Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Русские среди славян

Глава 1. Экономический смысл государства на Русской равнине

1.1. География как препятствие


Речка Лиса, на берегу которой лежит деревня Колетино, впадает в реку Ермишь. Та – в реку Мокша. Мокша – в Оку, Ока, соответственно, в Волгу.
А Волга характерна, как известно, тем, что впадает в Каспийское море. В те времена, которые мы сейчас рассматриваем, - времена перед зарождением русского государства – эта очевидность означала следующую важную вещь.
Но сперва необходимо пометить себе ещё одну столь же очевидную, но и столь же важную истину.
На Русской равнине в те древние времена, о которых мы ведём речь, росли леса. Но только что это были за леса? Не нынешние, ох, далеко не нынешние! Сплошные леса. Дремучие. Жуткие. Совершенно непролазные. С тайгой сибирской можно сравнить.
И что это значит? Очень простую вещь – через такой лес нельзя было вести никакую коммуникацию. Даже пешую. Попробуйте, пройдитесь по вековечному лесу пару километров! Взмокнете, проклиная эту прозрачную призрачную зелень, расчерченную вертикалями мощных стволов, горизонталями ветвей, диагоналями лежащих на ветвях товарищей умерших деревьев. И как много вы сможете пронести с собою через этот даже не лес, а мир, словно специально вцепляющийся в одежду корявыми пальцами сучков, кидающий под ноги варикозные шишки корней, норовящий розгами ветвей пройтись по телу и проверить глаза на текучесть?
Про опасность заблудиться в этом бесконечном зелёном мире я уж молчу.
А ежели надо пройти не пару, а пару сотен километров? И при этом у вас не корзинка для грибов, а настоящий вес путешественника – оружие, вода, пища, мешок с необходимым грузом? А протащите-ка телегу с товаром!
И – пометим на полях – представьте себе стоимость того товара, который имело бы смысл перемещать через такие препятствия (прореки и болота тоже не забываем!) хотя бы на сотню вёрст. И после этого – того платёжеспособного покупателя, кой сидит за тем лесом и ждёт того товара. Вот что и кому имеет смысл доставлять, если приплюсовать расходы на подобную логистику? Да весь годовой урожай любого славянского селища столько не стоит! Даже если представить, что этот товар нужен кому-то в таком же селище в ста вёрстах от первого…
Словом, во времена, о которых сейчас идёт речь, покрытые лесом пространства представляли собою настолько серьёзное препятствие, что быстро разделяли ещё недавно единые этносы.
Вот, скажем, археологически днепровско-бужско-припятские славяне представляют одну культуру – лука-райковецкую. То есть материально это – одна общность. Ну, раз обмен товарами и технологиями осуществлялся. Но это археологически. А исторически тут по меньшей мере три племени известно – волынян, древлян и дреговичей.
Почему лука-райковецкая общность состояла из отдельных племён? Или даже вовсе распалась на них?
А просто всё. Как конкретно и когда расселялись славяне по этим местам мы твёрдо не знаем. То ли оседали какие-то общины в этих местах, когда носители посткиевских культур перемещались с среднего Днепра на средний Дунай после гуннских погромов и резкого охлаждения и увлажнения климата (о том в книге "Русские – не славяне?"). То ли, наоборот, дунайские славяне начали переселяться в более жизнесберегающие места, нежели средний Дунай VII – VIII веков, под давлением не то авар, не то франков, не то и тех, и других. Первая достоверно славянская пражско-корчакская культура изначально занимала весь этот регион, а лука-райковецкая стала её неразрывным продолжением.
Но это как раз и неважно. Важно, что как бы и когда бы именно ни расселялись здесь славяне, расселялись они вдоль рек – Западного Буга, Припяти, Стыри, Уборти, Горыни, Лани, Птичи… И представляли ли эти люди изначально единую общность или же набор разных общин, объединённых только единым технологическим укладом, тоже неважно. Ибо в любом случае стояли между реками, по коим они расселялись, леса. Те самые, густые и непролазные. Ведь нет дорог через леса - а по рекам на лодках можно обеспечить товарно-технологический обмен, но не массовые контакты не обеспечишь. И так общая материально-технологическая культура у людей долго ещё сохранялась – а вот этнически они всё дальше друг от друга уходили…
Но разве они не могли строить дороги через эти леса?
Теоретически – могли. А вот экономически… Экономически это должно быть с очевидностью выгодно, дабы люди захотели этим заниматься. В России вон вплоть до начала XXI века экономическая польза от дорог настолько не очевидна была, что бедные дороги вместе с дураками в одну поговорку вошли…
А тогда, во времена даже не былинные, а сильно-сильно раньше?
А в те славные времена хозяйство на наших землях было натуральное. И тут мы вновь возвращаемся к уже обозначенным вопросам. Что возить по дорогам? Мешок овса в город? Так мало того что даже тысяча мешков овса того не стоили – тут медный грошик за богатство считается, - но где его взять, лишний овёс-то, чтобы возить в товарных количествах? Климат далеко не итальянский, почва тоже не чернозём. Сам-два урожай если вырастил – уже экономический успех. Половину съел, половину опять засеял. Потому и хозяйство – натуральное: сам сделал-вырастил – сам съел-потребил.
А значит, нет и товарной массы для перевоза. Каковая, например, в наше время заставляет правительство десятки миллиардов рублей закапывать в Центральную кольцевую автодорогу вокруг Москвы, потому что замедление поставок товара из-за пробок куда дороже обходится. А тут, повторим вопрос, что возить по дорогам из продуктов натурального хозяйства? Дабы хоть отбить стоимость их даже не строительства – Бог с ним, и так две колеи колёсами телег накатали бы, - а хотя бы поддержания? Потому как портятся дороги. Через 3 - 5 лет снова лесом зарастают. Сначала кустарником, а затем и деревьями.
Поэтому когда описывают, будто кто-то в былинные времена ехал по лесной дороге, - не верьте. Где там Илья Муромец повстречал Соловья-Разбойника – неведомо, хотя патриоты Брянщины и указывают на такие места у себя в области, - но из Мурома в Киев он посуху добраться никак не мог. Даже при князе Владимире, что Красно Солнышко, когда сын его Ярослав мятеж поднял, -

- рече Володимиръ: «Теребите путь и мосты мостите» — хотяше бо ити на Ярослава, на сына своего…

Вот оно, аж на три века позднее описываемой эпохи, повседневное состояние тех самых дорог – в уже достаточно могучем для своего времени едином государстве, которое строило города, могучие оборонительные валы, укрепления! Повседневное состояние дорог даже меж двух главных городских центров страны было таковым, что команда "теребить" их, то есть расчищать, поступала с уровня главы государства! И то во времена общегосударственных кризисов.
Так что в реальности сухопутные пути здесь и тогда представляли собою максимум несколько натоптанных-наезженных колей вокруг больших населённых пунктов и городов. Пути от деревенек-весей, жмущихся к центру округи и его, по сути, кормящих. Этакие локальные паутинки из нитей тележных следов.
А "федеральных" дорог нет.

Русские среди славян

Глава 7. Русь как процесс

Прежде чем идти дальше, подытожим абрисно, каким мы увидели процесс эволюции русов из первоначальных скандинавских тринзитных путешественников.
А он, если именно абрисно, таков: вольные военно-торговые команды, фелаги, банды русят по рекам на богатый восток, продавая там за серебро шкурки, оружие и рабов à где-то в ключевых пунктах останавливаются по делам, для ремонта, отдыха или торговли и неизбежно вступают в экономический, не чисто грабительский, контакт с местными аборигенами à возникает фактория, затем совместное открытое торгово-ремесленное поселение à при совместном поселении возникает совместное население à во втором-третьем поколении у этого населения уже новое, своё собственное самосознание, уже не «транзитёрское» и гостевое, но и не аборигенное, ибо возникает вне аборигенных менталитетов и вне аборигенных экономических практик à это самосознание, однако, по определению местное, уже не норманнское à население с таким самосознанием постепенно, но неизбежно осознаёт себя русами и постепенно ментально отделяет себя как от норманнов, так и от аборигенов.
Collapse )

Русские среди славян

И тут у нас и начинается настоящий разговор об экономическом смысле Руси.
Повторюсь: мы сейчас рассматриваем времена не вообще, а те, в которые через будущую Русь начали ходить за восточным серебром скандинавские фелаги, о которых была речь в предыдущей работе.
Напомню об основных, так сказать, экономических масивах, которыми характеризовались эхто время и эта местность.
Collapse )

Русские среди славян

И вот оттуда к рекам тянется не только жизнь. Но часто и смерть…
И вот здесь мы от описания условий географических переходим прямо к экономике.
Вот какая картина окружающей нашего приречного лесовика действительности представала перед его мысленным взором, выберись он однажды из своей глухомани лесной.
На юге от лесов – степи. В них живут разные народы. По большей части они или подчинены Хазарскому каганату или связаны с ним в той или иной мере.
Повторюсь: мы сейчас рассматриваем времена не вообще, а те, в которые через будущую Русь начали ходить за восточным серебром скандинавские фелаги, о которых была речь в предыдущей работе.
Напомню об основных, так сказать, экономических масивах, которыми характеризовались эхто время и эта местность.
Одна базовая платформа экономики – полезные ископаемые – можно сказать, отсутствовала напрочь. Как, собственно, и отсутствуют практически и сегодня, если взглянуть на карту ресурсов европейской части Большой России, включая Уераину, Белоруссию и Прибалтику, то есть земли изначальной Руси.
Кое-что из ценного – нефть, например, тогда ценностью не являлась, а потому не присутсвовала ув экономике ни в качестве товара, ни в качестве добычи. К тому же на начальной территории будущей Руси и месторождений её не было.
Кое-что, наоборот, являлось большой ценностью, как железо. Сколько-то есть в междуречье верхних Оки и Дона, под Воронежем и Курском, но его ещё надо было добыть. Без экскаватора. Из местного сырья – только болотные руды, из которых надо было ещё очень и очень постараться изготовить при тогдашних технологиях качественное железо…
О драгоценных металлах можно и не говорить. Ближайшее золото – на Урале, но про него ещё на Руси не знают. Ближайшее серебро – в Иране.
То есть чтобы это всё появилось на территории Руси (как, кстати, и Скандинавии), надо было отнять, украсть или купить. Про Скандинавию не говорим – там хоть железа на обмен было навалом, - но Русь позднее была известна, как одна из богатейших стран того мира, а о полных закромах сокровищ у киевских князей ходили восторженные легенды. Значит, каким-то образом эти богатства появились. И награблено было явно далеко не всё: судя по летописям, баланс побед и поражений в войнах с соседями был примерно равным…

Русские среди славян

10. Всё куплю, всё продам…

Товарищи заходят за товаром.
За чем же ещё?
На самом деле, все эти викинги, как практически полная аналогия пиратам, поднялись не на знаменитых своих нападениях на монастыри и города. К этому они пришли позже – точно так же и пираты Моргана лишь после некоторой эволюции стали собираться в армии и захватывать города в Испанской Америке.
Collapse )

Процветание Дальнего Востока неизбежно. Но...

Процветание Дальнего Востока неизбежно.
Но для этого в него надо вложить ум и деньги

Дальний Восток может стать таким же, как "тигры" Восточной Азии. Более того: его процветание неизбежно – при условии, что Россия хорошо в него вложится. Причём не только деньгами, но прежде всего умной, глубоко продуманной программой инвестиционного развития. Collapse )