Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Русские среди славян

Глава 4. Необходимость русов как класса

Итак, русы – это не этнос. Это место в системе разделения труда. Это ниша в экономике. И значит, любым пришельцам надо было либо вписываться в эту систему – либо… либо разделить судьбу Наполеона. И иже с ним, до него и после него.
Но у процесса вписывания в систему была одна важная особенность: наличие местного населения. Сегодня, в демократические наши времена, мы бы сказали – с владельцем местных ресурсов. Однако и сегодня эта фраза – не более как дежурная идеологическая мантра, прикрывающая тот факт, что население является собственником ресурсов лишь номинально, по Конституции. Да и то не по всякой. А тогда и вовсе всем было понятно: владелец ты только того, что можешь эффективно эксплуатировать и не менее эффективно защищать. От таких как тот же пресловутый Торольв, с бессмертной фразой из саги о нём:

Всего они убили около ста человек и взяли уйму добра.

Однако верно и другое: сопротивление местного населения против совсем уж откровенного беспредела тоже наличествовало. Практически всегда. И даже при полной несоразмерности сил ничто не мешает твоим уже бывшим под-данным в ответ на беспередел сняться с прежнего места и удалиться куда поглубже в эти бесконечные леса. А дальше ищи их там!
Только теперь они тоже умные-опытные, знают, чего от тебя ждать и пылают гневом и жаждой мщения. И ты можешь запросто превратиться в ёжика помимо собственного желания. Только вместо иголок в спине у тебя стрелы будут торчать.
Collapse )

Русские среди славян

Таким образом, принципиальная экономическая схема выглядела так: добываешь в Финнмарке и Гардах – то есть прямо по пути своего транзитного следования! – меха, отвозишь на Восток, получаешь серебро, возвращаешься назад строить бю и кораблик.
Правда, сразу же возникает проблема. И состоит она в том, что меха уже – чьи-то. Даже когда ещё на деревьях сидят. Лес-то ведь только кажется пустым. На самом деле тут уже всё поделено меж людьми и родами. Конечно, разок поохотиться можно. Даже если и увидит какой местный Чингачгук, но на ватагу из пары десятков хорошо вооружённых людей с критикой не набросится. А вот если добычу шкурок вывести на постоянный уровень, то рано или поздно критика может оказаться коллективной. А даже один костяной наконечник стрелы, обмазанный какой-нибудь отравляющей гадостью, - уже довольно большая неприятность.
Collapse )

Русские среди славян

Итак, в дальнейшем мы этих самых воинов-купцов-перевозчиков, что русят по руслам восточноевропейских рек, так и будем называть русингами – для простоты понимания. Как викинг у нас – «человек залива», а эти будут «людьми рек».
Collapse )

Русские среди славян

Глава 3. Неизбежность русов как явления

Итак, с путями, по которым серебро Востока в огромных количествах попадало в Скандинавию, мы разобрались. Более или менее понятны выгодоприобретатели в этом процессе – в основном, скандинавы, и исполнители –посредники и перевозчики – скандинавы же. Оно и логично: не гендиректоры фирм нанимали дальнобойщиков с фурами, чтобы те отвезил одно и привезли другое. Нет – захотел подняться, подумал, как добыть деньжат. А там и определился: к фелаге какой присоединился или, если авторитет и богатство позволяют, сам сколотил банду-команду. И дальше решил – в викинги ли податься, попиратстсвовать, монастыри и селения европейские позахватывать. Или же – в русинги: пройтись по Восточному пути до стран неведомых, богатых, расторговаться там, набить мошну серебром звонким, горячим. А там и домой вернуться зажиточным, уважаемым человеком!
Кстати, давайте сразу объяснимся по понятию «русинги».

Примечание про русингов

Collapse )

Русские среди славян

Примечательно при этом, однако, вот ещё какое обстоятельство.
При всём том, что скандинавов, вполне вовлечённых в окружающую среду восточноевропейского транзитного пространства, мы видим с конца VIII века, настоящие богатые захоронения скандинавского типа появляются здесь только через несколько десятилетий - в IX веке, даже в его второй половине. А основне богатые погребения – так и в десятом.
И вывод из этого обстоятельств остаётся сделать только один: кем бы ни были начальные, «местные» скандинавы, но они себе особых богатств не снискали, и на Ниццу и Лазурный Берег не заработали. Самодеятельность. А вот на волне, поднятой «Рюриком», сюда прибыли уже представители феодальной элиты. Конунги, хёвдинги и прочие члены структурированного общества. Словно слухи о восточных богатствах однажды перевалили за некий рубеж принятия решения. И если раньше по Аустрвегу ходили себе северные транзитники, знающие и специализированные именно на этом промысле, то теперь сюда прибыли другие. Только не для перевозки груза. А – контролировать таковую.
Collapse )

Русские среди славян

Далее. Следующий клад – в те же годы – выпадает в другом ключевом пункте восточного транзита:

Сарское городище (Деболы), 820-ые. 7 целых монет и 51 обломок. /549/

Сарское. И тоже задолго до Рюрика.
Далее - Угодичи, Ростовский район Ярославской области. Дата младшей монеты: 813 г. Угодичи – это недалеко от Сарского, примерно в 16 км. Напротив Ростова, на другом берегу озера Неро. Очевидно, кто-то метнулся - от греха – по пути к Саровскому или обратно на тот берег и захоронил там денежки. Но не вернулся за ними.
Collapse )

Русские среди славян

Глава 2. Бенефициары русского транзита

Но тут есть одно «но». Дело в том, что выявленное археологически количество серебра на Ладоге, в Поволховье, вообще на северо-востоке будущей Руси несопоставимо с тем, что с Востока угодило прямо в Скандинавию. Прежде всего – на Готланд. По подсчётам замечательного знатока этой темы Г.С.Лебедева, -

- суммарное количество кладов эпохи викингов в Скандинавских странах (известное сейчас) приближается к 1000 находок; примерно половина из них приходится на долю о. Готланд, вдвое меньше – на остальной территории Швеции… /244/

Collapse )

Русские среди славян

И тут у нас и начинается настоящий разговор об экономическом смысле Руси.
Повторюсь: мы сейчас рассматриваем времена не вообще, а те, в которые через будущую Русь начали ходить за восточным серебром скандинавские фелаги, о которых была речь в предыдущей работе.
Напомню об основных, так сказать, экономических масивах, которыми характеризовались эхто время и эта местность.
Collapse )

Русские среди славян

Итак, цель – заработок.
Но вот тут и начинаются проблемы.
Вернёмся к тому к тому намёку, что был следан давеча: мол, «не только так».
С полезными ископаемымми мы уже разобрались. А натуральное хозяйство – что это такое в тех условиях?
Возьмём опору тогдашнего экономического устройства – крестьянское родовое хозяйство. Вот как оно выглядело, скажем, - чтобы не удаляться от места действия нашей истории – у словен новгородских.
Новгорода, правда, нет ещё и нескоро будет, - но словене есть, пришли на северо-западный кусок будущей Руси в VIII примерно веке. Эти замечательные люди в то время занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Луги. Основным типом поселений были селища, что стояли вдоль берегов рек и озёр, при впадении ручьев и оврагов, близ мест, удобных для занятий подсечным земледелием.
Collapse )

Русские среди славян

И вот здесь мы от описания условий географических переходим прямо к экономике.
Вот какая картина окружающей нашего приречного лесовика действительности представала перед его мысленным взором, выберись он однажды из своей глухомани лесной.
На юге от лесов – лесостепи. Там живут люди, с одной стороны, лесного была и обычая, с другой же – знающие степь и знающие, как с нею сосуществовать. Чаще всего они платят дань степным народам, но не очень обильную, ибо те по-настоящему покорить их не могут. Не совмещаются они по жизненным установкам, не сживаются. А потому здесь чаще всего встречается некий насильственный симбиоз, как в своё время был с киммерийцами, потом со скифами, потом с сарматами, а в рассматриваемое нами время – как у северян с савирами. То есть земледельцы живут на хороших, плодородных землях своим свычаем-обычаем-экономическим укладом, а степняки-всадники – своим. Первые платят вторым некую толику от добытого трудом своим, вторые защищают первых от посторонних опасностей. Особенно от тех, кто хотел бы сменить их в роли сборщика дани.
Collapse )