегах. И вообще лихие это были ребята, вечно воевали, особенно друг против друга. А при той враждебности всех против всех, что зафиксировали в здешних землях исторические источники, неудивительно количество невостребованных вложений в матушку сыру-землю.
Сегодня трудно точно определить, какой из путей – Волжско-Волховский или Окско-Днепро-Двинский – был основным для скандинавских охотников за серебром. Может, также и Неманский. А скорее всего, все вместе – в зависимости от военной и политической конъюнктуры, а то и от личных пристрастий вожаков и кормчих их ватаг. Но в любом случае мы видим на Готланде один из центров аккумуляции арабского серебра.
Tags: Русские среди славян
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments