Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

К окончанию афганской войны

Этакий сценарий.
Мальчишечка в военной форме, но мнящий себя уже крутым волком спецназа, делает шаг вперёд вместе со всей ротой, когда командир спрашивает о готовности оказать интернациональную помощь братскому афганскому народу.
Братский афганский народ. Нищета, первобытная отстранённость и первобытная жестокость, пули птичками звенькают по броне, первый убитый, прапорщик в кабине МАЗа, и крупная дырка в стекле перед ним, горящая ветошь под колёсами горящей БМП.
Ранение, дембель, поступление в университет, осознанное желание выучиться и сделать себя человеком. Гражданская, студенческая жизнь, в которой паренёк и соображать-то перестаёт, что где-то ещё идёт война - его война.
Вдруг ему предлагают доучиться в ГДР - обмен студентами, станешь нужным международным специалистом, карьера обеспечена до конца жизни... А то!
Германия, первая заграница - не Хайратон же с Джабаль-ус-Сираджем за таковую считать! Новый мир, новые впечатления, новые знакомства.
Но и это заканчивается, диплом на руках, последний месяц, счастье освобождённости и смутная печаль перед расставанием.
Прощание с куратором студенческой группы, которая теперь уже и не куратор, и не преподаватель, а просто симпатичная молодая женщина, с которой, по правде говоря, можно было бы... И она, оказывается, всё это время по-своему, по-женски втайне выделяла привлекательного, умного и немного загадочного русского. И последняя, казалось бы, встреча заканчивается сумасшедшей, для немецкого менталитета вовсе безумной любовью, любовью с горчинкой неизбежного расставания, ибо правил поведения советских людей за рубежом никто не отменял, а работа и карьера ждёт парня на родине.
Перестройка, леопардовый лоб генсека, лопочущего какие-то давно всем осточертевшие мантры, путч, развал страны, смена строя, тяготы экономики... Парнишка нашёл себя и в этой стихии, и вскоре уже начинает использовать своё естественное преимущество знания Германии и основывает там даже фирму на паях с немецким новоприобретённым другом.
И однажды дела - точнее, специально спланированные дела - заводят его в город, где он учился. ГДР тоже стала уже бывшею, старые преподаватели поменяли работу, вокруг тоже раздрай и в умах, и в жизни.
И он звонит - не может не позвонить - своей бывшей возлюбленной. Они встречаются, проводят три дня в её квартирке, и там он узнаёт о том, что симпатичная милая девчушка, дичащаяся незнакомого мужчину, к тому же русского, - его дочь.
Но жизнь есть жизнь: он женат, у него дела, у неё - тоже, да и планы на замужество... Жизнь, не роман.
И он уезжает, они переписываются какое-то время, но затем переписка обрывается с её стороны. Видимо, решает он, ни к чему это ей в её новой семье.
Проходит 15 лет. Многое изменилось. Дела нечасто заводили теперь в Германию парня - уже, впрочем, солидного мужчину, поучаствовавшего в политике, написавшего несколько книг, крепко стоящего на ногах. Партнёр его разбился на машине, не выдержав испытаний несчастной любви - с русскою же, по странному совпадению. Тот совместный бизнес кончился, а новый заводить было уже не с руки - у парня были теперь дела поважнее в России.
Но в этот свой визит он специально завернул в тот город, где учился и где жила его бывшая возлюбленная и его дочь. Телефон не отвечал, на звонок в её дверь не подходили. И уже совсем перед тем, как уехать окончательно, он снова завернул на знакомую улицу. И... встретил её!
Они просидели в местном ресторанчике до закрытия, а затем пошли к ней. Нет, ничего между ними на сей раз не было, она отчего-то не захотела, но утром загадочно улыбаясь, попросила подождать. И вскоре на пороге квартиры появилась молодая женщина в сопровождении красавца в военной форме. Это была его дочь с мужем.
Оба прежних любовника чувствовали себя не в своей тарелке, зато дочь со своим мужем вели беседу за четверых. Оказывается, она вспомнила того страшного дядьку из России, и мама про него пару раз упоминала. Правда, о том, что девушка - его дочь, так и осталось для неё тайной.
Но в разговоре вдруг промелькнуло слово "Афганистан". Оказалось, этот немец тоже успел побывать там в составе войск НАТО. И даже в тех же самых местах, где когда-то воевал наш парень - Мазар-и-Шариф, Саланг, Дажбаль-ус-Сирадж. "Его даже ранило там", добавила дочь, заявив, что запретила мужу соваться в ту страну. "Серьёзно ранило?" - почти автоматически спросил русский. Да, рёбра, лёгкое, едва не комиссовали, ответил немец. Покажи, вдруг потребовал русский. После паузы немец пожал плечами, задрал рубаху. Да, сказал русский про себя и тут услышал, как ахнула его прежняя возлюбленная. Они переглянулись. Оба вспомнили, как когда-то она гладила его шрам - на том же месте и даже почти такой же формы...
"Джабаль-ус-Сирадж", - чуть ли не с гордостью сказал немец.
"Джабаль-ус-Сирадж", - про себя произнёс русский...
Tags: Худлит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments