Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Откуда взялись русские. Глава 1. Завоевание Славинии

Интермедия про «прозвавшихся Русью»

 

Тогдашняя цивилизация – в материальном воплощении - это прежде всего оружие. Именно им брались и защищались материальные ценности.

В частности, именно поэтому появляется каменная крепость в Любше. То есть на месте уже наличествует враг, от которого за простым частоколом из бревен не отобьешься. И кривичи, которых археологи и считают авторами этого укрепления, строят каменную крепость, сходную с теми, которые возводили «варвары» в Центральной Европе под римским влиянием.

От кого же это они защищались? Трудно сказать определённо. Возможно, и от местного финского населения. Но не от славян. Это позднее Любша горела два или три раза – и каждый раз от них! Но славяне подходят к Ильменю лишь к 750-м годам, когда здесь уже почти двести лет автохтонны кривичи и не так давно обосновались скандинавы. Похоже, с Готланда.

Так что кто агрессор на Руси, а кто её ранний местный житель – вопрос далеко не однозначный…

 

Поселение Ладога начинается с вещей скандинавского облика, в том числе набора скандинавских ремесленных инструментов. То есть минимум один гражданский скандинав жил в Ладоге в самом её начале. А следовательно, была и его семья, было и окружение (как же в те времена без него), были и его военные. Но главное - была его культура!

 

Верхнерусские археологические комплексы включают вещи балтского, финского и скандинавского облика. Костяные и роговые изделия типологически связаны с ремесленными традициями североморских торговых центров Фрисландии, откуда они распространились как в Скандинавию, так и в земли поморских славян, а далее - в Новгородскую землю. Наряду с субстратными (балтскими и финскими) и привнесёнными скандинавскими особенностями западнославянские элементы в домостроительстве, фортификации, керамике, металлических, костяных, деревянных изделиях, во-первых, обособляют культурный комплекс Верхней Руси от других восточнославянских культур, а во-вторых, связывают его в единое целое.

 

Фиксируется на севере и общая идеологическая традиция.

 

Отмечается наличие фонда эпических сюжетов, складывавшегося в смешанной славяно-варяжской среде в зоне наиболее интенсивных славяно-скандинавских контактов, прежде всего Верхней Руси. Это оставило следы прежде всего в новгородских летописях и  в «Повести временных лет», вошло в состав саг – таких, как «Сага о Тидреке Бернском», «Сага о Хервор», «Сага о Вёльсунгах», «Сага о Хальвдане, сыне Эйнстейна» и других.

 

Иными словами, скандинавские культуры входили составным элементом в общебалтийскую культуру, которая, собственно, и была стационирована вокруг Ладоги-Ильменя, практически не будучи связанной со славянами юга Руси.

То есть северная Русь – это уже смешанное в культурном отношении славяно-балто-финно-скандинавское общество! И в этом смысле будущие русские – не славяне изначально. Они уже и складывались как симбиотный народ на скандинаво-финно-славянском пограничье. В процессе «прозвашася Русью».

И этот народ сильно отличается от других славянских народов на будущей Руси. Там тоже были свои смеси и влияния, но именно – свои. И их было существенно меньше, ибо вокруг славян были славяне. И лишь из Степи налетали всадники, убивали, грабили, собирали дань, - но их культура никому не была интересна. В силу своей абсолютной инаковости с культурою земледельца.

И враждебности. 

Но ведь норманны-викинги тоже не выступлениями на детских утренниках промышляли?

Да, но природа их промысла хоть и была враждебной – а кто тогда не враждовал со всеми, кроме членов своего рода? – но не инаковой.

Чтобы понять это, отвлечёмся от того, кем на самом деле были русы. Пусть они будут марсианами или полянами-антами-росомонами-рош, которые построили египетские пирамиды и пугали собою еврейских младенцев в колыбели.

Пусть русы – не скандинавы. Но присутствие скандинавов на земле будущей Руси отрицать невозможно.

Это доказывается археологически.

Невозможно отрицать и того, что норманны-викинги на эту землю ходили. Пограбить, попиратствовать. Пособирать дань.

Это тоже доказывается археологически.

Остаётся ответить на вопрос: могли ли эти пираты захватить если не землю, то власть над ней? И тем самым стать неким центром, вокруг которого собирались роды и этносы, меняя самоидентификацию?

Ну, во-первых, редок тот пират, который не желал бы разбогатеть, прикупить себе островок с виллой и ромом, и сидеть на веранде, с удовольствием глядя, как на пляже перед ним резвятся голые девки. Викинги не знали ещё рома, но, полагаю, их интересы в данной области мало отличались от флинтовских и моргановских. С поправкою на время, конечно.

А время было такое, что норманнским пиратам не то что острова – целые герцогства в руки попадали. Мы уже говорили о Нормандии и Дэнло. Но ведь викинги в те времена понаустраивали себе королевств по всему Западу! Норманнские королевства создались в Ирландии, Англии, на острове Мэн, в юго-западной Франции, в Бордо, на Шетландских, Оркнейских, Гебридских островах, на Сицилии и на юге Италии. Что мешало бы им при желании овладеть землями на Востоке? Что он такое рядом с вышеназванными регионами – где государственная власть, рыцарские армии, веками развитая инфраструктура с каменными крепостями и городами? Где мощный идеологический скелет вселенской церкви, с литературой и организованной политикой? Что рядом с этим представляли собой глухие северные леса с разбросанными по ним мелкими общинами? Общинами, живущими догосударственной жизнью? С неукреплёнными поселениями площадью в 15 соток и десятком полуземлянок? А всей инфраструктуры - полдюжины удалённых на сотни вёрст друг от друга деревянных городишек размером 90 на 70 метров.  

Скандинавы могли не захотеть сюда ходить – это да. Но мы твёрдо знаем, что заходили. А уж что яростных покорителей половины Европы могли не пускать сюда  мужички с дрекольём – смешно. А мужички именно с дрекольём. Да с топориками. Ибо все найденные на территории Руси мечи тех времен были европейского и скандинавского изготовления. Лишь позднее появляется один-два, на которых можно прочесть что-то вроде «Людота ковалъ».

И не говорите, что-де в этих лесах была страшно-могучая цивилизация, куда сильнее европейской, которая ужасом одним, ею внушаемым, отгоняла скандинавов от вторжения. Могучая цивилизация оставляет внятные следы. Так вот этих следов вокруг Ладоги и нет. Совместное житьё-бытьё разных культур – есть.

Но государства, способного противостоять викингам, здесь не было.

И значит, местным людям надо было как-то решать вопрос безопасности от викингов. А кто лучше защищит от викинга, как не другой викинг?

 

«Что это было?» в конкретном контексте

 

А вот теперь стоит вспомнить ту реконструкцию, что была сделана в начале этой книги. Да, она, конечно, несёт в себе изрядную долю шутки. С нарочитыми анахронизмами. Которые, однако, помогают нам вспомнить собственную недавнюю смуту. И убедиться, что вариаций у всех смут не так уж много. И в той или иной комбинации составные элементы могут сложиться в любую эпоху.

Давайте посмотрим, их каких камешков сложилась мозаика той, «рюриковой» смуты. Ведь независимо от правдивости или выдуманности летописного свидетельства о «призвании варягов» - или степени добросовествности реконструкции летописцем давних для него событий, - смута-то была… Горели Ладога и Любша, Псков подвергся разорению до такой степени, что был заселён новым населением. Пробился новый поток восточного серебра в шведскую Бирку. А некие русы накопили где-то и перебросили столько сил, чтобы позволить себе наглость штурма Царьграда…

Что-то было.

Что?

«Се начнем повесть сию» - о начале русской истории.

Вот только как? Противоречий в датах и событиях столько, что весь учёный мир уже несколько веков бьётся в неудачных попытках разрешить их. Множество гипотез, теорий, остроумных реконструкций – но по какому-то молчаливому соглашению все признают лишь некую «физкультурную» ценность своих изысканий – главное не победа, а участие. И в ход вновь идут все те же летописные:

862 год – призвание варягов во главе с Рюриком,

882 – вокняжение «родича» Рюрика Олега в Киеве,

912 – вокняжение пожилого по тем временам, как минимум 35-летнего сына Рюрика Игоря,

945 – гибель Игоря, в 68 лет бойко бегавшего за данью и оставившего малолетнего единственного сына Святослава –

и так далее.

И мы не можем вырваться из этой схемы, навязанной нам летописцем, писавшим о двухвековой для него старине, да к тому же связанного интересами церкви, своего митрополита и своего князя…

Почему? Да потому, что фактического материала мало. Первых русских князей вплоть до Игоря не знают иностранные исторические источники, и остаётся только проводить любопытные, но не бесспорные аналогии, скажем, между Рюриком Русским и Рюриком Ютландским, «язвой христианства». Первых русских князей, естественно, невозможно идентифицировать археологически. И вообще начальные русские события носят крайне фрагментарный, а подчас и баснословный характер.

И дело даже не в том, что начальные эпохи почти всех древних государств носят легендарный характер. Дело в том, что у нас и легенды-то противоречивы! У нас одно и то  же событие может тремя-пятью разными годами датироваться! У нас даже о национальной принадлежности первых правителей чёткого понятия нет, а если вдуматься – то и о национальной принадлежности русского народа вообще…

Что ж: «почему» - ясно. «Кто виноват» - тоже. Во всей своей нетленной красе встает третий национальный русский вопрос.

А делать ничего не остается, кроме как попытаться привязать легенды и свидетельства летописей к неким относительно твёрдым ориентирам. К датам природных явлений, к надёжно зафиксированным событиям, к базовым законам существования человеческого общества. То есть собрать всё, «нанизать» на ствол времени, отметить закономерности, отбросить невероятности… Возможно, мы и не докажем, что конкретный Рюрик действительно женился на конкретной Ефанде и родил сына Игоря, - но хоть приблизимся к пониманию, когда и почему эти люди что-то делали…

Вот только – «ствол» времени. Уж слишком много их, стволов. Прямо куст какой-то… Даже если удается свести в одной  книге все по  возможности сведения - как их расположить по шкале времени? Сложно не только потому, что, как уже было многажды отмечено, источники путаются, искажают, подчас откровенно и целенаправленной врут А позднейшие переписчики летописей вносили в хаос событий собственные ошибки или умышленные корректировки. Но ведь даже календари менялись!

Скажем, в каком году было 12 марта 1000 года? Нелепый вопрос - ведь написано: 1000-го! Но вспомним: это лишь сегодня новый год приходит 1 января. До этого господствовали отсчеты и от 1 марта, и от 1 сентября. Да плюс - в разных  странах были разные календари. Скажем, на Руси в основном употреблялся «мартовский» счет, а в соседней Византии – «сентябрьский». А  в XV веке в русском календаре тоже победил «сентябрь» - а монахи продолжали переписывать летописи. И датировка одних и тех же событий оказалась запутанной насмерть.

Усугубляет картину еще и тот факт, что –

 

- летописи сплошь и рядом отклоняются в обе стороны от этой условной границы - иногда вплоть до января и  начала мая.

 

По той простой причине, что, как доказывал хронолог начала ХХ века Николай Васильевич Степанов, на Руси использовался не солнечный, а лунный календарь, и от этого начало года не было четко фиксированным, а зависело от появления фенологических признаков весны в данной местности. И потому могло произойти и намного раньше, и намного позже «нормы»!

 

Первоначально счёт вели от весенних новолуний, однако в летописях преобладает счет несколько иной - от воскресений, предшествующих первому весеннему полнолунию, что вероятнее всего, связано с попытками христианской церкви бороться с языческими празднествами, разыгрывавшимися в момент новолуний, -

 

- дополняет современный русский историк Александр Журавель.

Так что 1000-й год мог оказаться и 999-м и 1001-м. А то и вовсе...

Что значит  - «а то и вовсе»?  Это значит,  что картина еще сложнее изображенной выше.

Дело в  том,  что  летоисчисление на Руси до петровской реформы велось от «сотворения мира». Вопрос о том, когда это произошло, в древности оживленно обсуждался, в результате чего было выработано довольно много различных точек отсчета, из которых на Руси в IX - XIII вв. использовались следующие (для упрощения дам наименования их в зависимости от числа единиц, которые нужно отнять для пересчета на современное летоисчисление):

- «нулевой», «антиохийский»  или «александрийский» (-5500);

- «троичный»,  Секста Юлия Африканца (-5503);

- «пятиричный», «старовизантийский» (-5505);

- «восьмиричный», «константинопольский» (-5508);

- «девятиричный»,   ультрамартовский  (-5509);

- «десятиричный» (-5510), имеющий своего «ультрамартовского» двойника (-5511).

В общем,  в  одной и той же летописи могут «сосуществовать» несколько разных систем датировки. Ведь заполнялась она и переписывалась разными авторами, каждый из которых сводил в создаваемую им книгу труды своих предшественников и при этом чаще всего оставлял в неизменном виде хронологическую сетку событий. Скажем, из 250 лет, охваченных «Повестью временных лет», примерно сотня остается не заполненной событиями, еще сотня лет имеет «мартовские» и «ультрамартовские» разночтения и остальные даются по иным календарным стилям.

В результате по истечении столетий, с одной стороны, накопились многочисленные ошибки механического характера (путаница чисел, смешение июня и июля и т.п.), а с другой стороны, оказались соединенными в рамках  одной летописной статьи разные календарные стили, что крайне затрудняет восстановление подлинной последовательности событий.

Но к чему так много места уделяется этим календарным путаницам? А к тому, что А.Журавель проделал гигантскую работу и попытался исправить хронологическую путаницу в летописях путем перекрестного сопоставления разных календарей и источников, а также привлечения сообщений об астрономических явлениях свести хронологию русских летописей к одной системе.

Автору же данной книги оставалось только дополнить её данными добавочных исторических источников, археологии, в какой-то степени – этнографии и филологии, а также – при всей ее отрывочности - исторической экологии. Кроме того, в сложившуюся хронологическую сетку были включены и оригинальные исторические интерпретации ученых, чьи знания и логика казались достаточно адекватными при их реконструкции событий и обстоятельств. При этом допускалось, что часть – может быть, даже и заметная, подобного рода интерпретаций, а также сведений из источников может оказаться не слишком-то доказанной. Но и такое явление было как бы «запланировано». Ведь основной целью настоящего исследования является не установление «истинной» хронологии – едва ли это вообще возможно, - а выявление неких связанных с событиями исторических тенденций, которые и могли бы помочь нам хотя бы вчерне разобраться в начальной русской истории.

И вот что получилось, если бросить комплексный взгляд на то, что мы знаем о событиях и обстоятельствах 850-860-х годов. Вне зависимости от того, кем были пресловутые русы.

 

Tags: Откуда взялись русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments