Русские среди славян

Иными словами, мы видим, что само Рюриково городище появились как столичный пункт неких скандинавских завоевателей, пришедших на эти земли около 840 года. Затем оно функционировало в качестве столицы в ходе серии войн и вторжений, охвативших Северо-запад Восточной Европы и продолжавшихся вплоть до 880 – 890-х годов. По закреплении власти завоеватели перестают нуждаться в укреплённом столичном пункте возле Ильменя и столицу свою куда-то переносят. Судя по тому, что в 880-х годах Киев начинает расцветать, а в 890-е годы некие русы, как говорит сразу несколько источников, вмешиваются в бушевавшую там тогда войну степных племён и даже Византии с Болгарией, -
- столица конунгства северных пришельцев перемещается именно в Киев.
Отзвуки какового события и дошли в виде легенд до первых авторов летописи, рассказавших о заявлении князя Олега Вещего, что отныне столица Руси здесь и расположится.
Collapse )

Русские среди славян

Итак, что у нас получается с Ладогой?
А то, что «рюриковцы» приходят… не в славянский город! А в скандинавский. В 840 году именно какие-то скандинавы захватывают Ладогу и остаются в ней жить в качестве доминирующей силы. И оставляют однозначно скандинавские археологические следы. То есть получается, что наднациональная до этого  фактория Ладога в результате завоевания становится скандинавским опорным пунктом Альдейгьюборг. А передовым боевым укреплением и по совместительству резиденцией конунга (ибо Ладога – не столица, она во всеобщем восприятии так и остаётся торгово-обслуживающей факторией) становится Рюриково городище на острове при истоке Волхова из Ильменя.
Collapse )

Русские среди славян



Глава 6. Кем были русы

Можно ли узнать с достоверностью, кем были русы? В конце концов, до сих пор мы исходили больше из логики, нежели из фактов, когда представляли их скандинавскими по происхождению торгово-пиратскими ватагами, промышлявшими вдоль восточноевропейских речных транзитов. То, что выгодоприобретатель от этих промыслов археологически оказывается в Скандинавии, - это объективно. Но всё же – не более чем логика. По такой же логике изначальные русы могли быть и арабами, коли те тоже были выгодоприобретателями – только на другом конце транзита…

Collapse )

Русские среди славян

Давайте посмотрим для пущего эффекта бессистемно, вразброс. И в пространстве, и во времени.
Гнёздово. Городище недалеко от нынешнего Смоленска. И, скорее всего, первоначальным Смоленском и было, ибо хотя в нынешнем городе и обнаружен культурный слой IX – X веков, но затем население отсюда явно пропадает – как раз тогда, когда Гнёздово переживает бурный расцвет.
Что представлял собою тогдашний город?
Collapse )

Русские среди славян



Глава 5. И натиск, и проникновение

Из всего вышесказанного очевидно: эксплуатация как местных богатств, так и местных рек, игравших роль дорог, были невозможны без взаимодействия прежде всего с местными элитами.

Ведь покорить население – этого для создания государства мало. Государство всегда является плодом согласия элит. И затем – результатом согласования этого плода согласия - с населением, с массами. Оно может быть сколько угодно кровавым, это согласование. Либо наоборот, мирно-договорным. Но оно так или иначе обязано быть. В ином случае государство либо крайне недолговечно, либо его вообще не возникает.

А ведь России, между прочим, 1150 лет, и она по древности суверенного существования находится на втором месте среди государств Европы. Раньше неё государствами – с не прерывавшейся государственной историей, что принципиально важно! - стали только Франция с 843 года, когда в соответствии с Верденским договором было образовано Западно-Франкское королевство. Англия свою историю независимого государства начала лишь в 943 году, Дания – в 960-х, Швеция – в 1000-х, Австрия – в 1156-м, Испания – с 1479-го, Португалия – с 1640-го. Остальных можно не рассматривать. Они как государства сложились практически на наших глазах – как Германия, Италия или Болгария в XIX веке, или, как Польша или Венгрия – в ходе пертурбаций после Первой мировой войны уже в XX веке.

Collapse )

Русские среди славян

И ведь что отсюда проистекает принципиально важное? То, что услуги местных аборигенов норманнским транзитникам носят такой характер, что не больно-то их отнимешь!
Конечно, воин-викинг – не чета любому гражданскому. Даже и десятку – не чета. А уж хирд норманнов на лодке в полном вооружении? Да это танковый батальон дивизии СС «Мёртвая голова»! Не очень-то его и призовёшь к общепринятым в здешних местах нормам поведения.
Да и кто будет этим заниматься? Славяне из лесной веси, составленной из десятка полуземлянок, где живёт один, много два рода? Тогда это будет танковый батальон СС против партизанского отряда деревни Балуевка. Только в отличие от наших партизан хотя бы с винтовками и одним пулемётом у тех против норманнов только косы и вилы. Да пара топоров, потому что на большее у веси той денег нет, и владелец топора там – богач...

Collapse )


Русские среди славян




Таким образом, что здравый смысл, что исторические и археологические свидетельства привели нас к простому, но для многих кабинетных историков нетривиальному выводу: везде по речным руслам транзитных путей на Восток – в подходящих для этого местах, конечно, - должна была возникать судостроительная и судоремонтная инфраструктура. Не мгновенно, но – неизбежно.

Откуда сама собою рождается практическая вещь номер два: на этой транспортной структуре должна была постепенно нарастать обслуживающая инфраструктура.

Collapse )

Русские среди славян

Глава 4. Необходимость русов как класса

Итак, русы – это не этнос. Это место в системе разделения труда. Это ниша в экономике. И значит, любым пришельцам надо было либо вписываться в эту систему – либо… либо разделить судьбу Наполеона. И иже с ним, до него и после него.
Но у процесса вписывания в систему была одна важная особенность: наличие местного населения. Сегодня, в демократические наши времена, мы бы сказали – с владельцем местных ресурсов. Однако и сегодня эта фраза – не более как дежурная идеологическая мантра, прикрывающая тот факт, что население является собственником ресурсов лишь номинально, по Конституции. Да и то не по всякой. А тогда и вовсе всем было понятно: владелец ты только того, что можешь эффективно эксплуатировать и не менее эффективно защищать. От таких как тот же пресловутый Торольв, с бессмертной фразой из саги о нём:

Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра.

Однако верно и другое: сопротивление местного населения против совсем уж откровенного беспредела тоже наличествовало. Практически всегда. И даже при полной несоразмерности сил ничто не мешает твоим уже бывшим под-данным в ответ на беспередел сняться с прежнего места и удалиться куда поглубже в эти бесконечные леса. А дальше ищи их там!
Только теперь они тоже умные-опытные, знают, чего от тебя ждать и пылают гневом и жаждой мщения. И ты можешь запросто превратиться в ёжика помимо собственного желания. Только вместо иголок в спине у тебя стрелы будут торчать.
Collapse )

Русские среди славян

Таким образом, принципиальная экономическая схема выглядела так: добываешь в Финнмарке и Гардах – то есть прямо по пути своего транзитного следования! – меха, отвозишь на Восток, получаешь серебро, возвращаешься назад строить бю и кораблик.
Правда, сразу же возникает проблема. И состоит она в том, что меха уже – чьи-то. Даже когда ещё на деревьях сидят. Лес-то ведь только кажется пустым. На самом деле тут уже всё поделено меж людьми и родами. Конечно, разок поохотиться можно. Даже если и увидит какой местный Чингачгук, но на ватагу из пары десятков хорошо вооружённых людей с критикой не набросится. А вот если добычу шкурок вывести на постоянный уровень, то рано или поздно критика может оказаться коллективной. А даже один костяной наконечник стрелы, обмазанный какой-нибудь отравляющей гадостью, - уже довольно большая неприятность.
Collapse )

Русские среди славян

Итак, в дальнейшем мы этих самых воинов-купцов-перевозчиков, что русят по руслам восточноевропейских рек, так и будем называть русингами – для простоты понимания. Как викинг у нас – «человек залива», а эти будут «людьми рек».
Collapse )

Русские среди славян

Примечание в примечании: Как понимать термин варяги

Начнём с того, что, в отличие от русских летописей, зарубежные синхронные источники русь к варягам не приравнивают. И более того – последних поначалу даже не знают.

Вот самый авторитетный автор середины X столетия, византийский император Константин Багрянородный пишет большой политический трактат под названием «De administrando imperio» («Об управлении империей») своему сыну. В этом принципиально важном труде, наполненном описаниями соседних с Империей народов и советами, как с ними обращаться, император о варягах говорит… ничего он о них не говорит!

При этом он знает, что русы - существуют: он лично принимает русскую княгиню Ольгу, ему известно о существовании русского «архонта» Ингора, его сына Сфендослава и проч. Он знает, что у него русы воюют за Крит. И вообще их довольно много в империи. Потому русы и взаимоотношения с ними и находят отражение на страницах обращённого к сыну трактата. Наконец, он подписывал мирный договор с ними! То есть признавал их в качестве договороспособных партнёров империи, признавал их государственные полномочия.

А вот кто такие варяги, император не знает! А если и знает, то в своём труде не упоминает. Это значит, в переводе с политического языка на человеческий, что русы для него существуют в качестве политической субъектности. А варягов перед его государственным взором просто нет!

Collapse )

Русские среди славян

Глава 3. Неизбежность русов как явления

Итак, с путями, по которым серебро Востока в огромных количествах попадало в Скандинавию, мы разобрались. Более или менее понятны выгодоприобретатели в этом процессе – в основном, скандинавы, и исполнители –посредники и перевозчики – скандинавы же. Оно и логично: не гендиректоры фирм нанимали дальнобойщиков с фурами, чтобы те отвезил одно и привезли другое. Нет – захотел подняться, подумал, как добыть деньжат. А там и определился: к фелаге какой присоединился или, если авторитет и богатство позволяют, сам сколотил банду-команду. И дальше решил – в викинги ли податься, попиратстсвовать, монастыри и селения европейские позахватывать. Или же – в русинги: пройтись по Восточному пути до стран неведомых, богатых, расторговаться там, набить мошну серебром звонким, горячим. А там и домой вернуться зажиточным, уважаемым человеком!
Кстати, давайте сразу объяснимся по понятию «русинги».

Примечание про русингов

Collapse )

Русские среди славян

Примечательно при этом, однако, вот ещё какое обстоятельство.
При всём том, что скандинавов, вполне вовлечённых в окружающую среду восточноевропейского транзитного пространства, мы видим с конца VIII века, настоящие богатые захоронения скандинавского типа появляются здесь только через несколько десятилетий - в IX веке, даже в его второй половине. А основне богатые погребения – так и в десятом.
И вывод из этого обстоятельств остаётся сделать только один: кем бы ни были начальные, «местные» скандинавы, но они себе особых богатств не снискали, и на Ниццу и Лазурный Берег не заработали. Самодеятельность. А вот на волне, поднятой «Рюриком», сюда прибыли уже представители феодальной элиты. Конунги, хёвдинги и прочие члены структурированного общества. Словно слухи о восточных богатствах однажды перевалили за некий рубеж принятия решения. И если раньше по Аустрвегу ходили себе северные транзитники, знающие и специализированные именно на этом промысле, то теперь сюда прибыли другие. Только не для перевозки груза. А – контролировать таковую.
Collapse )

Русские среди славян

Далее. Следующий клад – в те же годы – выпадает в другом ключевом пункте восточного транзита:

Сарское городище (Деболы), 820-ые. 7 целых монет и 51 обломок. /549/

Сарское. И тоже задолго до Рюрика.
Далее - Угодичи, Ростовский район Ярославской области. Дата младшей монеты: 813 г. Угодичи – это недалеко от Сарского, примерно в 16 км. Напротив Ростова, на другом берегу озера Неро. Очевидно, кто-то метнулся - от греха – по пути к Саровскому или обратно на тот берег и захоронил там денежки. Но не вернулся за ними.
Collapse )

Русские среди славян

Глава 2. Бенефициары русского транзита

Но тут есть одно «но». Дело в том, что выявленное археологически количество серебра на Ладоге, в Поволховье, вообще на северо-востоке будущей Руси несопоставимо с тем, что с Востока угодило прямо в Скандинавию. Прежде всего – на Готланд. По подсчётам замечательного знатока этой темы Г.С.Лебедева, -

- суммарное количество кладов эпохи викингов в Скандинавских странах (известное сейчас) приближается к 1000 находок; примерно половина из них приходится на долю о. Готланд, вдвое меньше – на остальной территории Швеции… /244/

Collapse )

Русские среди славян

И тут у нас и начинается настоящий разговор об экономическом смысле Руси.
Повторюсь: мы сейчас рассматриваем времена не вообще, а те, в которые через будущую Русь начали ходить за восточным серебром скандинавские фелаги, о которых была речь в предыдущей работе.
Напомню об основных, так сказать, экономических масивах, которыми характеризовались эхто время и эта местность.
Collapse )

Русские среди славян

Итак, цель – заработок.
Но вот тут и начинаются проблемы.
Вернёмся к тому к тому намёку, что был следан давеча: мол, «не только так».
С полезными ископаемымми мы уже разобрались. А натуральное хозяйство – что это такое в тех условиях?
Возьмём опору тогдашнего экономического устройства – крестьянское родовое хозяйство. Вот как оно выглядело, скажем, - чтобы не удаляться от места действия нашей истории – у словен новгородских.
Новгорода, правда, нет ещё и нескоро будет, - но словене есть, пришли на северо-западный кусок будущей Руси в VIII примерно веке. Эти замечательные люди в то время занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Луги. Основным типом поселений были селища, что стояли вдоль берегов рек и озёр, при впадении ручьев и оврагов, близ мест, удобных для занятий подсечным земледелием.
Collapse )

Русские среди славян

И вот здесь мы от описания условий географических переходим прямо к экономике.
Вот какая картина окружающей нашего приречного лесовика действительности представала перед его мысленным взором, выберись он однажды из своей глухомани лесной.
На юге от лесов – лесостепи. Там живут люди, с одной стороны, лесного была и обычая, с другой же – знающие степь и знающие, как с нею сосуществовать. Чаще всего они платят дань степным народам, но не очень обильную, ибо те по-настоящему покорить их не могут. Не совмещаются они по жизненным установкам, не сживаются. А потому здесь чаще всего встречается некий насильственный симбиоз, как в своё время был с киммерийцами, потом со скифами, потом с сарматами, а в рассматриваемое нами время – как у северян с савирами. То есть земледельцы живут на хороших, плодородных землях своим свычаем-обычаем-экономическим укладом, а степняки-всадники – своим. Первые платят вторым некую толику от добытого трудом своим, вторые защищают первых от посторонних опасностей. Особенно от тех, кто хотел бы сменить их в роли сборщика дани.
Collapse )