Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Откуда взялись русские. Глава 2. Кто такие варяги

Перед тем как отправляться дальше в нашем расследовании, необходимо ликвидировать одну путаницу и одно тёмное место. Иными словами, понять, кто такие варяги и имеют ли они отношение к русам. И вообще – к нашей истории.
Последнее – очевидно требует положительного ответа. Вот как и при каких обстоятельствах упоминаются в нашей летописи варяги.
География:

Въ Афетови же части сѣдить русь, чюдь и вси языцѣ: меря, мурома, всь, мордва, заволочьская чюдь, пермь, печера, ямь, югра, литва, зимигола, корсь, лѣтьгола, либь. Ляховѣ же, и пруси и чюдь присѣдять к морю Вяряскому. По сему же морю сѣдять варязи сѣмо къ вьстоку до предѣла Симова, по тому же морю сѣдять къ западу до земли Агаряньски и до Волошьскые.

Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ, галичанѣ, волохове, римлянѣ, нѣмци, корлязи, венедици, фряговѣ и прочии, присѣдять от запада къ полуденью и съсѣдятся съ племенем Хамовомъ.

И иде въ Варягы, и приде в Римъ…


Этнография:

Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си.

И от тѣхъ варягъ прозвася Руская земля.

И по тѣмь городомъ суть находницѣ варязи; пѣрвии населници в Новѣгородѣ словенѣ, и в Полотьскѣ кривичи, Ростовѣ меряне, Бѣлѣозерѣ весь, Муромѣ мурома. И тѣми всѣми обладаше Рюрикъ.

И бѣша у него словѣни и варязи и прочии, прозвашася русью.

А словѣнескъ языкъ и рускый одинъ. От варягъ бо прозвашася Русью, а пѣрвѣе бѣша словѣне; аще и поляне звахуся, но словѣньская рѣчь бѣ. Полями же прозвашася, занеже в полѣ сѣдяху, языкъ словѣньскый бѣ имъ единъ.


Политика:

В лѣто 6367. Имаху дань варязи, приходяще изъ заморья, на чюди, и на словѣнехъ, и на меряхъ и на всѣхъ, кривичахъ.

В лѣто 6370. И изгнаша варягы за море, и не даша имъ дани, и почаша сами в собѣ володѣти.

Асколдъ же и Диръ остаста в городе семъ, и многы варягы съвокуписта и начаста владѣти польскою землею, Рюрику же княжящу в Новѣгородѣ.

и устави варягом дань даяти от Новагорода 300 гривенъ на лѣто, мира дѣля, еже до смерти Ярославля даяше варягом.

Война:

В лѣто 6390. Поиде Олгъ, поемъ вои свои многы: варягы, чюдь, словѣны, мѣрю, весь, кривичи.

В лѣто 6415. Иде Олегъ на Грѣкы, Игоря оставивъ Кыевѣ. Поя же множьство варягъ, и словѣнъ, и чюди, и кривичи, и мерю, и поляны, и сѣверо, и деревляны, и радимичи, и хорваты, и дулѣбы, и тиверци, яже суть толковины; си вси звахуться Великая скуфь.

Игорь же, пришедъ, и нача съвокупляти вои многы, и посла по варягы за море, вабя и́ на грѣкы, паки хотя поити на ня.

В лѣто 6452. Игорь совокупи воя многы — варягы, и русь, и поляны, и словѣны, и кривичи, и тиверцы, и печенѣгы ная и тали в нихъ поемъ, поиде на грѣкы в лодьяхъ и на конехъ, хотя мьстити себе.

В лѣто 6488. Приде Володимиръ с варягы къ Новугороду и рече посадником Ярополъчимъ: «Идете къ брату моему и речете ему: Володимиръ идеть на тя, пристраивайся противу бится». И сѣде в Новѣгородѣ.

Володимиръ же събра вои многы, варягы и словѣны, и чюдь и кривичи, и поиде на Рогъволода.

Мьстислав же с вечера исполчи дружину, и постави сѣверъ вь чело противу варягомъ, а самъ ста с дружиною своею по крилома. И бывъши нощи, бысть тма, и громове, и молънья и дождь. И рече Мьстиславъ дружинѣ своей: «Поидемь на нѣ». И поиде Мьстиславъ и Ярославъ противу, и съступишася въ чело варязѣ сь сѣверомъ, и трудишася варязи, сѣкуще сѣверъ, и по семъ наступи Мьстиславъ с дружиною своею и нача сѣчи варягы. И бысть сѣча силна, яко посвѣтяше мъльнъя и блисташася оружья, и бѣ гроза велика и сѣча силна и страшна. Видѣв же Ярославъ, яко побѣжаемь есть, и побѣже сь Якуномъ, княземь варяжькимь, и Акунъ ту отбѣже луды златое. А Ярослав же приде к Новугороду, а Якунъ иде за море. Мьстислав же, о светъ заутра <...> видѣ лежачи исѣчены от своихъ сѣвѣръ и варягы Ярославлѣ, и рече: «Кто сему не рад? Се лежить сѣверянинъ, а се варягъ, а своя дружина цѣла».

И Ярославу же сущу в Новѣгородѣ, и приде ему вѣсть, яко печенѣзѣ обьстоят Кыевъ. Ярослав же собравъ воя многы — варягы и словены — и прииде Кыеву, и вьниде вь градъ свой. И бѣ же печенѣгъ бе-щисла. Ярославъ же выступи из града, исполчи дружину, и постави варягы по средѣ, а на правѣй странѣ кыяны, и на лѣвемь крилѣ новгородцѣ, и сташа предъ городомъ.


Наёмничество:

И приде Ярополкъ къ Володимиру, и яко полѣзе въ двѣри, подъяста и́ два варяга мечема подъ пазусѣ. Блудъ же затвори двѣри и не дасть по немъ внити своимъ. И тако убьенъ бысть Ярополкъ.

Посемъ рѣша варязи Володимеру: «Се град нашь, и мы прияхом ̀и, да хощем имати откупъ на них по 2 гривнѣ от человѣка». И рече имъ Володимиръ: «Пожьдете, даже вы куны сберут за мѣсяць». И жьдаша за мѣсяць, и не дасть имъ. И рѣша варязи: «Съльстилъ еси нами, да покажи ны путь въ грѣкы». Онъ же рече: «Идете». Изъбра от нихъ мужа добры и смыслены и храбъры и раздая имъ грады; прочии же идоша Цесарюграду. И посла пред ними слы, глаголя сице цесареви: «Се идуть к тебѣ варязи, не мози ихъ дѣржати в городѣ, или то створят ти въ градѣ, яко здѣ, но расточи я раздно, а семо не пущай ни единого».

Въ лѣто 6523. Хотящю ити Володимѣру на Ярослава, Ярослав же, посла за море и приведе варягы, бояся отца своего.

И увидивьше се, оканьный Святополкъ, и яко еще ему дышющу, и посла два варяга приконьчевати его. Онѣма же пришедшима и видившема, яко еще ему живу сущю, и единъ ею извлекъ мечь и проньзе ù кь сердцю.

Ярославу же не вѣдущю отни смерти, варязи бяху мнози у Ярослава и насилье творяху новгородьцемь. И, вьставша на нь, новгородьци избиша варягы вь дворѣ Поромони. И разгнѣвася Ярославъ и, шедъ на Рокъмъ, и сѣде вь дворѣ. И пославъ к новьгородьцемь и рече: «Уже мнѣ сихъ не крѣсити». И позва к собѣ ; нарочитая мужа, иже бяху исьсѣкли варяги, и обльсти я сице, исѣче их 1000. …И собра Ярославъ варягъ тысящю, а прочихъ вой 40 тысящь и поиде на Святополка… Слышавъ же Святополкъ идуща Ярослава и пристрои бе-щисла вой — руси и печенѣгъ — и изииде противу Любчю об онъ полъ Днѣпра, а Ярославъ обь сю.

В лѣто 6526. Поиде Болеславъ сь Святополкомъ на Ярослава с ляхы, Ярославъ же множество совокупи руси, варягы, словены, поиде противу Болеславу и Святополку.

Приведоша варягы и вьдаша имъ скотъ, и совькупи Ярославъ воя многи.

И вьзвративъся Ярославъ и поиде к Новугороду, и посла Ярославъ за море по варяги.


Вера:

…мнози бо бѣша варязи хрестьяни.

И бяше варягъ одинъ, бѣ дворъ его, идеже бѣ церкви святыя Богородица, юже създа Володимиръ. Бѣ же варягь тъй пришелъ от Грѣкъ и дѣржаше вѣру в тайнѣ крестьяньскую. И бѣ у него сынъ красенъ лицем и душею, и на сего паде жребий по зависти дьяволи. Не тѣрпяше бо дьяволъ, власть имѣя надъ всими, сьй бяше ему акы тѣрнъ въ сердци, и тщашеся потребити оканный и наусти люди. И рѣша, пришедъша, послании к нему, яко: «Паде жребий на сынъ твой, изволиша бо ̀и бози себѣ, да створим требу богомъ». И рече варягъ: «Не суть то бози, но древо; днесь есть, а утро изъгнило есть, не ядять бо, ни пьють, ни молвять, но суть дѣлани руками въ древѣ секирою и ножемъ. А Богъ единъ есть, емуже служать грѣци и кланяются, иже створилъ небо, и землю, и человѣка, и зъвѣзды, и солнце, и луну, и далъ есть жити на земли. И си бози что сдѣлаша? Сами дѣлани суть. Не дамъ сына своего бѣсом». Они же, шедъше, повѣдаша людемъ. Они же, вземъше оружье, поидоша на нь и разъяша дворъ около его. Онъ же стояше на сѣнехъ съ сыномъ своимъ. Рѣша ему: «Дай сына своего, дамы ̀и богомъ». Онъ же рече: «Аще суть бози, то единого себе послють бога, да поимуть сына моего. А вы чему перетребуете имъ?». И кликнуша и сѣкоша сѣни подъ ними, и тако побиша я.


Таким образом, варяги сыграли в русской истории довольно заметную и значительную роль. Они и воины, и тайные убийцы по заказу, и наёмники, и жители, страдающие в том числе и за веру.
В целом летописец в этих отрывках даёт нам следующие информемы:
1. варяги = русь;
2. варяги сидят вдоль Балтики, в Европе, на запад доходят до Испании, на Востоке – до предела Симова, под которым современные исследователи склонны понимать земли Волжской Булгарии;
3. от варягов-руси пошла русская земля;
4. варяги брали дань со славян, владели славянами, а в Новгороде им платили дань до смерти Ярослава;
5. русские князья, когда собирают войско, они набирают и варягов;
6. в списке воинов из ополчения русских князей варяги стоят на первом месте, однако варягов при этом своими не считают и не жалеют об их гибели;
7. в войске варяги не есть русь;
8. варяги выступают в качестве наёмников;
9. варягов-наёмников приводят из-за моря;
10. варяги-наёмники используются для самых грязных дел, включая князеубийство;
11. при этом варягов-наёмников не стыдно обмануть, не дать обещанной платы
12. уже при Владимире варяги служили в Византии, где перенимали христианскую веру.
Что можно заключить из этих информем?
Первое. Равны ли варяги руси?
Читаем:

В лѣто 6367. Имаху дань варязи, приходяще изъ заморья, на чюди, и на словѣнехъ, и на меряхъ и на всѣхъ, кривичахъ. А козаре имахуть на полянех, и на сѣверехъ, и на вятичихъ, имаху по бѣлѣ и вѣверици тако от дыма.

Известное место. Некие варяги и известные хазары берут дань с разных племён. Беспредел и волюнтаризм.
Отметим себе место:

варязи, приходяще изъ заморья.

Зачем это уточнение? Может быть, чтобы отделить плохих варягов из заморья от каких-то других, здешних? Конечно! У нашего летописца полная ясность: варягов много, варяги разные, есть те, которые сидят в Англии, а есть те, которые сидят здесь. Только за предел Симов не заходят.
Кто же это?
Чтобы увидеть это, продолжим разбираться с тем, как летописец понимал, что такое русь и с чем её едят.

В лѣто 6370. … Идоша за море к варягом, к руси. Сице бо звахуть ты варягы русь, яко се друзии зовутся свее, друзии же урмани, аньгляне, инѣи и готе, тако и си. Ркоша руси чюдь, словенѣ, кривичи и вся: «Земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нѣтъ. Да поидете княжить и володѣть нами». И изъбрашася трие брата с роды своими, и пояша по собѣ всю русь, и придоша къ словѣномъ пѣрвѣе.

Итак, мы видим синонимику: русь есть варяги.
И сразу вся предыдущая схема -

Афетово же колѣно и то: варязи, свеи, урмане, готѣ, русь, аглянѣ, галичанѣ, волохове, римлянѣ, нѣмци, корлязи, венедици, фряговѣ и прочии, присѣдять от запада къ полуденью и съсѣдятся съ племенем Хамовомъ.

- поломалась. В ней варяги и русь идут через запятую. Вот если бы поставить двоеточие в другом месте -

- потомство Иафета также варяги: шведы, норманны, готы, русь, англы, (а также) галичане, волохи, римляне, немцы, корлязи, венецианцы, фряги и прочие…

В принципе, можно: в старину знаков препинания не знали, так что мы несколько вольны в них. Но так можно далеко зайти. Поправлять первоисточник – о, на этом русская медиевистика собаку съела! Тут не только поправки и толкования: уже целая отрасль науки возникла – об истории поправок и толкований. Трактовать трактовки – это божественно! И процентов на девяносто так называемая академическая история этим и занимается.
А мы не будем.
Мы заглянем в другие источники.
Вот византийский император Константин Багрянородный пишет большой политический трактат своему сынов – с советами, как управлять империей.
Он знает, что русы - существуют: он лично принимает княгиню Ольгу, знает о существовании архонта Ингора, его сына Сфендослава и проч. Он знает, что у него русы воюют за Крит и вообще их довольно много.
Зато он не знает, кто такие варяги. А если и знает, то в своём труде не упоминает. Что значит: для императора они политически ничтожны.
В то же время германский посол при византийском дворе и епископ Кремонский Лиутпранд разъясняет, что русы - это норманны:

Ближе к северу обитает некий народ, который греки по внешнему виду называют русиями, rousioj, мы же по местонахождению именуем норманнами. Ведь на немецком языке [lingua Teutonum] nord означает север, а men - человек; поэтому то северных людей и можно называть норманнами.

Ни он, ни греческие источники не выделяют варягов в общем русском войске (как, впрочем, не выделяют и славян):

Королём этого народа был [некто] по имени Игорь [Inger], который, собрав тысячу и даже более того кораблей, явился к Константинополю. Император Роман, услыхав об этом, терзался раздумьями, ибо весь флот его отправлен против сарацин и на защиту островов. После того, как он провёл немало бессонных ночей в раздумьях, а Игорь разорял всё побережье, Роману сообщили, что у него есть только 15 полуполоманных хеландий, брошенных их владельцами вследствии их ветхости. Узнав об этом, он велел призвать к себе калафатов, т.е. корабельных плотников, и сказал им: «Поспешите и без промедления подготовьте оставшиеся хеландии, а огнемётные машины поставьте не только на носу, но и на корме, а сверх того - даже по бортам». Когда хеландии по его приказу были таким образом подготовлены, он посадил на них опытнейших мужей и приказал им двинуться против кораблей Игоря. Наконец они прибыли. Завидев их, расположившихся в море, король Игорь повелел своему войску не убивать их, а взять живыми. И тогда милосердный и сострадательный Господь, который пожелал не просто защитить почитающих Его, поклоняющихся и молящихся Ему, но и даровать им победу, [сделал так, что] море стало спокойным и свободным от ветров - иначе гркам было бы неудобно стрелять огнём. Итак, расположившись посреди русского [флота], они принялись метать вокруг себя огонь. Увидев такое, русские тут же стали бросаться с кораблей в море, предпочитая утонуть в волнах, нежели сгореть в пламени. Иные, обременённые панцирями и шлемами, шли на дно и их больше не видели, некоторые же державшиеся на плаву, сгорали даже посреди морских волн. В тот день не уцелел никто, кроме спасшихся бегством на берег. Однако корабли русских, будучи небольшими, отошли на мелководье, чего не смогли сделать греческие хеландии из-за своей глубокой посадки. После этого Игорь в великом смятении ушёл восвояси; победоносные же греки, ликуя вернулись в Константинополь, ведя с собой многих оставшихся в живых [русских пленных], которых Роман повелел всех обезглавить в присутствии моего отчима короля Хьюго.

Таким образом, тождество русов и норманнов у нас вырисовывается.
Но позднее оно тоже пропадает. Около 980 года великий князь Владимир Святославич сплавляет варягов к византийскому императору. Варяги для него - уже не русы. В то же время мы знаем, что это - скандинавы, ибо именно к ним Владимир первоначально бежал во время войны с Ярополком. И нанимал он своих варягов там.
Таким образом, вырисовывается второе тождество - варягов и норманнов, ибо оба понятия надёжно локализуются в Скандинавии.
Отсюда цепочка: русы Игоря (т.е. времен Багрянородного) = норманны; 30 лет спустя Святослава считают наследником тех русов-норманнов. Во время гибели Святослава русы в глазах окружающих ещё норманны/викинги, но внутри русского войска уже разделены на собственно русов(=русских) и на варягов Свенельда. Чей вождь, кстати, настолько автономен, что не только подписывает вместе с князем мирный договор, но и пользуется большой военной самостоятельностью. Во всяком случае, позволяет себе покинуть своего князя в беде.
Но уже у Владимира варяги=норманны/викинги появляются в виде наёмной дружины, нисколько не идентифицируясь с руссами. К 990-1000 годам и для византийцев эти понятия разделяются: воюя вместе с русскими войсками (как, например, в истории с Калокиром), они имеют гвардию из варягов/вэрингов. То есть варяги для них ещё равны норманнам, но уже не равны русским. Точнее, русские уже – не норманны.
А ещё спустя 60-70 лет вэринги в основном формировались уже из англо-саксов, вынесенных Вильгельмом Завоевателем с родины. Причём теперь они даже формально не равны норманнам, поскольку те уже образовали ряд государств в Англии, Франции и Италии, и их со скандинавами больше никто не путал.
Но, кстати, когда чуть позже, в XI-XII веках тем же сицилийским норманнам приходилось встречаться с вэрингами византийцев в бою, они всегда знали о своей родственности, воевали похоже, говорили на похожих языках.
Упрощая:
840-950 - русы=норманны=викинги=варяги;
950-980 - русы=норманны и но не=варяги, но норманны=варяги;
980-1000 - русы не=норманны и не=варяги, но норманны=варяги;
1000-1100 - русы не=норманны и не=варяги, и норманны не=варяги.

Вот такая получается эволюция различных групп и поколений викингов, оседавших в разных странах и постепенно натурализовывавшихся в них!
Но, может быть, всё дело в том, что такая эволюция произошла лишь в глазах иностранных наблюдателей? А на Руси что варяги, что русы воспринимались как одно и то же. Как то явствует из летописи?
Нет. Это явствует лишь из летописи. А вот в юридическом смысле закон их не путал. Несмотря на все усилия автора ПВЛ показать этническое тождество варягов и руси, даже для него политически те являются разными правосубъектами. Именно русские князья «совокупляют» варягов для военного похода, а не наоборот. Что значит в условиях средневековья очень простую вещь: русь правит, варяги нанимаются.
Если вспомнить «Правду Русскую», то и в юридическом плане в древнерусском «уголовном кодексе» права варягов никак не защищены – в то время как права «русинов» выделяются особо:

1. Оубьеть моужь моужа, то мьстить братоу брата, или сынови отца, любо отцю сына, или братоучадоу, любо сестриноу сынови; аще не боудеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову; аще боудеть роусинъ, любо гридинъ, любо коупчина, любо ябетникъ, любо мечникъ, аще изъгои боудеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положити за нь.


Варяг фигурирует тут явно в качестве чужака, чьи права на собственность надо защитить отдельно – надо полагать, от тех, кто может позволить себе прятать варяжского челядина:

Аще ли челядинъ съкрыется любо оу варяга, любо оу кольбяга, а его за три дни не выведоуть, а познають и в трети день, то изымати емоу свои челядинъ, а 3 гривне за обидоу.

И штраф, в общем, не велик – как за катание на чужом коне:

Аще кто поедеть на чюжемъ коне, не прошавъ его, то положити 3 гривне.

При этом примечательно, что номенклатура общества указана весьма подробно, и каждому в кодексе определено место, за каждого – своя цена:

Аже оубиють огнищанина… А въ княжи тивоуне… А конюхъ старыи оу стада… А въ сельскомъ старосте княжи… и в ратаинемъ… А в рядовници княже… А въ смерде… и въ хопе… Аще роба кормилица… любо кормиличицъ… А оже оуведеть чюжь холопъ…

Даже кони и овцы есть в этом списке! Нет его – варяга!
А значит, нет у него права. Чужак он в русском обществе! Это ещё больше видно из таких слов Ярослава Владимировича, князя новгородского, который в 1112 году, в грамоте немецким послам устанавливает правила взаимоотношения немецких варягов и русских:

Оже емати скотъ Варягу на Русине или Русину на Варязе, а ся его заприть, то 12 мужь послухы: идеть роте, възметь свое.


И в каком же качестве варяг - чужак?
Об этом говорят сами варяги в своих сагах:

Эймунд сказал: «Тогда ты будешь иметь право на эту дружину, чтобы быть вождём её и чтобы она была впереди в твоём войске и княжестве. С этим ты должен платить каждому нашему воину эйрир серебра, а каждому рулевому на корабле — ещё, кроме того, половину эйрира».

Эймунд сказал: «…мы будем брать это бобрами и соболями и другими вещами, которые легко добыть в вашей стране, и будем мерить это мы, а не наши воины. И если будет какая-нибудь военная добыча, вы нам выплатите эти деньги, а если мы будем сидеть спокойно, то наша доля станет меньше». И тогда соглашается конунг на это, и такой договор должен стоять двенадцать месяцев.


Об этом говорит и летопись:

Приведоша варягы и вьдаша имъ скотъ…


В дальнейшем наёмничество варягов расписывается в источниках всё яснее. За ними посылают за море – в чужие страны, то есть, - им платят деньгами и частью добычи, от них избавляются, как только перестаёт к ним нужда.
При этом варяг – наёмник особый: не только для войны, но и для тайных политических целей употребляется. Князюшку мешающего прирезать – пусть даже великого князя – это к ним! Пример того, как устанавливался ряд с нанимателем, мы уже видели. А вот что исполнялось:

Эймунд конунг хорошо
Заметил вечером,
Где лежит в шатре конунг,
Идёт он сразу туда
И убивает
Конунга
И многих других.
Он взял с собой голову
Бурицлава конунга.
Бежит он в лес и его мужи, и не нашли их.
Стало страшно тем, кто остался
Из мужей Бурицлейфа конунга
При этом великом событии.
А Эймунд конунг
И его товарищи уехали.
И вернулись они домой
Рано утром.
И едет Эймунд
К Ярицлейфу конунгу
И рассказывает ему всю правду
О гибели Бурицлава… -


И как ни хотел летописец списать всё на Святополка, но не смог и совсем обойтись без варягов:

…и посла два варяга приконьчевати его.

То есть кто уж там подсылал убийц к несчастному Борису – Ярослав или Святополк, - решать отдельно (чем мы ещё займёмся), но совпадение между двумя независимыми источниками более чем близкое…

Tags: Откуда взялись русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments